Ричард Гир: «Мне нравятся женщины с прошлым»

Трудно поверить, но меньше чем через год мечте всех золушек – Ричарду Гиру – стукнет 60. Что, впрочем, не мешает ему оставаться одним из главных героев-любовников Голливуда. Вот и новая картина «Ночи в Роданте», которая выходит в российский прокат 16 октября, снова о любви. О любви, любовных письмах и «романе» с Дайан Лэйн, который длится уже почти четверть века, актер рассказал нашему человеку в Голливуде – Нелли Холмс.

Ричард, одна из центральных тем картины «Ночи в Роданте» – отцы и дети. Точнее, отцы и сыновья. Буквально на днях мы долго обсуждали проблему отцов и сыновей с Оливером Стоуном, в связи с его новым фильмом о президенте Буше, и Стоун сказал, что суть этой проблемы в том, что мы несправедливы к своим родителям. Вы согласны с этим?

О, да! Мы все несправедливы к своим родителям! Взрослея, мы осознаем, что родители, которые в детстве представляются нам богами, – самые обычные люди, с недостатками, проблемами, собственным миром. А им в свою очередь трудно перестроиться и принять то, что отношения уже не «бог – ребенок», а «друг – друг». Особенно учитывая, что эти новые «друзья» – их плоть от плоти.

Вы сталкиваетесь с такими проблемами? Вы, кстати, строгий отец?

О, нет! Так часто бывает – мать дисциплинирует, а отец балует. Так и в нашей семье. Кроме того, у меня с сыном есть общее хобби – бейсбол. (Смеется.)

А какие качества вашего отца вам бы хотелось передать вашему сыну?

Хм… Мой отец жив-здоров, слава богу! Я раньше не понимал, что он – уникальный человек: у него редкая способность – бескорыстно помогать людям. Сейчас, по прошествии времени, я смог оценить это качество и надеюсь, что позаимствовал хотя бы его толику и смогу передать его моему сыну.

Что еще вы цените в людях?

Каждый день я молюсь о том, чтобы мне хватало смелости для честной самооценки. Я восхищаюсь этим качеством, что отнюдь не означает, что оно у меня есть. Еще умение посмеяться над собой. У меня был тибетский учитель, который никогда не смотрел телевизор. Он говорил мне, что читать собственные мысли – удивительно занимательное занятие. И не надо никакого телевизора. (Смеется.)

«Ночи в Роданте» – о любви. Дайте совет, как ее найти?

Я расскажу вам, как это произошло со мной. Ни я, ни моя будущая жена не искали любви. Но когда я впервые увидел эту женщину – я помню этот момент, будто это случилось вчера! – со мной произошло нечто… Мне кажется, искать любовь не надо, но в то же время надо быть открытым для любви, готовым к любви.

А много ли любовных писем вы написали за свою жизнь?

Вы знаете, я в последнее время научился писать короткие любовные записки моей жене. В нашем доме вы не найдете длинных любовных писем. Наверное, потому, что я возглавляю две благотворительные организации и мне приходится писать много длинных писем.

Кстати, о доме. В «Ночах» – это Дом, именно так, с большой буквы. Дом как самостоятельный персонаж.

Да-да, дом в фильме играет очень важную роль. Он – средоточие общих подсознательных воспоминаний. Любопытный факт: подходящее здание мы нашли прямо в Роданте, но оно было нежилым, и художники собрали его «внутренности» из фрагментов нескольких домов. Получился дом-компиляция.

Для женщин вы навсегда – офицер, который обязательно придет на помощь своей Золушке, как в «Офицере и Джентльмене», и миллионер, который по пожарной лестнице взбирается к своей Красотке.

Если бы кино было моим единственным занятием, я бы, пожалуй, обиделся. (Смеется.) Я люблю женщин! Люблю свою жену, свою маму, своих сестер, я люблю истории о женщинах, я люблю все фильмы, в которых снялся. Существует мудрое выражение, что Бог создал мужчину и женщину, потому что он любит сказки. Мне нравятся зрелые женщины. Мне нравятся женщины с прошлым. Только вчера я ужинал с Гарри Маршаллом – я снимался у него в «Красотке» и «Сбежавшей невесте». Он снимает фильмы о любви – кажется, что снять их легко, но это обманчивая легкость. Потому что для успеха фильма, помимо всего прочего, нужно, чтобы между актером и актрисой возник Контакт. С Джулией (Робертс. – Newsweek) у нас получилось. Как и с Дайан, когда мы снимали «Ночи…».

Это ваш третий фильм с Дайан Лэйн?

Да, впервые мы снялись вместе в «Коттон клубе», ей в то время было лет 18. Уже тогда я слышал много хорошего о ней от Копполы. Мы дружим еще с того времени, хотя оба очень замкнутые люди. Она умеет заставить зрителей волноваться за ее героинь. Никто не знает природу, алхимию этого ее качества.

В этом году вы снялись в трех фильмах

В четырех. Помимо «Ночей в Роданте» я снялся в своем первом G-фильме (рейтинг G получают мультфильмы и семейные комедии. – Newsweek). Он называется «Хачико» – о японском псе, который стал символом преданности. Режиссер фильма – Лассе Хальстрем («Правила виноделов», «Шоколад». – Newsweek); мы закончили неделю назад. Мне очень нравится этот фильм! Третий фильм о полицейских а-ля Скорсезе, он называется «Лучшее из Бруклина». Он снят по замечательному сценарию, который придумал новичок – собиратель податей с водителей, проезжающих через Бруклинский мост. Сценарий был придуман им в этой же будке на мосту. И фильм «Амелия Эрхарт» – о знаменитой женщине-пилоте. Мы снимали его в Южной Африке. Мира Наир сняла эту картину за какие-то гроши, хотя, уверяю вас, смотреться этот фильм будет на 200 миллионов!

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: