Сдачи не надо

В Центре временного содержания иностранцев на Дмитровском шоссе добиться встречи с заключенным на удивление легко. Мы показали на проходной паспорта и подписали запрос о свидании, а через 20 минут уже сидели в обшарпанной комнате с дерматиновой банкеткой и двумя стульями. Еще через 5 минут ввели активиста запрещенной Национал-большевистской партии Владимира Линдермана. Он достал из кармана пожелтевшую истершуюся бумажку: «Это мне выдали в 2003-м, когда я сидел в “Лефортово” по запросу латвийской прокуратуры. Здесь написано, что в Латвии меня преследуют по политическим мотивам и согласно Европейской конвенции о выдаче я не подлежу экстрадиции».


Линдермана, рижанина без латвийского гражданства, больше известного по кличке Абель, арестовали 29 февраля. Он переехал в Россию в 2003 г. и вскорости, став членом ЦК НБП, был одним из главных организаторов нашумевших «акций прямого действия» – захватов государственных учреждений. Латыши требуют выдать Абеля на родину все последние 5 лет. Его обвиняли в хранении боеприпасов, подготовке покушения на латвийского президента Вайру Вике-Фрейбергу и попытке свергнуть конституционный строй в прибалтийской республике. Обвинение в покушении на президента с него за это время сняли, но осталось посягательство на конституционный строй. Тянет на 5 лет тюрьмы, без всякой дрожи в голосе говорит Абель. Генпрокуратура 5 лет назад отказалась его экстрадировать. Но теперь его все же высылают в Латвию. Это плата за активную совместную работу с лимоновцами уже тут, в Москве, считает Линдерман: «Мне вроде как дали понять, что я могу рассчитывать на защиту, а я вроде как не оправдал доверия».


Кремль никак не может добиться экстрадиции опальных олигархов из Тель-Авива и Лондона, но и в Москву одна за другой приходят просьбы выдать укрывшихся на российской территории иностранцев. В тот же день, когда был арестован Абель, глава сербского Минюста Душан Петрович направил в Москву запрос о выдаче Марко Милошевича и Миры Маркович – сына и вдовы экс-президента Югославии Слободана Милошевича. На родине их обвиняют во множестве преступлений – от контрабанды сигарет и махинаций с недвижимостью до причастности к убийству политических деятелей. Москва ответила отказом.


Но практика показывает, что родственники Милошевича вряд ли могут чувствовать себя в абсолютной безопасности: отношение Москвы к иностранцам, которые прячутся в России, часто определяют экономические и политические интересы. А они быстро меняются.


ЛИЦА ДЕПОРТИРУЕМОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ


Буквально экстрадировать в Латвию – передать властям из рук в руки – уже однажды признанного политическим эмигрантом Линдермана невозможно. Политика выдворяют из страны, потому что у него нет права находиться в России. Абель так и не смог тут легализоваться: ему отказали и в политическом убежище, и в статусе беженца. Виза его закончилась, а без нее не дадут и временную регистрацию. Прокуратура пытается выдворить Линдермана уже 3 года, но в 2005 г. суд отказал: мол, Линдерман политический. Через год его вновь задержали, суд постановил – депортировать, но, к счастью, удалось улизнуть, вспоминает Абель. Теперь, сидя в спецприемнике, он понимает, что уже не выйдет сухим из воды.


Депортировать, когда нельзя экстрадировать – принятый в России прием, уже неоднократно опробованный на беженцах из Средней Азии. Львиную долю политических беженцев поставляет в Россию Ташкент. До 2005 г. десятки тысяч узбеков с успехом скрывались в России от своей Службы национальной безопасности. Но в 2005 г. Ташкент передал «Газпрому» контроль над рядом газовых месторождений, а Москва поддержала Ислама Каримова во время мятежа в Андижане. Отношения между двумя странами на глазах потеплели, и уже в ноябре 2006 г. глава МВД Рашид Нургалиев заявил, что с начала года в Узбекистан были выдворены 370 человек.


О пытках в Узбекистане написаны десятки докладов, основной мотив преследований оппозиционеров здесь – членство в признанных республикой экстремистскими религиозных организациях. Ратифицированная Россией Конвенция по правам человека в таких случаях признает экстрадицию незаконной. И сложилась целая система, позволяющая спецслужбам сотрудничать в обход международных норм, объясняет руководитель программы помощи политическим беженцам из Центральной Азии Елена Рябинина.


Рябинина приводит в пример историю повара Рустама Муминова, задержанного в Липецкой области по запросу из Ташкента в начале 2006 г. Он просидел в СИЗО полгода, пока местная прокуратура не приняла решение: в экстрадиции отказать, Муминова отпустить. В тот же день та же прокуратура возбудила против него административное дело в связи с отсутствием регистрации, которая у Муминова закончилась, пока он сидел в СИЗО. Дело дошло до Европейского суда по правам человека в Страсбурге, и тот принял решение приостановить депортацию. Днем 24 октября 2006 г. начальник спецприемника для иностранцев Сергей Герасимов получил факс из Страсбурга, но в 23.50 самолет с выдворяемым вылетел в Ташкент. Герасимова обвинили в превышении полномочий. Из его показаний выяснилось, что в аэропорту Домодедово Муминова просто передали из рук в руки сотрудникам узбекских спецслужб.


ОРДЕР НА ВЫСЫЛКУ


Эксперты не исключают, что сербское правительство, направляя в Москву запрос о выдаче родственников Милошевича, тоже рассчитывало на политические бонусы от газового партнерства. Недавно «Газпром» и «Сербиягаз» подписали соглашение о совместном участии в строительстве газопровода «Южный поток», а «Газпрому» разрешили купить крупнейший нефтеперерабатывающий завод Сербии Naftne Industrije Srbije. Если это так, то сербы просчитались: Федеральная миграционная служба (ФМС), сославшись на полученный Милошевичами статус беженцев, отказала в выдаче. Возможно, сербы просто продешевили в политическом торге: следовало сначала стребовать с России Милошевичей, а затем уже отдавать НПЗ.


В теории сербские органы могут попробовать просто похитить семью Милошевича. Это только со стороны похоже на сюжет авантюрного фильма, а на самом деле почти штатная ситуация: иностранцев, которые прячутся в России, похищают регулярно и при этом часто с помощью российских правоохранителей. Молдавский бизнесмен и политик Григорий Карамалак рассказал Newsweek, как в 2005 году его похищали прямо из гостиницы «Рэдиссон-Славянская» в Москве: «Подошли люди, предъявили российские милицейские удостоверения (как потом оказалось, фальшивые), посадили меня в машину и повезли прочь».


До этой попытки похищения Карамалак чудом избежал официальной экстрадиции в Молдавию. По крайней мере он так считает. Не сумев найти общего языка со своим бывшим союзником, молдавским президентом Владимиром Ворониным, Карамалак скрывался в России. В 2003 г. его арестовали по запросу из Кишинева – там бизнесмена обвинили в покушении на Воронина. Совпадение или нет, но именно в этот момент спецпосланник Владимира Путина Дмитрий Козак вел в Кишиневе важные переговоры по Приднестровью. Но миссия Козака неожиданно провалилась. Карамалака тут же отпустили. «Повернись по-другому, мы бы с вами сейчас не разговаривали и вообще бы не разговаривали, потому что в Молдавии я не дожил бы до суда», – резюмирует Карамалак.


Карамалак рассказывает, что его пытались похитить дважды. Когда бизнесмена вывезли из «Рэдиссон-Славянской», его охранники быстро выяснили в московской милиции, что ордера на арест на самом деле не было, и передали номера автомобиля похитителей на посты ГАИ. «В России я снят с розыска, и понятно, что без поддержки милиции молдаване не смогли бы подготовить такую операцию», – уверяет бизнесмен. В другой раз, с его слов, его собирались вывезти на Украину и даже выписали для него паспорт на чужое имя, чтобы потом задержать бизнесмена с фальшивыми документами. «У меня есть связи, и я могу заранее узнать об опасности, а будь на моем месте другой человек, его бы уже давно похитили», – предполагает Карамалак.


ПРЯМАЯ ПЕРЕДАЧА


Карамалак прав. Тезку известного миллиардера, осевшего в Казани выходца из Узбекистана Алишера Усманова тоже преследовали «родные» спецслужбы. Диссидента арестовали в Казани, но выдать не выдали, а приговорили за хранение обнаруженной у него гранаты – правда, всего к девяти месяцам тюрьмы. Из них восемь Усманов к моменту приговора уже отсидел в СИЗО. Защитники потом говорили – Усманова не случайно решили не задерживать в российской тюрьме надолго. Когда через месяц после суда родственники Усманова приехали забрать диссидента из СИЗО, заключенный «уже был освобожден и уехал с встречавшими его лицами». Потом Усманов написал своей жене из узбекской колонии, что его освободили на бумаге, а на самом деле посадили в машину, отвезли в аэропорт и прямо в самолете передали конвою.


Примерно так же переправили из России в Узбекистан Руваждина Рахманова, который исчез на выходе из саратовского СИЗО. А как следует из других попавших в распоряжение Newsweek документов, еще одного узбека, Абдулазиза Байматова, прямо из кабинета начальника криминальной милиции Нижнесергинского РОВД Свердловской области вывезло неустановленное лицо, представившись Байматову сотрудником ФМС. Лицо обещало помочь с оформлением проживания в РФ. Обнаружили Байматова в тюрьме узбекского города Наманган.


Как российским соседям удавалось вывозить домой политических эмигрантов, не оставляя следов даже в списках пассажиров авиарейсов, впервые выяснилось в ноябре прошлого года, когда система экстрадиции с помощью похищений неожиданно дала сбой. Гражданин Северной Кореи Джонг Кум Чон рассказал прессе, что сотрудникам северокорейских спецслужб его передали прямо в московском отделении милиции. В отделение Джонг попал прямо из миграционной службы: он пришел получить статус беженца, был задержан и доставлен в ОВД «Китай-город». В посольстве КНДР ему оформили паспорт на чужое имя и затем насильно перевезли во Владивосток, чтобы оттуда переправить в Северную Корею. Улучив момент, Джонг выпрыгнул из окна четвертого этажа и сбежал. Его спрятали местные жители и дали возможность позвонить жене в Москву.


Корейским властям Джонг, судя по всему, был очень нужен. Когда представители российского омбудсмена Владимира Лукина и верховного комиссара ООН по делам беженцев в России Вольфганга Мильцова приехали за Джонгом, за ними увязались на джипах неизвестные люди азиатской внешности. Правозащитникам удалось уйти от преследования.


Видимо, сюжеты по мотивам политических триллеров Джона Ле Карре в России совсем не редкость. Вот, например, попавшие в распоряжение Newsweek официальные результаты проверки по факту исчезновения проживавшего в России гражданина Узбекистана Мухаммадсолиха Абутова: в июне прошлого года был доставлен в УВД по Красногорскому району Подмосковья оперуполномоченными МВД Узбекистана Давлетовым и Самановым; оперативно-розыскные мероприятия не согласовывались, на момент задержания в международном розыске не значился. После пребывания в УВД продолжил свой путь в неизвестном направлении с оперуполномоченными. Если верить этому документу, иностранные силовики проводят на российской территории задержания и аресты, даже не утруждая себя формальностями.


НАШЕДШИЕ РОДИНУ


Политические экстрадиции – во всех формах – один из самых верных индикаторов отношений России с ее соседями. Бывший мэр Одессы Руслан Боделан числится в розыске по линии Интерпола (Киев обвиняет его в экономических преступлениях), но спокойно работает заместителем директора Петербургского морского торгового порта. Еще два года назад глава МВД Украины Юрий Луценко указывал, что Россия укрывает лиц, объявленных в международный розыск, – Боделана, экс-министра внутренних дел Николая Билоконя и Игоря Бакая, бывшего гендиректора «Нефтегаза Украины» и управделами экс-президента Леонида Кучмы.


Все трое оказались в России после оранжевой революции в 2005 г. и сразу легализовались: Бакай получил гражданство, Боделан и Билоконь – статус беженца. Интерпол в такой ситуации бессилен: Россия не выдает ни беженцев, ни граждан. В прошлом году на этой почве были окончательно испорчены отношения между Москвой и Лондоном. Как и депутату Андрею Луговому, украинским политэмигрантам в России комфортно. Бакай участвовал в газовых переговорах с Киевом как консультант «Газпрома» и проживает, как утверждается, на собственной даче на Рублевском шоссе. Вопрос с его российским гражданством решался на максимально высоком уровне: ФМС передала в Киев, что Бакаю гражданство было предоставлено на основании закрытого президентского указа № 288. Еще одна «жертва» цветной революции – бывший президент Киргизии Аскар Акаев перебрался в Москву в 2005 г. Официальных обвинений на родине ему не предъявляют, но Акаев уверен, что возвращаться в Бишкек ему и семье не следует. Гостей Акаев часто принимает в резиденции в Барвихе.


А бывший президент Аджарии Аслан Абашидзе, по некоторым данным, занимает целый этаж в элитном доме на берегу Москвы-реки неподалеку от Софийской набережной. После того как в мае 2004 г. Абашидзе был свергнут, новые грузинские власти обвинили его в злоупотреблении служебным положением, присвоении казенных денег, терроризме, создании незаконных вооруженных формирований, а еще в убийстве в 1991 г. зампредседателя президиума Верховного совета Аджарии Нодара Имнадзе. И Путин лично выразил готовность России предоставить Абашидзе убежище.


Вслед за Абашидзе в Москву перебрался бывший глава МВД Аджарии Джемал Гогитидзе. МВД Грузии подозревает его в организации в 2004 г. взрыва моста через реку Чолоки. По версии властей Грузии, мост взорвали, чтобы не пропустить в Аджарию лояльные президенту Саакашвили силы правопорядка и демонстрантов, недовольных режимом Абашидзе. С предшественником Михаила Саакашвили Эдуардом Шеварднадзе отношения у Москвы тоже были натянутые, а грузинские власти никогда не церемонились с политическими оппонентами. Так что Абашидзе с соратниками – это уже вторая волна эмиграции. Еще в середине 90-х им проторил дорогу обвиненный в измене Родине бывший председатель службы безопасности Грузии Игорь Георгадзе. С 2002 г. в двухкомнатной квартире в «сталинском» доме на Бутырском Валу живет опальный министр обороны Грузии Тенгиз Китовани. Пока всем этим людям ничего не угрожает: до дружбы с Украиной и Грузией еще далеко.


Разве что случай с лимоновцем Линдерманом особенный и о дружбе с Латвией не свидетельствует. По крайней мере латвийских шпрот в России до сих пор нет в продаже. В ботинках без шнурков Абель сидит на краешке дерматиновой банкетки и рассказывает про сокамерников – мол, думал, что его к бомжам подселят, а оказались порядочные работящие люди. «Где мы еще можем вот так вот [оказаться] вместе? Осколок Советского Союза», – говорит Абель про спецприемник. «Свидание окончено», – сурово крикнул сквозь окно дежурный. Абель флегматично кивнул и отправился в камеру, где кроме него депортации дожидались армянин и узбек.


ПОЛИТИЧЕСКИХ ЗДЕСЬ НЕТ


Пресс-секретарь Федеральной миграционной службы России Константин Полторанин сообщил Newsweek официальную точку зрения на проблемы миграции по политическим мотивам.


Четыре с лишним года назад президент Владимир Путин выпустил указ о порядке предоставления политического убежища. Согласно этому документу такое убежище может предоставить только президент лично, с учетом государственных интересов Российской Федерации. Однако ни одного случая его предоставления не было.


В России могут предоставить просто временное убежище, кроме того, есть еще т. н. статус беженца. На практике временное убежище мало чем отличается от статуса беженца. Статус временно перемещенного лица могут получать только граждане России – это если, например, землетрясение разрушило их город и их переселили на время в другой регион.


За последние 5 лет временное убежище получили в России 1471 человек из стран ближнего зарубежья и 236 были признаны беженцами. В большинстве случаев это граждане Грузии. Выходцам из стран дальнего зарубежья за тот же период убежище было предоставлено в 1379 случаях и 170 человек сочли беженцами, в данном случае однозначным лидером является Афганистан.


Далеко не все обратившиеся получают статус беженца или временное убежище. Если иностранец, приехав сюда, не смог получить статус беженца, то он может находиться здесь, пока действует его разрешение на въезд (виза. – Newsweek), а если с его страной установлен безвизовый режим, то сроки его пребывания в России ограничиваются регистрацией, после этого он должен покинуть страну. Лучше это сделать добровольно, не доводя дело до выдворения по решению суда. Если он считает, что на родине подвергается преследованиям, у него есть возможность уехать в третью страну. В случае с Владимиром Линдерманом первое решение о его депортации в 2006-м не сопровождалось помещением его в Центр временного содержания, и он мог уехать вовсе не в Латвию, где его разыскивают, а куда угодно.


ИХ РАЗЫСКИВАЕТ РОССИЯ


После предыдущей смены президентов в России начала формироваться новая волна политической эмиграции. Ее костяк составили бывшие олигархи и чеченские сепаратисты. Экстрадиции многих из них Генеральная прокуратура добивается не первый год, но получает отказы


БЕРЕЗОВСКИЙ Борис Абрамович


Бывший замсекретаря Совета безопасности РФ.


Проживает в Великобритании с 2000 г. В 2003 г. получил политическое убежище и документы на имя Платона Еленина.


Россия обвиняет Березовского-Еленина в хищениях средств АвтоВАЗа и «Аэрофлота», подготовке к насильственному захвату власти. Лондонский суд дважды отклонял запросы об экстрадиции. По делу «Аэрофлота» Березовский заочно осужден на 6 лет лишения свободы, за подготовку переворота ему грозит срок до 20 лет.


ДУБОВ Юлий Анатольевич


Бывший гендиректор ЛогоВАЗа.


Проживает в Великобритании с 2002 г. В 2003 г. получил политическое убежище.


Россия обвиняет Дубова в хищении автомобилей в рамках зачетной сделки с АвтоВАЗом и администрацией Самарской области в 1994–1995 гг. Суд Лондона отклонил запрос об экстрадиции Дубова. Дубов прославился своими романами «Большая пайка», «Меньшее зло», «Варяги и ворюги» и сценарием фильма «Олигарх», прототипом главного героя в котором считают Березовского.


НЕВЗЛИН Леонид Борисович


Бывший вице-президент НК «ЮКОС».


Постоянно проживает в Израиле с 2003 г., получив гражданство страны.


В 2004 г. Россия объявила Невзлина в международный розыск: он обвиняется в махинациях с финансами ЮКОСа, уклонении от уплаты налогов, организации убийств и покушений на убийство. Дело Невзлина передано в Мосгорсуд на заочное рассмотрение. Суд Израиля рассматривает вопрос о законности предоставления Невзлину гражданства. Прокуратура России утверждает, что при получении гражданства Невзлин скрыл, что фигурирует в уголовном деле.


ГУСИНСКИЙ Владимир Александрович


Бывший гендиректор АО «Группа “Мост”».


Постоянно проживает в Израиле, гражданин Израиля, России и Испании.


В 2000 г. был арестован в России по обвинению в присвоении госимущества на сумму не менее $10 млн. Через три дня освобожден под подписку о невыезде, но скрылся из страны. В ноябре 2000 г. задержан в Испании. Прокуратура России возбудила второе дело – о выводе за рубеж кредитов «Газпрома». Испания отказала в экстрадиции Гусинского за недостаточностью улик.


НИКИТИН Юрий Федорович


Бывший деловой партнер менеджеров компании «Совкомфлот».


Проживает в Великобритании более трех лет.


Никитин покинул Россию, по его признанию, после обысков в квартире и офисе, отправки сына на военную службу в Чечню. Россия в 2006 г. отправила запрос на выдачу Никитина, обвинив его в соучастии в краже у «Совкомфлота» более $500 млн. В лондонском суде третий год тянется рассмотрение иска «Совкомфлота» к бывшим менеджерам компании, на все имущество фигурантов дела наложен арест.


ГУЦЕРИЕВ Михаил Сафарбекович


Бывший президент «Русснефти».


Проживает предположительно в Великобритании.


В мае 2007 г. Михаилу Гуцериеву предъявили обвинение в уклонении от уплаты налогов в крупном размере и незаконной предпринимательской деятельности, после этого Гуцериев уволился из компании и не явился не допрос. Объявлен в международный розыск. По неподтвержденной информации, подал прошение британским властям о предоставлении политического убежища.


ЖИВИЛО Михаил Юрьевич


Бывший глава группы МИКОМ.


Проживает во Франции.


В августе 2000 г. Живило вместе с четырехкратным олимпийским чемпионом по биатлону Александром Тихоновым был обвинен в подготовке покушения на кемеровского губернатора Амана Тулеева. Предположительно, Живило был обижен на Тулеева за то, что он якобы способствовал переходу контроля над Новокузнецким алюминиевым заводом от Живило к группе «Сибирский алюминий». Суд Парижа в 2001 г. не нашел оснований для выдачи Живило.


ЗАКАЕВ Ахмед Халидович


Бывший министр иностранных дел Ичкерии.


Проживает в Великобритании. С 2003 г. – в статусе политического беженца.


Россия обвиняет Закаева по 11 статьям УК РФ, в том числе: терроризм, захват заложников, убийства, разбои, похищения людей, бандитизм, вооруженный мятеж. В экстрадиции Закаева последовательно отказали Дания и Великобритания. Копенгаген счел доказательства Генпрокуратуры РФ недостаточными, Лондон назвал его преследование политическим.


УДУГОВ (Темишев) Мовлади Саидарбиевич


Бывший министр печати Ичкерии.


Предположительно укрывается в одной из мусульманских стран.


С марта 2000 г. – в международном розыске по предъявленному заочно обвинению в организации нападения боевиков на Дагестан в 1999 г. В 2001 г. Удугов сумел за $50 000 купить гражданство Казахстана на фамилию Биле, хотя это выяснилось лишь спустя 2 года. До настоящего времени Удугов поддерживает пропагандистский сайт «Кавказ-центр».


УСПАЕВ Магомед Рамзанович (Захидов Маги)


Юрист.


Постоянно проживает в Швеции с 2002 г.


Россия обвиняет Успаева в похищении с целью наживы в 1999 г. фотокорреспондента ИТАР-ТАСС в Чечне Владимира Яцины. Спустя полгода плена Яцина был убит. Власти Швеции задержали Успаева в 2006 г., в октябре 2007-го отказали в экстрадиции, сомневаясь в соблюдении прав Успаева в российском суде. Успаев был освобожден из-под стражи.


ГАНГАН Михаил Михайлович


Один из организаторов «Маршей несогласных».


С конца 2007 г. проживает на Украине.


В 2005 г. был осужден на три года лишения свободы условно за участие в штурме приемной президента России. После очередного «марша» в Самаре в мае 2007 г. против него завели уголовное дело за нарушение правил отбывания наказания. Когда Ганган скрылся на Украине, его заочно осудили на 3 года. В декабре 2008 г. задержан по просьбе России, но затем отпущен в связи с подачей просьбы о статусе политического беженца.


ТЕР-ОГАНЬЯН, Авдей Степанович


Художник.


Проживает в Германии.


В 1998 г. на выставке «Арт Манеж-98» Тер-Оганьян выступил с перформансом «Юный безбожник», на котором рубил ксерокопии православных икон топором. Перформанс сорвали разгневанные верующие, а на Тер-Оганьяна открыли дело о разжигании религиозной вражды. Получил политическое убежище в Чехии. С тех пор живет в Европе, но присылает на выставки в Россию свои работы. В России заочно осужден на 4 года лишения свободы.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: