Самый ценный капитал Morgan Stanley

Невероятная по своей жестокости атака террористов на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке унесла тысячи человеческих жизней. Горечь потерь усугубляется еще и тем, что в двух рухнувших небоскребах были собраны лучшие умы Америки – аналитики, консультанты, трейдеры, брокеры, работавшие в ведущих финансовых институтах страны. Разрушенные здания можно отстроить заново, но как восполнить человеческий капитал? Одним из крупнейших арендаторов помещений Всемирного торгового центра был известный инвестиционный банк Morgan Stanley Dean Witter. В первые часы после трагедии предполагалось, что его потери станут наиболее ощутимыми. По счастью, эти опасения не подтвердились: из приблизительно 3700 сотрудников фирмы, находившихся в тот день в здании, пропавшими без вести считаются менее 10 человек. Скорбя о погибших, руководство фирмы тем не менее облегченно переводит дух: в Morgan Stanley всегда ценили прежде всего людей, работающих в компании.

У истоков Morgan Stanley стояла могущественная династия Морганов, которая занялась банковским делом в начале XIX века. Первым ярким финансистом семьи стал Джуниус Морган – партнер и владелец банковской фирмы J.S. Morgan, считавшейся самым крупным в Европе брокером американских акций. В 1861 году сын Джуниуса – легендарный Джон Пирпонт Морган основал банк J.P.Morgan, который на первых порах функционировал как отделение отцовской фирмы, но со временем превратился в самостоятельную и весьма мощную силу финансового рынка. В 1870 году на исключительно выгодных для себя условиях Морган кредитовал на сумму 10 млн фунтов стерлингов Францию, которая в то время вела войну с Пруссией и остро нуждалась в наличности. Франция войну проиграла, а Морган выиграл. Эта операция не только принесла ему хорошие проценты, но и помогла его компании утвердиться в качестве банка мирового уровня. Сам Джон Пирпонт, по словам биографов, представлял собой «могущественнейшую силу в американской деловой жизни» и статус этот весьма ценил. Граф Сергей Витте в своих мемуарах вспоминал, как встретил Моргана на одной из международных финансовых конференций в Париже. Глядя на следы изуродовавшей нос и лицо банкира красной волчанки, Витте участливо предложил ему услуги своего друга – хирурга из Германии, который делал удачные операции по удалению подобных опухолей. На это Морган вполне серьезно ответил: «Благодарю, граф. Но тогда я не смогу вернуться к себе в США. Таким, каков я есть, меня там знает каждая собака. Всякий сразу видит: вот он, Морган! А так меня просто никто не узнает… И мое дело может пострадать». Когда в 1895 году в США произошел первый крупный финансовый кризис, поставивший под удар устойчивость доллара, Морган внес в специальный правительственный фонд невероятную по тем временам сумму – $62 млн золотом – и этим способствовал стабилизации пошатнувшейся валюты. В 1907 году на Уолл-стрит разразился новый кризис, приведший многие банки к банкротству. И вновь банк Моргана не только устоял, но и возглавил спасение и возрождение всей финансовой системы США. Этот инцидент при активном участии Морганов привел к созданию в 1913 году федеральной резервной системы, существование которой регулирует и предохраняет национальную финансовую систему Америки от катаклизмов. После смерти в 1913 году «Наполеона Уолл-стрит» его дело продолжил сын – Джон («Джек») Пирпонт Морган-младший, которому выпало руководить фирмой в течение трех бурных десятилетий, ознаменовавшихся двумя мировыми войнами и Великой депрессией. Как известно, ее основными виновниками были объявлены банки, в том числе и дом Моргана. С этого начались реформы американской финансовой системы. Банковское законодательство 1933 года, больше известное как акт Гласса-Стигола, утвердило классический тип инвестиционного банка США. По новому закону коммерческим банкам запрещалось заниматься инвестиционной деятельностью, за исключением операций с государственными и муниципальными облигациями. Документ вступил в силу в 1935 году, после чего Морганы были вынуждены выделить соответствующее подразделение банка J.P. Morgan в самостоятельную фирму. Это был один из первых громких вынужденных разделов американских корпораций в XX веке. Не случайно американская пресса нередко называет Билла Гейтса «Морганом наших дней». Новый инвестиционный банк получил название по фамилиям своих основателей – Гарри Моргана (сына Дж. П. Моргана-младшего) и его коллеги Гарольда Стенли. Вместе с ними J.P. Morgan покинули еще около 25 человек. ПЗ Дик Фишер – звезда новой истории Официальная история Morgan Stanley скупа: в 1941 году банк впервые участвует в торгах на Нью-Йоркской фондовой бирже и преобразуется в партнерство; в 1942 году клиентами Morgan Stanley становятся такие корпорации, как Mobil, H.J. Heinz, Standard Oil of Indiana, Shell Oil; в 1954 году банк участвует в выпуске облигаций Всемирного банка с наивысшим кредитным рейтингом ААА; в 1964 году Morgan Stanley создала первый компьютер для анализа финансовой информации. На последней дате стоит остановиться особо. Разработка компьютера происходила при непосредственном участии человека по имени Дик Фишер, который впоследствии возглавил банк и вывел его на лидирующие позиции на мировом финансовом рынке. Фишер пришел в Morgan Stanley в 1962 году, когда ее штат насчитывал всего 110 человек, а ежегодный доход составлял $8 млн (для сравнения: сейчас в MS работают более 62 тысяч сотрудников, а объем продаж прошлого года превысил $45 млрд). Одним из первых самостоятельных проектов Фишера в MS стал анализ экономических перспектив гидроэлектростанции в Канаде, который он выполнял по заказу семейства Ротшильдов. Видимо, сочтя, что на этой работе он достаточно поднаторел в технике, руководство компании направило Фишера на стажировку в IBM. После разработки Фишером компьютерной системы анализа финансовой информации его карьера резко пошла вверх. Уже в 1970 году он стал управляющим директором Morgan Stanley. На этой должности Фишер разработал проект реформ, которые, как он считал, могли помочь фирме выжить и сохранить свой статус в условиях резко обострившейся конкуренции. Верхушка MS одобрила проект и поручила его осуществление Фишеру. Благодаря этому с 1973 по 1983 год удалось многократно увеличить доходы фирмы – с $22 млн до более чем $470 млн.

Мэкки-нож

Соратником Фишера во многих начинаниях, а впоследствии и его преемником во главе Morgan Stanley стал Джон Мэк – Мэкки-нож, как окрестили его в деловых кругах. Кличка обаятельного разбойника из «Трехгрошовой оперы» Брехта приклеилась к нему не только благодаря созвучности с фамилией. Порывистый, резкий, предпочитающий действовать согласно инстинкту, а не холодной логике, Мэк вел бизнес в редком на Уолл-стрит стиле мачо. Он представлял полную противоположность спокойному, уравновешенному Дику Фишеру. И тем не менее эта пара прекрасно дополняла друг друга: Фишер предлагал стратегию, а Мэк воплощал ее. Младший из шести сыновей ливанского эмигранта, Джон Мэк вырос в небольшом городке в Северной Каролине. Его отец управлял небольшим оптовым бизнесом. Благодаря футбольным успехам Мэку удалось поступить в университет, а параллельно он пошел работать в брокерскую контору за скромную зарплату $325 в месяц. В Morgan Stanly Мэк попал в 1972 году – сам Фишер заметил его и пригласил трейдером. Постепенно молодому человеку стали поручать все более ответственные участки работы. Его имя стало широко известным в деловых кругах после того, как он реорганизовал подразделение ценных бумаг. В 1979 году Мэк занял пост управляющего директора, а в 1993 году стал президентом Morgan Stanley. Фишер сохранил должность СЕО, но все меньше участвовал в повседневном руководстве фирмой. Благодаря Мэку корпоративная культура в Morgan Stanley претерпела значительные изменения: там стали больше поощрять индивидуализм, инициативу со стороны сотрудников, умение рисковать и брать на себя ответственность. Вторая половина 1990-х стала для Morgan Stanley временем крупных перемен. Тандем Фишер – Мэк предугадал волну консолидаций в банковской отрасли и в 1997 году (задолго до того, как подобные сделки вошли в моду) организовал слияние Morgan Stanley с крупной ритейловой брокерской фирмой Dean Witter, Discover & Co. Сделка оценивалась в $10,2 млрд и оказалась очень удачной. Однако самому Джону Мэку слияние, как оказалось, не принесло ничего хорошего. Когда встал вопрос, кто станет СЕО новой компании, он благородно отошел в сторону и уступил это место бывшему главе Dean Witter Филипу Перселлу, а сам занял посты президента и СОО (окончательно отошедший от дел Дик Фишер сел в кресло почетного председателя правления). Тем не менее между Перселлом и Мэком существовала устная договоренность, что по прошествии нескольких лет Перселл, который был чуть старше Мэка по возрасту, освободит кресло в пользу последнего. Но годы прошли, а Перселл не изъявлял желания покинуть свой пост. Больше того, между двумя руководителями развернулась негласная борьба за право управлять Morgan Stanley Dean Witter сообразно собственным принципам. А принципы эти сильно разнились. Перселл, например, настаивал на ужесточении внутренней дисциплины. Уязвленный Мэк попытался было напомнить Перселлу об их договоренности, но успеха не добился. Оказалось к тому же, что интеллигентный и спокойный Перселл успел склонить на свою сторону большую часть совета директоров. Мэку ничего не оставалось, как гордо уйти. 25 января 2001 года он подал прошение об отставке, которая была принята Перселлом. О дальнейших перспективах Мэка ходило много догадок. Ему предлагали пост председателя комиссии по ценным бумагам и биржам, да и фирмы-конкуренты – Merrill Lynch, Citigroup, Deutsche Bank с готовностью распахнули объятия бывшему врагу. Но Мэк отказался от этих предложений и в августе неожиданно для многих согласился стать СЕО Credit Suisse First Boston.

Эпоха Перселла Впрочем, не менее впечатляющей была и карьера Филипа Перселла. После окончания университета Нотр-Дам и получения степени МВА в университете Чикаго Перселл поступил на работу в консалтинговую фирму McKinsey & Co, где в 32 года стал самым молодым партнером за всю историю компании. Спустя одиннадцать лет он перешел на работу в корпорацию Sears, Roebuck, где занял пост вице-президента по корпоративному планированию. По инициативе Перселла в 1981 году компания решилась приобрести брокерскую фирму Dean Witter. Перселл придумал остроумный ход: открыть отделения Dean Witter в магазинах Sears. «Stocks and socks» («акции и носки под одной крышей») – так обозвали эту затею скептики. Тем не менее она сработала. Когда в 1993 году Dean Witter был отчужден от Sears, Перселл остался во главе любимого детища. Происшедшее спустя четыре года слияние Dean Witter и Morgan Stanley стало вершиной карьеры для Перселла, особенно с учетом того, что именно он выиграл борьбу за лидерство в противостоянии с Джоном Мэком. Кстати, в апреле этого года было объявлено, что имя Dean Witter вскоре исчезнет из названия объединенной фирмы. События 11 сентября поставили перед Перселлом, как и перед всеми американскими финансистами, несколько серьезных задач. Однако в отличие от других пострадавших фирм Morgan Stanley придется полегче: фирма потеряла помещения, зато почти полностью сохранила свой самый драгоценный ресурс – человеческий капитал.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: