Следствие ведут свояки

УБОПы, еще лет 5–10 назад самые грозные и агрессивные подразделения российской милиции, в последнее время в основном работали не по профилю. Организованной преступности, как ее понимали в 90-х, не осталось, и убоповцев переключили на экстремизм. «Раньше выбивали братков с АвтоВАЗа, а теперь “воюем” с прыщавыми нацболами, ведем по ним “наружку”, телефоны слушаем», – еще год назад жаловался один из самарских убоповцев. Но к новостям из Кремля, видимо, оказались не готовы ни в министерском департаменте, ни в УБОПах на местах. «Только нам [из Москвы] прислали запросы, затребовали материалы к совещанию. Утром звоню, говорят – присылайте, ждем, – делился в прошлую среду сотрудник пензенского УБОПа. – Звоним после обеда – бац! – все, говорят, нас расформировывают».
Во вторник был обнародован свежий указ Дмитрия Медведева. Смысл его таков: ликвидировать как таковой департамент МВД по борьбе с оргпреступностью и терроризмом (ДБОПиТ) и его структуры в регионах. Теперь УБОПы будут исключительно бороться с экстремизмом и охранять свидетелей. В МВД объясняют, что УБОПы и угрозыск дублировали друг друга по бандитизму, вымогательствам и т. д.
Другой же источник в МВД уверяет, что ликвидация УБОПов – что-то вроде предпродажной подготовки, и понадобилась она Медведеву для того, чтобы, когда дойдет до полномасштабной реформы МВД, внутри системы не было неразберихи.
Об этой реформе всей милиции уже говорят в Кремле, но до нее еще жить и жить. Если она и будет, то станет лишь третьим этапом реформы всей правоохранительной системы, которую задумал президент Медведев. Сначала будет создан орган единого следствия. Затем, возможно, Генпрокуратуру объединят с Минюстом. И только потом примутся делить милицию на местную и федеральную. Предположить, как будут работать правоохранительные органы, если реформа осуществится, сегодня сложно. Но в любом случае так Медведев демонстрирует настойчивость в продвижении единственной своей громкой политической инициативы – борьбы с коррупцией – и получает шанс укрепить лояльными кадрами корпус силовиков.

ЕДИНОЕ СЛЕДСТВИЕ

В одном наблюдатели сегодня сходятся: дан ход старой идее объединить следственные подразделения силовых структур в единый орган и создать что-то наподобие американского ФБР. В 2001 г. с этой идеей уже приходил к Владимиру Путину Дмитрий Козак, и тот даже ее одобрил, но потом ее замотали. Теперь же подготовка к слиянию идет полным ходом. Источник в МВД рассказывает, что уже написаны необходимые законодательные акты, а в самом МВД до конца сентября пройдет предварительный этап: будут реорганизованы несколько управлений Следственного комитета МВД, и на их основе возникнет Главное следственное управление.
Это управление и станет ядром для формирования единого Следственного комитета. А следователи МВД, которые не войдут в новое управление, перейдут в специально созданный для них департамент дознания. Сотрудников центрального аппарата Следственного комитета – самой многочисленной и мощной следственной структуры в России – уже вывели за штат, говорит один из его сотрудников, и они ждут теперь, когда их «разведут по структуре». Конкретные сроки создания органа единого следствия и даже его название пока не определены, но понятно, что у ее руководителя полномочия будут шире, чем у сегодняшних генпрокурора и министра внутренних дел вместе взятых. Это будет ключевая фигура силового блока.
По данным Newsweek, решение создать единое следствие было принято в конце лета и противники этой идеи по-прежнему приводили в пример Казахстан. Там в 1995 г. уже создавали единый следственный комитет, а потом расформировали, потому что не получилось. Но с формальной точки зрения единого следствия, видимо, и не будет: следственный департамент ФСБ скорее всего по-прежнему сможет возбуждать уголовные дела по шпионажу, экстремизму, терроризму и госизмене, говорит причастный к реформе источник в Минюсте. Директор ФСБ Бортников убедил президента сохранить за ним часть полномочий, подтверждает сотрудник ФСБ. С ними согласен и кремлевский чиновник: «У ФСБ останется следствие, войска и двойная лояльность».
Решение зрело давно – собственно, и разделение прокуратуры на саму прокуратуру и Следственный комитет при ней (СКП) в 2007 г. называли тогда первым этапом этой реформы. «Это был пилотный проект, попытка малой кровью проверить, как будет работать», – говорит депутат Александр Хинштейн. Эксперимент не всем показался удачным: Генпрокуратура и СКП сразу схлестнулись в жестокой схватке. «И что получили? Прокуроров без санкций, которых никто не боится, – до сих пор переживает известный борец с оргпреступностью депутат Александр Гуров. – А коррупция как была, так и есть. Вон посадили за 750 000 [евро] самого главного следователя-инквизитора. Это же маразм какой-то». Речь идет о замглавы СКП Дмитрие Довгие, которого тот же самый СКП обвиняет в развале уголовных дел и получении взятки. Сам Довгий обвиняет теперь своего бывшего шефа Александра Бастрыкина в том, что тот открывал знаковые в политическом смысле дела по заказу сверху.
Теперь Хинштейн говорит, что СКП доверия не оправдал и создание единого следствия «станет выходом из создавшегося коллапса». Сотрудник Кремля уверен, что дело не в этом: «Поставить на [этот] пост своего человека – большая победа и достижение». Источники Newsweek в спецслужбах основными кандидатами на место руководителя новой структуры видят того же главу СКП Бастрыкина и Валерия Кожокаря, начальника Главного управления МВД по Центральному округу и медведевского однокурсника на юрфаке ЛГУ. Так или иначе по фигуре будущего главного следователя можно будет судить, укрепляется ли сам Медведев, попавший, по определению одного из кремлевских чиновников, в «противоестественную ситуацию совместного [с Владимиром Путиным] управления силовыми структурами».

ВЕРБОВКА

Еще летом сокурсник Медведева полковник Кожокарь служил заместителем главы районного ОВД в Питере – грубо говоря, сидел в участке, – и вдруг оказался большим начальником в центральном главке. А его предшественник на этом месте Николай Аулов перешел на работу в Госнаркоконтроль к бывшему помощнику президента Виктору Иванову. В Кремле Иванов отвечал за кадры – в том числе за назначения в судейском корпусе и спецслужбах, – и его считали одним из лидеров так называемой силовой группировки в окружении Путина. Когда Медведев формировал в мае свою администрацию, у наблюдателей сложилось впечатление, что увольнение Иванова было одной из его главных задач. «[Глава МВД Рашид] Нургалиев провел у себя чистку и убрал людей [Виктора] Иванова из министерства», – утверждает посвященный в эту тему источник.
Медведев еще в июне принялся вербовать на свою сторону силовиков, говорит кремлевский чиновник. Newsweek уже писал, что по одной из версий медведевского антикоррупционного плана, обсуждавшейся тогда же в начале лета, Генпрокуратура должна была вернуть себе следственные полномочия в отношении так называемых спецсубъектов – судей, прокуроров и адвокатов. Из этого ничего не вышло, но генпрокурор Чайка добился, чтобы Генпрокуратуру назначили координатором всех спецслужб по борьбе с коррупцией: «[Таким] почтовым ящиком, куда в соответствии с европейской конвенцией [по борьбе с коррупцией] будут слать запросы наши коллеги», – объяснял высокопоставленный источник в Кремле. Чайка посылал Медведеву сигналы о своей лояльности, и вот результат, говорит политолог Алексей Мухин.
Видимо, президент Медведев попробовал наладить диалог и с главой СКП Бастрыкиным, которого в Кремле считают близким к путинским силовикам и креатурой Игоря Сечина. Это Бастрыкин, рассказывает знакомый с этой темой чиновник, еще в июне заблокировал назначение депутата питерского заксобрания Виктора Евтухова представителем России в Европейском суде по правам человека в Страсбурге. Если верить этой истории, кандидатуру Евтухова Медведеву предложил авторитетный для него ректор Санкт-Петербургского университета Николай Кропачев, и на него уже даже было написано представление, но после письма Бастрыкина в Кремль Евтухова отозвали.
После войны в Грузии ситуация изменилась. «Президент приблизил Бастрыкина, поручив ему расследовать геноцид в Осетии», – уверен кремлевский собеседник Newsweek. А потом Медведев наградил главу СКП орденом, и аппаратные противники Бастрыкин с Чайкой даже мирились при всех, на людях. Та же война в Грузии, утверждали источники и в Кремле и в правительстве, сблизила Медведева с министром обороны Сердюковым и высшим генералитетам. Ну а на главу Минюста Александра Коновалова Медведев, видимо, может положиться без всякой вербовки – Коновалова называют едва ли не ключевым игроком президентской команды, и, по разным данным, Медведев вел его в генпрокуроры, но споткнулся о несогласие Путина.

БУДУЩИЕ ТРУДНОСТИ

Если объединять следствие, то логично сливать и так называемые полномочия по надзору за законностью. Сегодня эти полномочия распределены между Генпрокуратурой и тем же самым коноваловским Минюстом, и сотрудник администрации президента подтверждает: «Идея [объединения Генпрокуратуры и Минюста] обсуждается очень активно». И на втором этапе правоохранительной реформы Медведева параллельно с мощным органом следствия может возникнуть единая структура надзора, обвинения и исполнения судебных решений. Сложность тут в том, что у Генпрокуратуры особый статус, ей посвящена отдельная статья в Конституции, и ее трудно просто взять и объединить с одним из министерств в составе правительства.
Третий же, самый неопределенный пока этап силовой реформы должен быть посвящен разделению всей милиции на федеральную и муниципальную – опять-таки по примеру Соединенных Штатов. Так что Медведев, вероятно, не случайно еще в начале года, делились тогда в Кремле, заказывал справки по работе американской полиции. Для того и расформировывают сегодня, по одной из версий, УБОПы на местах и соответствующий департамент в МВД, чтобы потом можно было без труда перевести часть составов уголовных преступлений местной милиции и сделать ее ближе к людям.
Но пока у реформы милиции толком нет даже концепции, да и в ее успех особо не верят. «Опять в Москве вывески меняют и думают, что что-то изменится, – пожимает плечами Алексей, оперативник УБОПа УВД Псковской области. – На моей памяти пять реорганизаций, а я все ловлю вымогателей и буду ловить». «В плоскость реальных дел переведен только вопрос единого следствия», – резюмирует собеседник Newsweek в Кремле. К тому же все эти задумки разной степени проработанности и готовности еще могут натолкнуться на нежелание премьера Путина что-либо менять в выстроенной им системе. Еще в середине лета, рассказывал тогда кремлевский источник, Медведев предложил сформировать отдельную спецслужбу – Антикоррупционный комитет. Но Путин был против, и идея заглохла.
В подготовке материала принимали участие Павел Седаков, Орхан Джемаль, Михаил Фишман

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: