Сорок сроков

Дело ЮКОСа стало самым массовым процессом в истории современной России
Крупнейшее в России и Европе речное пароходство «Волготанкер» создал нарком водного транспорта СССР Николай Ежов в 1938 году. Спустя 70 лет компания была объявлена банкротом, и уже больше года идет распродажа ее имущества. «Волготанкер» выжил при переходе от социализма к капитализму, выдержал приватизацию и смену собственников. Большой чистки 2000-х – дела ЮКОСа – «Волготанкер» не перенес и умер. Ходорковский владел «Волготанкером» всего несколько лет и продал его менеджерам компании в 2000 году. Но прошлых связей с ЮКОСом оказалось достаточно для того, чтобы новых владельцев осудили по налоговым статьям, а пароходство похоронили вместе с империей опального олигарха.
То, что дело «Волготанкера» из рода юкосовских, признал судья округа Вестминстер Николас Эванс. Он назвал его политическим и отказал России в экстрадиции бывшего топ-менеджера пароходства Андрея Азарова. Дело ЮКОСа стало самым массовым по числу фигурантов за всю историю уголовных преступлений современной России. Даже по делу о мятеже в Нальчике судят меньше народу, чем по различным делам, связанным с компанией Михаила Ходорковского. Дело ЮКОСа – это целая сеть уголовных дел, в которую попали десятки людей, от менеджеров и юристов компании до мэров городов, налоговиков, адвокатов и даже водителей. И «Волготанкер» – лишь одна, хотя и очень большая щепка, которая отлетела, когда рубили ЮКОС. Количество осужденных и обвиняемых по 20 уголовным делам, прямо или косвенно связанным с делом ЮКОСа, превысило 70 человек. 25 из них получили различные сроки и находятся сейчас в местах заключения, более 30 – в бегах. Девять получили условные сроки – в основном в обмен на сотрудничество со следствием. В отношении пяти человек дела еще продолжаются, и приговоры могут быть вынесены в этом году. И это еще не конец.

Фигуранты юкосовских дел делятся на несколько групп: менеджеры, юристы, чиновники и рядовые исполнители – «пешки». Есть дела, которыми прокуратура пользуется по принципу преюдиции. Этот принцип предполагает, что все суды будут принимать без проверки и доказательств факты, установленные уже вступившим в законную силу судебным решением или приговором. Действует это так: сначала по отдельным эпизодам второстепенным фигурантам суд дает реальные сроки, а потом эти же обвинения выдвигаются Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву. Так было на первом процессе, так происходит и сейчас. В 2003 году на Василии Шахновском обкатали обвинение в неуплате подоходного налога, а на Андрее Крайнове – дело о покупке 20% акций предприятия «Апатит». Потом по этим обвинениям осудили хозяев ЮКОСа.
Для второго обвинения против Ходорковского и Лебедева ключевое дело – процесс трейдерских фирм «Фаргойл» и «Ратибор», которые, по версии следствия, закупали нефть по заниженной цене и, перепродав ее, вывели в офшоры более $13 млрд. Топ-менеджер ЮКОСа Владимир Переверзин уже получил 11 лет тюрьмы, а гендиректор «Ратибора» Владимир Малаховский – 12. Третий обвиняемый – гендиректор «Фаргойла» испанец Антонио Вальдес-Гарсиа сумел бежать. С ним вообще приключилась одна из самых захватывающих историй в деле ЮКОСа.

Из всех категорий юкосовцев не пытались бежать только чиновники. Всего в делах, связанных с ЮКОСом, фигурируют пять должностных лиц. Первым осудили экс-главу РФФИ Владимира Малина. В 2005 году ему дали четыре года условно за заниженную оценку стоимости 20% акций «Апатита». Остальные дела связаны с закрытыми административно-территориальными образованиями – ЗАТО. Регистрация в ЗАТО полностью освобождала предприятия от уплаты большинства налогов, в том числе от земельного налога, платежей за пользование природными ресурсами, платы за воду, лицензионных сборов. Следствие утверждало, что ЮКОС никакой деятельности в ЗАТО не вел, а льготами пользовался. В 2006 году был осужден на пять лет колонии мэр ЗАТО г. Лесной Александр Иванников, а в 2008-м четыре года получил бывший руководитель налоговой инспекции Лесного Сергей Карфидов. За незаконные налоговые льготы для нефтяников дали условный срок мэру другого ЗАТО – г. Трехгорного Николаю Лубенцу, а в этом году должны вынести приговор экс-налоговику Михаилу Михайлову. Относительно мягкие приговоры бюрократам источник, близкий к бывшим руководителям ЮКОСа, объясняет тем, что «чиновники всегда получают меньше, так как они классово близки обвинителям». К чиновникам источник Newsweek причисляет и Василия Шахновского, который до работы в ЮКОСе работал управделами московской мэрии, – «поэтому он, как и Малин, отделался условным сроком».
Рекордсменами по длительным срокам заключения пока остаются Алексей Пичугин и Леонид Невзлин. Они приговорены к пожизненному заключению, только Пичугин сидит по-настоящему, а Невзлин в бегах. Их статьи – убийство и организация убийства – выбиваются из общего вала экономических статей остальных юкосовцев. За «экономику» пока больше всех получили недавно осужденные фигуранты дела Трушин–Курцин. Их обвинили в хищении и отмывании более 400 млн рублей через подставные благотворительные организации. Бывший первый вице-президент «ЮКОС-Москва» Михаил Трушин в розыске, а замуправделами «ЮКОС-Москва» Алексей Курцин сел на 15 лет, причем суд дал ему больше, чем просила прокуратура.
Среди осужденных – чемпион России по мотокроссу Сергей Балдыков и водитель Дмитрий Шленский. Шленский получил 11 лет фактически за то, что по указанию начальства возил из города в город людей с чемоданами денег. В апреле 2006 года адвокат Лев Соловьев смог разжалобить Мосгорсуд. Он рассказал, как в 2001 году омоновцы по ошибке приняли Шленского за бандита и расстреляли его машину. Шленский еле-еле выкарабкался с того света и остался инвалидом. Судья посочувствовал и снизил срок с одиннадцати до пяти лет.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: