С легким паром

Русские действительно любят баню. Пять лет назад (с тех пор исследования не проводились) отечественный рынок банных услуг, по данным «2ГИС», насчитывал свыше 5000 заведений.

Лидером по общему количеству бань всегда была Москва, но в пересчете на население ее опередили Владивосток и Томск – по 24заведения на 100 000 человек. «Ко» узнал, как можно заработать в этом бизнесе, не открывая баню самому.

Жар-печки

«Теплодар» – старейший производитель печей для бань, каминов и котлов. У компании со штаб-квартирой в Новосибирске уже 500 сотрудников и 1000 единиц оборудования, которое с трудом помещается в цехах. В прошлом остались бывшие в употреблении станкии полная монополия на российском рынке. Десять лет подряд «Теплодар», чтобы опередить конкурентов, предугадывает потребительские настроения – в его ассортименте свыше 60 модификаций печей длябань. Только за прошлый год «Теплодар» продал изделий на 1млрд руб.

Начав со 100 изделий в год, сегодня он реализует почти 10000печей в месяц, без учета таких мелочей, как дымоходы, трубы или защитныеэкраны – их продается по 50000–100000 ежемесячно. Новосибирские печки легко найти в любом регионе страны – помимо трех фирменных точек, в дилерскую сеть «Теплодара» входит свыше 2000партнерских магазинов и складов.

До 2006 г. основными конкурентами были компании «Вулкан» и«Термофор», чей основатель начинал карьеру в «Теплодаре». Сейчас их– десятки. Ценовой демпинг можно выдержать, верят в компании, если есть производственные ресурсы. С такой позицией «Теплодар» смог безболезненно пережить кризис 2008г. и теперь переживает покупательский спад последних трех лет.

Сложно найти общие черты ухолдинга с отлаженными бизнес-процессами и небольшой мастерской, какой «Теплодар» был 19 лет назад. Но что еще можно было ожидать в 1997 г.? Основатель проекта Юрий Левчук начал свой бизнес в 45лет, в одиночку, без стартового капитала. Он родом из поселка Москаленки, что в Омской области. В 1969г. поступил на факультет летательных аппаратов в Сибирскийинститут авиации (сейчас СибГАУ им. М.Ф. Решетнева). После окончания вуза по распределению попал в элитное подразделение Новосибирского авиационного заводаим. В.П.Чкалова, которое отвечало за техобслуживание знаменитых Су-24.

В 1984 г., после смерти отца, Юрию пришлось отказаться от командировочной жизни, чтобы заботиться о матери и двух малолетних братьях. Левчук арендовал товарный вагон, загрузил туда весь скарб и перевез семью в купленный под Новосибирском частный дом. Чтобы заработать на собственное жилье, он присоединился к движению «Молодежные жилые комплексы», в рамках которого застраивался новый микрорайон Новосибирска. Пять лет работы принесли плоды – Левчука повысили до председателя, стройка завершилась в срок. «В свое время я считался хорошим лыжником с отменным здоровьем, но после сдачи первого жилого дома находился в предынфарктном состоянии», – смеется Юрий.

Вернувшись на завод, за десять лет он сменил несколько специальностей – был инженером-конструктором, технологом, начальником участка по внедрению робототехники, работал в автоматизации управления, а параллельно занимал должность уполномоченного по рационализации. «Я удачно попал на курс лекций автора теории решения изобретательских задач Генриха Альтшуллера, – поясняет Юрий. – Считается, что идеи даются свыше, или богом, но он путем логических обоснований смог доказать, что творчество поддается алгоритмам мышления». Его премии за оптимизацию производственных процессов быстро превысили оклад. Но по доходу ударили 1990-е: после распада СССР Левчуку ничего не оставалось, как заняться коммерцией. В 1995 г., после закрытия кооператива по производству бытовых кухонных ножей из нержавеющей авиационной стали, он устроился заместителем генерального директора сибирского филиала компании «Пальмира» (сеть магазинов обуви «Монарх»).

«Через год собственники из Москвы по разным причинам уволили часть сотрудников, включая меня, – вспоминает Юрий. – На тот момент мне было 45 лет, и стало совершенно неинтересно работать на дядю». Служба занятости безуспешно пыталась найти аналогичную должность в течение года, пока Левчук не снялся с учета по собственной инициативе. «На бирже труда организовали встречу с заведующей кафедры социологии и психологии Академии госслужбы, которая рассказала о теории самореализации личности. Итоги многочасовых интервью показали, что мне лучше заниматься производством банных печей», – говорит предприниматель. Четыре месяца он просчитывал бизнес-план, поставив казавшуюся тогда фантастической цель – стать лучшим печником за Уралом.

Владелец «Теплодара» не скрывает, что скопировал первую печку саналога финской компании Harvia. В прошлом он делал сложные детали для самолетов, поэтому собрать опытный образец не составило труда. Его ноу-хау стал авиационный материал, купленный за 50 000 руб. для изготовления кухонных ножей, который позволял делать металлические изделия в три раза легче обычных. На российском рынке сего сложной логистической системой печи «Теплодара» весом 40 кг быстро победили стокилограммовые финские. Первые три года Левчук пользовался мощностями одного из цехов МСУ-47, которое производило вентиляции и системы канализации для зданий. На старте предпринимателю помогли дружеские связи свладельцем предприятия. «Благодаря бесплатной аренде и материалам спрошлого бизнеса мы были вплюсе с первого месяца продаж»,– добавляет он.

В нулевых, когда бизнес вышел на новый уровень, Левчук арендовал цех целиком. На первых порах его оснастили подержанным немецким оборудованием и отремонтированными станками, найденными на свалках. Сегодня мощности «Теплодара» располагаются на 30 000 кв. м, которые Левчук выкупал по частям в течение десяти лет. «В этом году откроем музей городской печи», – сообщает он. Печка под серийным номером 2, когда-то подаренная приятелю, уже стоит в офисе «Теплодара» и просто ждет своего часа.

В каждый дом по бочке

Владелец компании «Роскедр» Николай Котенков придумал, как заменить баню в городских квартирах. Он изобрел фитобочку с парогенератором, которая работает от сети, выводит шлаки из организма истоит в десятки раз дешевле бани для дачи. С одолженными у друга 100 000 руб. выпускник Санкт-Петербургскогогосударственногогорного институтаим.Г.В. Плеханова запустил производство в Алтайском крае, наладил экспорт за границу и сегодня продает свыше 1000 фитобочек в год. За двенадцать лет «Роскедр» оснастил своими установками свыше 10 000 салонов красоты и лечебно-оздоровительных учреждений по всей России. За что рынок так ценит его продукцию?

Котенков родился в семье врачей. Его мать – физиотерапевт, отец работал мануальным терапевтом вотделении реабилитации горнорабочих Зенковского санатория «Шахтер» в Кемеровской области. В2003г. Николай приехал в Северную столицу с мечтой поступить в Санкт-Петербургский государственный горный институт. Ему это удалось, и уже на третьем курсе под руководством профессора Юрия Шувалова он показал чертежи «термобиологической установки для реабилитации организма горнорабочих». Она представляла собой кедровую бочку диаметром 77 см и высотой 130 см спрорезью для головы. Подача пара решалась с помощью форсунок и парогенератора. Лечебный эффект был ничуть не хуже, чем в русской бане, но в отличие от нее – без противопоказаний. «Учеловека не нагревается голова, он не страдает от высокого давления и отсутствия кислорода», – добавляет Николай.

На испытание установки ушло два года. Первый образец внедрили вЗенковском санатории «Шахтер» – висследовании участвовали 294 горняка, находящихся на реабилитации. Кокончанию аспирантуры у Котенкова на руках оказалось масштабное исследование – к тому моменту через горный институт было установлено 60 фитобочек на шахтах Кузбасса, Якутии и Кемеровской области. После сюжета на одном из петербургских каналов новым в реабилитацииизобретением заинтересовались SPA-салоны, фитнес-клубы и санатории. Первую фитобочку купил местный фитнес-центр за 60 000 руб. На развертывание промышленного производства Котенкову катастрофически не хватало денег – ситуацию спасли одолженные у друга 100000руб.

Искать мастеров в Питере Николай не видел смысла – бондарное ремесло развито на Алтае. Предприниматель арендовал мастерскую на 6 кв. м. На старте изготовлением бочек колотым методом, без единого сучка и пропиток, занимались два мастера. В конце 2005-го Николай зарегистрировал компанию «Кедровая бочка», но через пару лет, поняв свою ошибку, сменил название на «Роскедр». «Если набрать в Интернете «кедровая бочка», поиск выдаст наших конкурентов, рестораны и производителей кедровых бочек для вина», – добавляет он. Проект окупился быстро – первую выручку в «Роскедре» подсчитывали уже в 2006 г.

В 2008-м спрос на фитобочки упал. Насыщение рынка вынудило изменить стратегию. Если раньше основные продажи приходились на салоны красоты и санатории, сегодня 80% фитобочек покупается для личного пользования. Под запросы аудитории в «Роскедре» расширили ассортимент: четыре модели различаются по диаметру (67–110 см) и художественному оформлению. При этом пользователь может персонализировать товар – в онлайн-конструкторе выбрать подходящий диаметр, заказать резьбу или роспись, а также изменить размер дверцы и сиденья. Чтобы семья из четырех человек смогла принять процедуру без дополнительного долива воды, Котенков увеличил объем парогенератора и внедрил возможность плавной регулировки температуры.

Сегодня стандартная фитобочка «Роскедра» стоит дешевле первого проданного экземпляра почти в два раза – от 31 000 руб. (Эксклюзивные варианты – до 120000 руб.) Снизить себестоимость продукции компании удалось за счет увеличения объема производства. Первые пять лет владелец «Роскедра» пытался выстроить дилерскую сеть, но в итоге отказался от этой идеи и направил деньги на масштабирование бизнеса. Сегодня в его компании 22 сотрудника, два торговых дома, склады в Санкт-Петербурге и на Горном Алтае. Отгрузкой фитобочек занимается собственный отдел логистики. За годы работы Николай сумел наладить партнерские отношения с 14магазинами и 52 складами, торгующими медтехникой иоборудованием для саун.

«Роскедр» продает свыше 1000бочек в год. На фоне экономического кризиса владелец компании отмечает 30-процентный спад продаж. Скаждым годом ему тяжелее дается производство – основу фитобочек, трехсотлетний сибирский кедр, скупают китайцы. Их ценовые предложения привели к подорожанию сырья на российском рынке – сейчас 1 кубометр готовой доски стоит от 45000руб. Дальнейший успех «Роскедра» зависит не только от бизнес-модели и бренда, а от экономической ситуации в стране, считает Котенков. Несмотря на спад продаж дома, Николай Котенков наладил экспорт в Прибалтику, Канаду, Германию – около 20% от объема производства. «Но хотелось бы работать на благо России»,– подчеркивает он.

Поддать пару

По утрам владелец тематического парка «Баня-Land» вКрасной Поляне Владимир Ряполов наблюдает приятную картину: все без исключения сотрудники наводят порядок. Те, кто не горит желанием добровольно следовать философии компании, надолго не задерживаются. «Сколько раз думал, что проще взять двух горничных и пару гастарбайтеров, но нужно следовать заложенной традиции», – размышляет он вслух. Заветы банной корпорации сотрудники соблюдали даже во время восьмилетнего отсутствия своего идеолога. В 2007 г. Владимир Ряполов эмигрировал, чтобы открыть филиал «Бани-Land» в окрестностях Парижа. Вернувшись, он строит планы по структуризации бизнеса.

До того как открыть в 1999 г. «Баню-Land», адепт йоги Владимир Ряполов работал массажистом и физиотерапевтом в Германии иАнглии. «В бандитах я не ходил, кнефтяной трубе отношения не имел, значит, с российской точки зрения был нищим», – говорит он. На личные накопления 10 000 руб. Ряполов выкупил участок земли рядом с сочинским поселком Красная Поляна. Сначала на нем появился образовательный центр для детей «Застава», а баня была дополнением к проекту. Но неожиданный визит в 2000 г. Людмилы Путиной сместил акценты в бизнес-плане Ряполова. «После ее приезда мы проснулись знаменитыми», – вспоминает Владимир. За пару лет на взятые из оборота средства он построил еще три банных комплекса.

Со временем Ряполов внедрил уникальную для банной индустрии идею: за один сеанс клиент должен пройти через русскую, японскую, римскую и турецкую бани, а в финале нырнуть в котел, подвешенный прямо над костром. В 2007 г. его корпорация остановила свое развитие на четырех SPA-комплексах, трех гостевых домиках, кафе и баре. Договорившись на Сочинском инвестфоруме осовместном бизнесе с французами, Ряполов уехал строить баню в окрестностях Парижа. Неудачный опыт он объясняет высоким европейским налогообложением и строго регламентированными трудовыми отношениями. Создатель «Бани-Land» также не учел европейские культурные особенности. «Для бани нужен русский кураж: все пропью, гармонь оставлю. Европейцам такое состояние не свойственно», – считает он.

После возвращения в Россию Владимир с утроенной силой взялся за новые проекты. В начале этого года под Петербургом на территории горнолыжного курорта «Охта парк» открылся филиал «Бани-Land» на три комплекса (и еще три бани строятся). По условиям сделки, владельцы «Охта парка» вкладывают деньги, а Ряполов инвестирует интеллектуальные ресурсы в подготовку персонала и закладывает идеологию проекта. В прошлом году предприниматель решил переставить на новые рельсы сочинский бизнес. Сейчас в Красной Поляне работают около 100 человек. На территории парка четыре банных комплекса. В день сюда приезжают париться около 60 человек. 90% клиентского потока – туристы. Здесь нет отдельных услуг по парению – только комплексная программа на двух человек стоимостью от 9000 руб. за три часа. В год, по оценке «Ко», банные услуги могут приносить «Бане-Land» оборот свыше 170 млн руб.

За проведение банного ритуала в Красной Поляне отвечают пармейстеры и высшая каста – церемониймейстеры, которые учатся в школе при «Бане-Land», где их обучают не только массажу, но и гипнозу. Через школу прошли несколько сотен студентов, и сегодня многие из них работают на конкурентов. Оживление на рынке только радует Ряполова– в той же Красной Поляне, по его словам, за последние восемь лет открылось около 30 бань и SPA. «Впрошлом наша великая культурная основа была отравлена. Баня стала ассоциироваться с пивом и девушками. Сейчас обилие конкурентов свидетельствует, что люди ходят в баню ради здоровья», – добавляет он.

В этом году «Баня-Land» привлекла внимание потенциальных партнеров в регионах и странах СНГ. Владимир старается вести переговоры с франчайзи среди предпринимателей, уже имевших опыт в схожей сфере. Если все пойдет по его плану, точки по франшизе могут открыться в Азербайджане, Казахстане и на Байкале. «Честно говоря, я устал от проходной бани для туристов», – неожиданно признается он. Ряполов давно мечтает превратить «Баню-Land» в оздоровительную клинику с полным набором антистрессовых программ – детокс, йога, медитации, обертывания, SPA, массаж, прогулки на свежем воздухе. Его задумка впроцессе реализации – курсы, рассчитанные на неделю, стоимостью 140 000 руб. Через них меньше чем за год прошли 15 клиентов. «Поток маленький, но эта тема пойдет», –уверяет предприниматель.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *