Шах в один уход

Минтимер Шаймиев ушел на своих условиях. Следующим кандидатам на вылет – Муртазе Рахимову и Юрию Лужкову – так уйти не удастся

На северном въезде в Казань с оренбургской трассы в глубоком снегу стоит 20-метровая буква «М». Буква осталась от празднования 1000-летия Казани. Жители шутят: это не Миллениум, это Минтимер. Или Минниханов – преемник Шаймиева. Но, скорее, вросшая в татарский снег буква «М» – это символ вечности. Минтимер Шаймиев прошел путь от министра сельского хозяйства советской Татарии и первого секретаря обкома до президента российского Татарстана. Он правил республикой двадцать лет. «Минниханов, по мнению самого Шаймиева, – это Шаймиев в молодости. У них совпадают биографии с лагом в 20 лет», – говорит профессор Казанского технического университета Владимир Беляев.
В конце позапрошлой недели новость, что Шаймиев уходит, стала для всех полным сюрпризом. Дмитрий Медведев активно меняет губернаторов, в том числе ветеранов, которые десятки лет управляют вверенными им регионами. Уже ушли свердловский лидер Эдуард Россель и глава Орловской области Егор Строев. Эксперты говорили, что могут уйти президент Башкирии Муртаза Рахимов или даже мэр Москвы Юрий Лужков, но не Шаймиев. Тем более после того, как была оглашена тройка кандидатов в президенты – у Шаймиева срок заканчивается 25 марта – и среди них оказался Шаймиев. В Казани все окончательно поняли, что он остается. И вот теперь у Рахимова и Лужкова точно есть повод нервничать.

СОВСЕМ НИКОГО НЕТ

В Кремле жалуются, что губернаторы не хотят уходить сами, приходится их подталкивать. На публике Шаймиев всегда любил порассуждать о том, что засиделся, устал и пора уступить дорогу молодым. Но, приезжая в Кремль, он всякий раз говорил, что передать власть просто некому. Осведомленный собеседник в Думе рассказывает, что во время недавнего визита в Москву в ответ на прямой вопрос, подготовил ли он себе преемника, Шаймиев закачал головой: «Нет-нет, совсем никого нет».
Шаймиев, без сомнений, готовился к своему уходу. Прозорливый политик, он не мог не рассмотреть все сценарии. Рассчитывая остаться, он готовил преемника. 20 января, за два дня до заседания Госсовета в Москве, после которого стало известно о его скорой отставке, президент Татарстана праздновал свое 73-летие. По словам одного из его давних знакомых, он уже в тот день признался друзьям, что объявит об уходе.
Товарищам, живущим в Москве, он почему-то говорил: «Скоро будем видеться чаще». Теперь, вспоминая эти слова, собеседники Newsweek недоумевают: неужели Шаймиев собирается занять место в Совете Федерации? По некоторым данным, он до последнего момента хотел оставить за собой какую-то должность, но Кремль ему этого сделать не дал.
В итоге Дмитрий Медведев принял самоотвод Шаймиева и на прошлой неделе предложил татарским депутатам кандидатуру нынешнего премьер-министра республики Рустама Минниханова, который и станет вторым президентом Татарстана. Шаймиеву разрешили уйти на его условиях. Практически все в Казани уверены, что после отставки Шаймиев еще надолго останется ключевой фигурой в Татарстане.

ДРУГ ПО АВТОГОНКАМ

В казанских новостях сюжеты об уходящем президенте по-прежнему показывают первыми. На встрече со студентами в Татьянин день молодежь просит Шаймиева провести в Казани молодежный форум, вроде «Селигера», где молодежь могла бы продвигать свои инновационные идеи. Услышав про инновации, президент оживляется: «Вот и у меня собачка любит по снегу бегать, прямо плавает по сугробам и не мерзнет. Надо бы изучить это и создать что-нибудь для сохранения тепла». Повисает пауза. Шаймиев говорит, что передаст просьбу студентов новому президенту.
Сразу после Шаймиева в новостном выпуске глава правительства Минниханов открывает новый автодром. Он профессиональный гонщик. Теперь в Казани шутят, что скоро все традиционные ипподромы заменят автодромами. Ипподромы – страсть Шаймиева, большого любителя лошадей. Но это всего лишь шутка. Минниханов действительно близок к Шаймиеву – причем с детства. «Отец Минниханова дружил с Шаймиевым, был лесничим, – рассказывает бизнесмен, глава местной “Опоры России” Павел Сигал. – У нового президента два брата – глава республиканского ГИБДД и глава одного из районов Татарстана. А сам он – личный друг сына Шаймиева Радика, они вместе в автогонках участвовали».
Минниханов верно служит Шаймиеву не первый десяток лет – правительство Татарстана он возглавляет с 1998 года. Про него говорят, что у него никогда не было политических амбиций и в этом секрет его успеха. «Те, кто перебегал дорогу Шаймиеву, – где они теперь?» – задает риторический вопрос глава фракции КПРФ в Госсовете Татарстана Хафиз Миргалимов.
Отбор лояльных преемников был жестким. В последние годы особенно не везло мэрам Казани. Камиль Исхаков как-то раз во время фотографирования встал перед Шаймиевым. А потом вообще обманул президента: провел в казанский горсовет только своих людей, несмотря на уговор с Шаймиевым, что половину мест получат его протеже. В итоге Исхакова забрали из Казани и назначили полпредом в Дальневосточном федеральном округе. Поначалу его команда преподносила это как повышение и шаг к президентству в Татарстане. Но работа на Дальнем Востоке у Исхакова не сложилась, и о президентстве пришлось забыть.
Нынешний мэр Казани Ильсур Метшин в списке неформальных претендентов на место Шаймиева тоже присутствовал, но до финиша не дошел. Фальстарт, говорят про него казанские политики: слишком рано начал давать интервью московским газетам – на том и погорел. Спикера Госсовета Фарида Мухаметшина реальным кандидатом никто не считал. Его появление в списке кандидатов – это скорее демонстрация уважения.
Но главная отличительная черта всех чиновников Татарстана, уверяет собеседник Newsweek в Думе, – они все лично преданы Шаймиеву: «Он так умело зачистил поляну, что вся нынешняя верхушка еще долго будет бегать к нему советоваться – даже если он не будет занимать никаких постов вовсе». «Ему вполне по силам стать этаким татарским Дэн Сяопином», – соглашается другой парламентарий.

НА ЧУЖОЙ АРБЕ

«На чью арбу сядешь, тому и подпевай, – вспоминает восточную мудрость коммунист Хафиз Миргалимов. – А Шаймиев умел ехать на чужой арбе, а песню тихонько петь свою, в пользу Татарстана». О полноценном суверенитете, которым Шаймиев грезил в начале 90-х, пришлось забыть, но держать оборону от Москвы ему удавалось, даже когда Кремль взял жесткий курс на централизацию. Бюджетные трансферты из Москвы Казань продолжала получать на особых условиях. А Кремль шел Шаймиеву на уступки и ради него в начале 2000-х отменил положение о двух губернаторских сроках и позволил лидерам регионов сидеть в своих креслах вечно.
В Татарстане так и не было передела собственности в пользу Москвы. До 2004 года в Казань не пускали никакие внешние торговые сети, а местным рекомендовали не продавать продукты нетатарского производства. Рассказывают, что несколько раз в республике просто сжигали офис компании «Билайн». А когда сопротивление стало бесполезным, абонентскую базу татарского оператора мобильной связи продали МТС.
Почти все ключевые отрасли так и остались в руках местного бизнеса. Договор о разграничении полномочий между Россией и Татарстаном 1994 года отдал в собственность республики практически всю промышленность – «Татнефть», «Татэнерго», химические предприятия. Совет директоров «Татнефти», например, как раз и возглавляет будущий президент Минниханов.
За эти же 15 лет основные предприятия одного из самых богатых нефтяных регионов оказались в собственности компании ТАИФ («Татаро-Американские инвестиции и финансы»). ТАИФ принадлежит нескольким влиятельным местным семьям, включая семью Шаймиева. Радик Шаймиев, его сын, – один из крупных акционеров и член совета директоров компании, с ее годовой выручкой в 292 млрд рублей занимающей вторую строчку в рейтинге крупнейших непубличных компаний России по версии Forbes.
Основное направление деятельности ТАИФ – нефтехимия. ТАИФ также занимается строительством, группе принадлежат сеть из нескольких десятков АЗС, две телекомпании. Павел Сигал вспоминает, что в течение последних десятилетий в республику пытались зайти и «Газпром», и ЮКОС, и ЛУКОЙЛ, и РАО ЕЭС. Но все их попытки татарским властям удавалось отбить. «Политического веса Шаймиева хватало», – подтверждает бывший советник Шаймиева Рафаэль Хакимов.
Последний жесткий конфликт с «Газпромом» случился в прошлом году. Входящее в империю ТАИФ предприятие «Казаньоргсинтез» не смогло расплатиться по долгам и допустило дефолт по ряду обязательств. А тут начал давить «Газпром» – пытался заставить предприятие брать сырье по более высокой цене, что для «Казаньоргсинтеза» было смерти подобно. Он бы не устоял, если бы Владимир Путин и вице-премьер Игорь Сечин в итоге лично не вмешались бы в этот конфликт.
Недавно Минфин проводил в Казани свою коллегию. Приезжал замминистра финансов Антон Силуанов. Минниханов надел розовый галстук и произнес прочувственную речь о том, что год был тяжелый, но Татарстан справился и больше Путину приезжать не придется. А потом попросил у Силуанова «финансовую поддержку по восполнению дефицита» в 12,4 млрд рублей.

НЕУДОБНЫЙ МОМЕНТ

Сообщив о своей отставке, Шаймиев сказал, что его уход не повлечет за собой смены остальных губернаторов-тяжеловесов. Вряд ли от этого им на душе стало спокойнее. В Кремле сейчас бравируют тем, что за два года своего правления Медведев уже заменил каждого пятого губернатора и не собирается останавливаться. И первые, о ком заходит речь в связи с Шаймиевым, – это Лужков и Рахимов. Николай Петров из Центра Карнеги говорит, что сейчас удобный момент для Кремля и тяжелый – для губернаторов и им важно пересидеть это тяжелое время. До выборов еще далеко, а четкое проведение выборов – их главный козырь.
Ветераны-тяжеловесы будут уходить. Важно не то, сколько они продержатся, продолжает эксперт Петров, а на каких условиях уйдут. Схема Шаймиева – это один разговор. Росселю, например, не удалось продвинуть своего преемника, и это совсем другая картина.
Еще несколько месяцев назад Рахимов мог позволить себе на совещании самоуверенно заявить, что он всегда сможет воспользоваться внутренними трениями в тандеме и «проскочить» между Путиным и Медведевым. После отставки Шаймиева Рахимов понял, что «проскочить» не получится, говорит знакомый с ситуацией депутат Думы. Повторить татарскую модель и провести в президенты своего премьера Раиля Сарбаева ему не удастся, уверен депутат: Раиль Сарбаев – неприемлемая для Москвы фигура. Он был слишком тесно связан с сыном Муртазы Рахимова Уралом, и его, выходца из консервативного башкирского Зауралья, плохо примут в республике.
У Лужкова большие проблемы. Никто не сомневается в том, что Кремль давно хочет его заменить, но должность мэра Москвы слишком значимая, и Владимиру Путину с соратниками никак не удается подобрать фигуру, которая бы всех устраивала. Это спасает Лужкова, говорит Николай Петров. Но рассчитывать, что ему дадут уйти по татарской модели, мэру не приходится – преемственность в столице точно в планы Кремля не входит.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: