Рынок закрытого типа

Кризис – время открывать, а не закрывать торговые места. В схватке за Черкизовский рынок крайними окажутся покупатели

Мне неинтересно разбираться, почему на самом деле закрыли Черкизовский рынок. Я не знаю, кто в России важнее – Тельман Исмаилов или Зарах Илиев. И в каких они отношениях с мэром Лужковым и тренером Путина по дзюдо. Я, как почти каждый житель России, понимаю только, что раньше у Черкизовского рынка была очень мощная «крыша». Такая, что на территорию рынка не ступала нога ни налоговой инспекции, ни московской милиции, ни, разумеется, Санэпидемнадзора. А теперь, я так понимаю, еще более мощная «крыша» решила бизнес прежней «крыши» закрыть. И, соответственно, представители всех этих доблестных органов право-непорядка сразу на Черкизовский рынок и явились.
Понимаю я, что аргументы, которые приводятся в пользу закрытия рынка, – обычная лапша. Например, говорят, что там обнаружено столько-то тонн контрабанды. Я так полагаю, что с контрабандой борются (когда борются) где-то вблизи государственной границы, а не на столичном рынке. Если у вас из раковины хлещет вода, то сначала надо закрыть кран, а потом начинать собирать воду. А не наоборот. Про санитарные нормы я молчу. Тут все ясно: если в каком-то деле в России мелькнул санитарный врач – значит, дело нечисто. Говорят еще, что китайцев и вьетнамцев таким образом изгонят из торговли и освободят места для отечественных продавцов. О бедные наивные русские люди, желающие стать в это трудное время продавцами! Они не знают, что территорию Черкизовского рынка намереваются отдать под строительство жилого комплекса. И освободившиеся торговые места им не светят.
Еще я знаю точно, что с экономической точки зрения закрытие огромного городского рынка во время кризиса – это вредительство высокой пробы. Наивные русские люди, многие из которых мечтают стать продавцами, не всегда помнят, что в это трудное время они к тому же вынуждены, к несчастью, еще и оставаться покупателями. И как покупателям им (даже тем, что мечтают стать продавцами) в большой степени до фонаря, у кого и где они покупают, потому что в это трудное время для них самое главное – купить дешевле. В результате закрытия Черкизовского рынка у них стало на 72 гектара меньше таких мест. А цены на шмотки на других вещевых рынках уже поползли вверх.
Также я знаю, что закрытие рынка происходит параллельно доработке и отправке в Думу новой версии закона «О торговле». В сопроводительном письме к нему премьер-министр подробно объясняет, как хорошо новый закон регулирует взаимоотношения сетевых магазинов и их поставщиков. Запрещает первым вводить необоснованные бонусы и отсрочки, а вторым – поставлять некачественный товар. Но все это не имеет ровно никакого смысла.
Наш премьер-министр очень любит выглядеть человеком, которого все боятся и слушаются, но усилия его здесь бесплодны. Он может закрыть конкретный рынок и убить рынок вообще, но он бессилен изменить законы рынка. Перераспределение выгоды между сетями и поставщиками будет определяться текущей конъюнктурой, а не его рассуждениями. И главное – не имеет никакого отношения к проблеме потребительских цен, динамика которых определяется балансом спроса и предложения. В данном случае это означает, что уровень цен будет зависеть от того конкурентного давления, которое испытывают сети со стороны традиционной торговли. То есть в конечном счете – от объема и доступности торговых площадей для несетевой торговли и развития мелкооптовой инфраструктуры. Эти функции в России преимущественно и выполняют те самые рынки, которым правительство объявило войну.
Рынки нам рисуют сегодня исчадием ада. Но вот в городе Париже почти каждое воскресенье то на этой площади, то на той – ярмарка, и цены торговцев-производителей в два-три раза ниже, чем в супермаркете. И никто не считает их зоной криминала, антисанитарии и «серого» импорта. Почему бы это? Да просто у бедолаг-парижан нет своих органов право-непорядка, которые могли бы этим всем заняться. И на ярмарках царит, представьте себе, порядок.
Кризис – это время не закрывать, а открывать рынки. В том числе и те, которые позакрывали в сытые годы. Это время максимальной либерализации торговли, организации ярмарок, различных нестационарных точек. Именно это позволяет сбивать цены. Однако новая версия закона «О торговле» как раз очень строга к таким формам торговли и значительно ужесточает для них правила. А кто не понимает той цепочки, по которой «ужесточение правил» неизбежно превращается в России в рост цен?
В общем, в споре сетевых торговцев и их поставщиков о том, на кого должны лечь основные тяготы кризиса, правительство нашло истинно мудрое решение: заплатят покупатели. И это по-своему логично. Власть, разрешающая споры лоббистов при помощи органов право-непорядка и не зависимая от населения, – это и есть формула суверенной демократии.
Автор – политический обозреватель, сотрудник Института экономики переходного периода

Читайте также
Бунт мелким оптом

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: