Широко сажает Азербайджан

Дорога в Бакинский аэропорт им. Гейдара Алиева перекрыта, пускают только по билетам. На пыльной площади перед станцией метро на спальной окраине Баку, откуда ходят маршрутки в аэропорт, выстроились десятки омоновцев в касках со щитами и шлемами. Отсюда оппозиция собирается вести людей в аэропорт, встречать Расула Гулиева. «Сегодня судьбоносный для Азербайджана день»,—торжественно говорят оппозиционеры. В 16.00 сядет самолет из Лондона—и лидер оппозиции, вернувшись из изгнания, лично поведет соратников на выборы. А если их фальсифицируют—возглавит революцию. «С Гулиевым летят депутаты Европарламента и американские конгрессмены,—доверительно сообщали с утра оппозиционеры.—Не говоря уже о журналистах CNN». И по мере приближения времени посадки все выше поднимался ранг предполагаемых спутников: к середине дня уверенно заговорили о Гельмуте Коле.


В прошлый понедельник бывший спикер азербайджанского парламента Расул Гулиев, с 1996 г. живущий в эмиграции, собирался с триумфом вернуться в Баку, чтобы принять участие в парламентских выборах, которые должны состояться 6 ноября. Власти предупредили: немедленно после приземления опальный спикер будет арестован—против него давно заведено уголовное дело за хищение госсобственности. Оппозиция объявила, что экс-спикера встретят тысячи сторонников—и тут выяснилось, что Гулиев по дороге из Лондона застрял в УВД крымского Бахчисарая, не долетев до Баку. Разобравшись с оранжевой оппозицией, президент Ильхам Алиев без предупреждения начал революцию сверху: принялся избавляться от министров своего кабинета.


ОРАНЖЕВОЕ НА НИКАКОМ


ОМОН разгоняет собравшихся на площади Азизбекова. Если на остановке больше десяти человек, омоновцы, складно стуча дубинками по жестяным щитам, загоняют их в первый попавшийся автобус. Народ, чертыхаясь, втискивается внутрь и уезжает по ненужному маршруту. Все магазинчики и ларьки вокруг метро закрыты. Из чайханы на стук в дверь выглядывает старик и говорит, что работать сегодня «не велено». Базарчик возле метро тоже вдруг закрылся на санитарный день—в первый раз за три года существования, ворчит один из торговцев. Стараясь держаться подальше от омоновцев, бродим по площади с представителями штаба оппозиции среди куч торгового мусора. «Скоро начнется»,—шепчут мне оппозиционеры, но чем ближе к 16.00, тем менее уверенно. После четырех ОМОН погрузился в автобусы и укатил. Расул Гулиев не прилетел.


Это как если бы Ленин не взобрался на броневичок у Финляндского вокзала, а Ющенко не вышел бы на Майдан. Почему—уже не важно. В оппозиции уверяют, что чартер героя кружил над Баку, а ему не давали посадку, хотя пролетная нота была отправлена за три дня. На самом деле лондонский самолет сел в Симферополе на дозаправку, милиция аэропорта задержала Гулиева по запросу украинского бюро Интерпола, и когда Баку дало разрешение, лететь было уже некому. Власти опровергают: самолет Гулиева сразу сел в Симферополе, разрешение на посадку в Баку запросили оттуда и получили без проволочек. Тогда сам Гулиев отказался лететь, и только потом его задержали украинцы. А если он сюда действительно хочет, презрев грозящий ему арест, зачем он тогда сопротивляется экстрадиции в Азербайджан? И когда в четверг его отпустил украинский суд, чего ж он не приехал?


С тех пор как в Баку переименовали улицы и ввели латиницу, адрес даже таксистам ничего не говорит. Надо знать ориентиры. Офис Демократической партии Азербайджана, председателем которой числится Гулиев,—в завешанном бельевыми веревками сонном Шарг-базары (восточном рынке). Штаб знаменитой оппозиционной партии «Мусават»—в Восьмом микрорайоне, за рестораном «Оазис». Но даже с помощью ориентиров бакинцы с трудом понимают, где искать оппозицию. Одно ясно—она где-то далеко. Офисы партий можно опознать по оранжевым стягам, оранжевым деталям в одежде посетителей соседней чайханы и листовкам с названием блока «Азадлыг» (Azadliq) с гвоздикой вместо i. Оранжевые ленточки и цветки выглядят неубедительно, как прошлогодняя мода.


Сардар Джалалоглу руководит Демократической партией, пока официальный председатель Гулиев в эмиграции. Сардар-бей носит усы и оранжевый галстук, говорит разочарованным, уставшим голосом. Над столом у него потрет Мамед Эмина Расулзаде, основателя Азербайджанской демократической республики, существовавшей между 1918-м и 1920 гг. «Расула обвиняют в создании преступной группировки. Ну хорошо, сам он за границей, но члены группировки ведь в Азербайджане. Почему же они на свободе?» Глава партии «Мусават» Иса Гамбар тоже сидит под портретом Расулзаде, только здесь основатель первой республики обрамлен флажками тюркских государств (среди них почему-то затесалась Босния). Иса-бейне доволен политикой России: «На время выборов авторитарные режимы сближаются с Москвой, но Москва зря радуется: после выборов эти режимы начинают замаливать грехи перед международными организациями».


РАЗГУЛ ДЕМОКРАТИИ


«Это, конечно, будут плохие выборы,—ворчит Деннис Саммут, директор «Лондонской информационной сети по конфликтам», пока мы завтракаем в одном из ирландских пабов Баку.—Но это будут лучшие выборы со времен Алиева-старшего».


В этом году выборы полностью перевели на мажоритарную систему. Зарегистрированы все желающие: 2000 кандидатов на 125 мест. Кандидаты более или менее беспрепятственно получают свои четыре минуты прямого эфира. Вдобавок можно купить платный эфир и говорить что вздумается. «Это наша победа. Они испугались не Гулиева. Они испугались народа. Они испугались вас. Выбирайте свободу!»—вещает с экрана оппозиционный кандидат. «Расул Гулиев, сколько бы ты не обманывал народ, он за тобой не пойдет»,—парирует кандидат власти.


В районах все труднее. У магазина могут быть проблемы с местной администрацией, если он вывесит плакат не того кандидата. Случается и черный пиар. Али Керимли, лидера Народного фронта, прилетевшего в Турцию, встретила в стамбульском аэропорту делегация «благодарных геев». Потом эту встречу неделю крутили по новостям. Молодежный активист Руслан Баширли поехал на встречу с демократами в Грузию. Там за бутылочкой коньяка какие-то армяне дали ему $2000 «на демократизацию Азербайджана». Это тоже крутили по новостям. Но в отличие от предыдущих выборов, на этих кроме кандидатов от власти, карманных партий и оппозиции есть кандидаты от олигархов: если выборы сфальсифицируют—олигархи тоже будут недовольны.


ПАРНИ ИЗ БАКУ


Нефтяную мощь Азербайджана легко оценить, не покидая столицы. По концентрации английских и ирландских пабов центр Баку, вероятно, на втором месте после собственно Англии и Ирландии. Но рыжих голов из «Бритиш петролеум» (BP) в пабах все меньше. Компании меняют иностранных менеджеров на азербайджанскую квалифицированную молодежь. Зачем платить англичанину $3000, когда местный сделает ту же работу за $700.


Нурин год назад закончил университет и работает в BPкоммерческим аналитиком. 18 октября, в День независимости Азербайджана, он гуляет по центру с университетскими друзьями—Ильхамом, старшим специалистом по кредитованию в одном из банков, Игорем из кредитной организации и Русланом, совладельцем и наследником небольшого строительного бизнеса своего отца. Все они считают, что Азербайджан весьма далек от совершенства, но никто из них не расстроен тем, что Гулиев не долетел до Баку: «Мы не за революцию, а за эволюцию». Эволюция для них—это постепенная смена «динозавров»—бывших партаппаратчиков, работавших еще при Гейдаре Алиеве,—на людей нового поколения вроде тех, кого привел с собой Ильхам.


Из кандидатов в депутаты столичной молодежи симпатичны персонажи вроде Эльнура Баимова, чью интернет-газету Day.Azони читают каждый день, или Анара Мамедханова, друга президента и бывшего капитана победоносной команды КВН «Парни из Баку». Оба, в отличие от усатых деятелей ДПА и «Мусавата», молоды, гладко выбриты и в хорошем настроении. Эльнур Баимов называет себя «пропрезидентским, но антиправительственным». Он надеется, что президент будет усиливать реформаторское крыло. Старая оппозиция, которая боролась еще против СССР, его не устраивает: «Но если власть сфальсифицирует выборы,—предупреждает Эльнур,—она получит интеллектуальную оппозицию». Кавээнщик Мамедханов считает, что соотношение консерваторов и реформаторов в окружении президента—55 на 45 в пользу консерваторов, но не унывает. Изменилось главное: при Гейдаре Алиеве люди в элите группировались по признаку землячества и родства, а сейчас, при Ильхаме, по финансовым интересам. Прогресс налицо.


БИТВА С ДИНОЗАВРАМИ


Главный сюжет азербайджанской политики—противоборство старой и новой гвардии в окружении президента Ильхама Алиева. Президент кажется молодым бакинцам либералом. Из либералов в правительстве самый симпатичный—министр экономразвития Фархад Алиев: «Его брат владеет “Азпетрол”, но они не особенно давят других. Они понимают, что чем лучше развивается вся экономика Азербайджана, тем больше зарабатывают они сами. А не так, как у старых: все захапать себе»,—говорит Игорь. Пример «динозавра»—министр образования Мисир Марданов. Одно из немногих достижений правительства Народного фронта в начале 90-х, считает Ильхам,—переход на единый госэкзамен в виде тестов. «Благодаря этому такие, как я, смогли поступить собственной головой». При Союзе в азербайджанские вузы поступали за деньги. Мисир Марданов хочет вновь подчинить независимую приемную комиссию Министерству образования, а сдача экзаменов и зачетов между курсами давно проводится в традиционной для советского Кавказа денежной форме.


Четыре месяца назад столкновение новых и старых министров приняло форму почти открытой войны. Молодой министр национальной безопасности, друг Ильхама Алиева, раскрыл «оборотней в погонах» в МВД, которым руководит министр-«динозавр» Рамиль Усубов. Однако президент оставил Усубова на посту и даже сказал по ТВ, что доверят ему. Ильхаму Алиеву трудно, сочувствует президенту Бакинская молодежь: «динозавры» его считают слабым, между собой называя мальчишкой, и признают власть главного «динозавра»—Рамиза Мехтиева, главы президентской администрации.


ВОЙНА ДВОРЦАМ


Парадная часть старого Баку—дома промышленников времен первого нефтяного бума. Однажды на крохотном участке сапожника Зейналабдина Тагиева забил нефтяной фонтан. Тагиев стал миллионщиком и построил копию понравившегося жене венецианского Дворца дожей, а потом подарил его городу. Теперь во дворце заседает Академия наук. На центральном проспекте Нефтяников стоит дворец времен второго азербайджанского капитализма. Его построил под штаб-квартиру компании «Азпетрол» Рафик Алиев, брат полюбившегося продвинутой молодежи министра Фархада. «Азпетрол» не успела въехать в новый дворец: умер великий однофамилец братьев, президент Гейдар Алиев. Компания отдала здание под музей и Фонд Гейдара Алиева, а себе отремонтировала старинное здание неподалеку, за тихими стенами Ичери-шехер, средневековой бакинской крепости. Вечером в среду, у офиса «Азпетрол», дежурили несколько автоматчиков в бронежилетах с надписью MTN (Министерство национальной безопасности).


Известие об аресте любимого министра расстроило парней из Баку. «Из всего правительства Фархад Алиев самый свободомыслящий, профессиональный». Видимо, разобравшись с оппозицией, Ильхам взялся за либералов в правительстве—консерваторы побеждают.


В четверг, после известий об отставке министра здравоохранения Али Инсанова и слухов о других отставках, настроение меняется. Нурин из BPпереводит дух: «Сначала это было похоже на зачистку инакомыслящих. Но потом дело продолжилось снятием одиозных министров, а это каждому понравится. Популярность президента опять растет».


ОТ НАРОДНОГО ФРОНТА К ПРЕЗИДЕНТСКОЙ ДИНАСТИИ


1991 – провозглашение независимости. Бывший первый секретарь компартии Аяз Муталибов избран президентом страны. Оппозиционный Народный фронт формирует Национальный совет – орган, параллельный Верховному совету, в котором в основном заседают бывшие коммунисты.


1992, январь – после очередного поражения в Карабахе оппозиция добивается отставки Муталибова. В коалиционный кабинет на равных входят представители правительства и оппозиции (последняя получает пост министра внутренних дел).


1992, май – Верховный совет снова избирает Муталибова президентом, он вводит в Баку чрезвычайное положение, распускает Национальный совет и увольняет главу МВД. Народный фронт отвечает вооруженным выступлением, Муталибов свергнут, Верховный совет распущен. Временным главой государства становится оппозиционер Иса Гамбар.


1992, июнь – на внеочередных президентских выборах побеждает кандидат Народного фронта Абульфаз Эльчибей. Он намеревается выйти из СНГ и сближается с Турцией. Из Нагорного Карабаха, где азербайджанцы терпят все новые поражения, прибывают тысячи беженцев.


1993, июнь – полковник Сурет Гусейнов захватил город Гянджу, обвинил Эльчибея в военной некомпетентности и потребовал его отставки. Части Гусейнова двинулись на Баку. Эльчибей бежал (в 2000 г. он умер в изгнании). Национальный совет избрал временным главой государства своего председателя – бывшего главу компартии АзССР и члена политбюро Гейдара Алиева. В октябре Алиев становится президентом страны, а Гусейнов – премьером.


1994, май – в Москве подписано соглашение о прекращении огня в Карабахе. Азербайджан потерял 16% территории, число беженцев – 800 000.


1994, октябрь – Гусейнов поднимает мятеж против Алиева, однако он подавлен. В боях с правительственными войсками погибло около 40 человек. Гусейнов смещен с поста премьера и бежит в Россию.


1995, ноябрь – на референдуме 90% населения одобряют новую Конституцию, дающую президенту очень широкие полномочия. На выборах в парламент одержала полную победу «партия власти» – «Новый Азербайджан».


1997, январь – объявлено, что раскрыт заговор против Алиева, организованный из Москвы Муталибовым и Гусейновым. В Баку схвачено несколько десятков оппозиционеров. В Тульской области арестован Гусейнов; он будет выдан в Азербайджан, где его приговорят к расстрелу, который под давлением Совета Европы заменят пожизненным заключением. В 2004 г. будет помилован.


1998 – Алиев побеждает на очередных президентских выборах. Наблюдатели фиксируют многочисленные нарушения.


2000, апрель – полиция разгоняет митинг оппозиционного «Народно-демократического конгресса», более 40 человек арестованы. В ноябре на парламентских выборах снова побеждает правящая партия.


2002 – внесены изменения в Конституцию, согласно которой полномочия президента в случае его болезни переходят к премьер-министру. Премьером становится сын Гейдара Алиева Ильхам.


2003, октябрь – Ильхам Алиев побеждает на президентских выборах, набрав более 75% голосов. У ближайшего соперника Исы Гамбара – 14%. В декабре умирает Гейдар Алиев.


2005, весна – митинги протеста оппозиции вновь разогнаны.


 


 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: