Репетиция будущего

будущее

Александр Коновалов, братья Аджамяны и Сергей Сигитов, Максим Ивлев – возможно, когда-нибудь продукты, ими созданные, потеснят проекты крупных игроков рынка. А может быть, исчезнут – таковы правила игры любого стартапа.

Пока же предприниматели пытаются повлиять на человеческое будущее: приложение для смартфонов Droid Translator умеет переводить с 29 языков, Zang предлагает экономить время и знакомиться с помощью голоса, а Voxxter продает билеты в музеи онлайн – без очередей, со скидками. И несмотря на разные направления, эти проекты объединяют вера их основателей в прорыв технологий и готовность совершенствовать продукт столько, сколько нужно.

Легкости перевода

Александр Коновалов – создатель не только украинско-чешской компании Technology Improves the World (TIW), но и Киевской киностудии детских и юношеских фильмов, а также совладелец юридической фирмы “Аргумент”. Осенью новый продукт его IT-предприятия – программа Droid Translator – попал во все сводки новостей. Принцип работы этого автоматизированного синхронного переводчика для смартфонов технически сложен, но на словах прост. С его помощью можно позвонить по Skype, например, в агентство недвижимости в Турции, при этом ни слова не зная по-турецки, и договориться о сделке. Программа сама распознает язык и переведет собеседнику речь без задержек, почти мгновенно. “С нами общение на земле приобретет совсем другой формат, – убеждает Александр Коновалов. – Мы несем людям простую истину: понимание – бесценно”. Сейчас программа работает с 29 языками, с октября в магазине GooglePlay доступна ее полная версия.

Путь к Droid Translator занял у 35-летнего Александра Коновалова не один год. По основному, первому образованию инженер-строитель, выпускник ДонНАСА, он получил должность финансового директора в ЗАО “Корпорация “Северо-Восточная промышленная группа” в 22 года. “Потом я был акционером на некоторых предприятиях, которые успешно позже продал”, – рассказывает предприниматель. “Некоторые предприятия” считались на Украине крупными компаниями, например ЗАО “СВПГ”, ОАО “Свесский насосный завод”, ООО “Украинский промышленно-транспортный союз” и ОАО “ХК “Лугансктепловоз”. До того как стать топ-менеджером, Александр Коновалов успел сделать политическую карьеру: с 1998 г. его дважды избирали депутатом местных советов по мажоритарным округам, сейчас он заседает в Сумской областной раде и работает советником губернатора Сумской области по инвестициям на общественных началах. При этом Александр политиком себя не считает, и, когда закончится срок его полномочий, он намерен с головой погрузиться в разработку инновационных проектов в TIW.

“Быть депутатом местных советов – вовсе не политическая деятельность, – рассуждает он.- На самом деле политики – это народные депутаты Украины, и то далеко не все. Когда я шел в эту сферу, понимал: стоять в стороне и ждать, что кто-то что-то сделает, нельзя, надо самому браться за проблемы”. В 2008 г. он взялся за собственную жизнь: изменения коснулись в первую очередь карьеры. Свой бизнес лучше наемной, пусть и топовой должности, решил Александр Коновалов. Он продал акции производственных сельскохозяйственных предприятий и стал соучредителем юридической фирмы “Аргумент”. “Но в юридическом бизнесе, как в больнице, никто не приходит с позитивом и радостью, только с проблемами. Это осознание привело меня к идеям, связанным с позитивом”, – объясняет Александр Коновалов свой следующий бизнес-шаг. Киевская киностудия детских и юношеских фильмов, которую он основал чуть позже, занимается выпуском детского юмористического киножурнала “Вот так!”. “Мы новички в мире кино, поэтому процесс идет не так быстро, как хотелось бы. Но в этом году сняты первый сезон и документальный фильм. Думаю, скоро состоится премьера, а пока готовимся к серийным съемкам”, – добавляет Александр.

Идея создать автоматизированный синхронный переводчик для смартфонов Droid Translator родилась в 2011 г., когда бизнесмен купил свой первый телефон на базе Android и закачал в него приложение – текстовый переводчик Google Translate. Полтора года изобретатель обдумывал этапы реализации идеи. За это время компания Google представила переводчик, переводящий тексты при помощи камеры телефона. Тогда Александр решил, что время уходит и пора браться за перевод звонков. “Компанию TIW пришлось регистрировать в Чехии, потому что Украины нет в списке разработчиков платных приложений для Google, – поясняет он. – Де-юре я в ней один сотрудник, мы еще не вышли на стадию роста, пока занимаемся разработками”. По факту: на Technology Improves the World трудятся около 20 человек в украинском офисе. Чтобы уделять больше времени усовершенствованию Droid Translator, Александр нанял еще одну команду профессионалов, которая управляет кинопроектом, а свои полномочия в юридической фирме передал партнеру.

Прежде чем сделать beta-версию переводчика, предприниматель отправился на поиски инвестора: все-таки столь глобальный стартап требовал крупных вложений. После изучения его идеи три инвестфонда решили, что ее невозможно реализовать, и отказали в финансировании. Тогда Александр рискнул собственными накоплениями, но точную сумму стартового капитала он не называет. Кроме него, часть денег в стартап вложил друг и давний партнер. “В итоге мы решили те технические проблемы, которые делали невозможным перевод видеозвонка, и сумели запустить проект”, – говорит Александр. Сейчас в Droid Translator для распознавания речи применяется API сервиса GoogleVoice. В будущем Александр Коновалов собирается перейти на использование комбинации различных распознающих движков – это разработки Nuance, российского Центра речевых технологий, с которым ведутся переговоры, и на другие локализированные под конкретные языки сервисы. Интересно, что с 2010 г. Skype уже представлял функцию синхронного перевода: профессиональный переводчик за $3 в минуту с задержкой в 45 секунд помогал в разговоре. “Не знаю, как к ней подключиться, судя по всему, в Skype от нее отказались. Это неудобно и дорого”, – констатирует Александр. Самым “продвинутым” своим конкурентом он называет японского мобильного оператора NTT Docomo. Зарубежный сервис работает недавно, и только на смартфонах на базе Android 2.2, он умеет переводить с японского на корейский и английский языки, а также на мандаринский диалект китайского языка и обратно, при этом параллельно демонстрируя пользователю переведенный текст.

У Droid Translator преимуществ больше – 29 языков, никаких задержек с переводом, уверяет Александр Коновалов. Beta-версию в магазине GooglePlay скачали более 100 000 человек. Когда тестирование программы закончится и найдутся дополнительные деньги на развитие (предприниматель рассчитывает на инвестиции в размере от $500 000 до $2 млн), тогда начнет действовать стратегия по монетизации. “В Сети будет доступна бесплатная версия на тестовый период – 14 дней. По истечении этого срока клиент сможет пользоваться чатом с переводом и без, а для активации полного функционала нужно подписаться за $0,99 в месяц, или $9,99 в год. Как вариант, для разных стран будет применена разная модель монетизации с учетом их потребностей и платежеспособности. Думаю, это символическая плата за возможность, которую человечество ждало тысячи лет”, – отмечает Александр Коновалов. За полтора года он собирается увеличить количество подписчиков до 10 млн, а “отбить” вложенные средства намерен еще быстрее – в течение полугода, в крайнем случае, года. Перспективы Droid Translator, по его мнению, радужные: через три года люди привыкнут к ноу-хау, клиентская база вырастет до 50-100 млн человек, а оборотный капитал TIW составит более $100 млн. “Мы постоянно разрабатываем новые технологии, и одна из них уже готова, – интригует Александр Коновалов. – Это позволит в разы увеличить целевую аудиторию и даст ей совершенно новые инструменты общения, о которых она даже не подозревает. Впрочем, мы уже изменили мир общения между людьми”.

Схожими разработками занимается омская компания Al Digit – ее социальную сеть Fuzd с возможностью перевода и голосовым общением отметили в Apple и включили в специальную категорию Featured by Apple. “В дальнейшем мы планируем внедрять функции автоматического перевода во все проекты с социальным контекстом. У этой идеи большое будущее и перспективы, связанные с улучшением лингвистических параметров”, – рассказывает директор Al Digit Павел Сумароков. Он также верит в популярность приложений Droid Translator, Voice Translator и других проектов: с развитием технологий распознавания звуковых образов на основе анализа амплитудно-частотных характеристик человеческой речи эти проекты стирают границы между людьми, говорящими на разных языках.

Droid Translator – один из образцов машинного перевода с применением Voice Recognition, поясняет PR-директор ABBYY Language Services Аюна Анджукаева. За этим направлением будущее, но пока автоматический перевод не совершенен: технология “понимает” общий смысл текста, упуская лингвистические тонкости. “Машинный перевод – скорее хорошее дополнение для работы переводческих агентств и переводчиков, – отмечает эксперт. – Для профессионального использования результаты машинного перевода должны проходить стадию так называемого постредактирования: переводчик-редактор проверяет готовый текст, сравнивает его с оригиналом и доводит до принятой языковой нормы или требуемого уровня качества. Иногда подобные работы имеют очень большой объем. Редактору приходится переводить по несколько абзацев/страниц текста, особенно в специализированных материалах со сложными глоссариями или нестандартной тематикой”. По ее мнению, лучше и точнее всего по-прежнему переводит человек: только переводчик способен различать оттенки значений слов, сравнивать контекст и контролировать качество как письменной, так и устной речи. “Human translation – не такая дорогая услуга, как кажется на первый взгляд, – объясняет Аюна Анджукаева. – Совсем необязательно вызывать переводчика в офис или на дом: существуют различные сервисы, оказывающие услуги дистанционно. Например, ruPhone – переводчик по телефону”.

Идти на голос

Фотография и одна кнопка Call – вот и весь интерфейс приложения мобильных знакомств Zang. Через поисковик в надежде встретить партнера своей мечты пользователь просматривает профили, выбирает понравившийся и тут же звонит его владельцу – без предисловий и долгой переписки. Голосовой контакт может длиться пару минут – даже за это время легко понять, с кем имеешь дело. Проще некуда, но за этими ощущениями уже сейчас охотятся более 4000 москвичей. Основатель стартапа Zang, в прошлом директор по продукту “Мамбы” Сергей Сигитов ломает стереотипы традиционного dating-рынка: в тренде “импульсные” знакомства, здесь и сейчас.

За семь лет работы в знаменитой “Мамбе” Сергей Сигитов досконально изучил рынок и запустил не один проект. Со временем ему стало тесно в родной компании, захотелось развития, хотя открывать собственное дело в его планы не входило. Все изменила встреча с Грачиком и Татулом Аджамянами на одной из отраслевых выставок. Братья придумали социальный будильник “Будист”, не имеющий мировых аналогов. На сайте любой может заказать себе “побудку”, оставив номер мобильного. Разбудит “соню” звонком другой пользователь, “будист” – его система выбирает в случайном порядке. После успеха “Будиста” в России Аджамяны “клонировали” проект в США по адресу wakie.com. “Грачик предложил идею – создать мобильное приложение, где знакомство возможно только голосом. Я подумал, что это хороший вариант”, – рассказывает Сергей Сигитов историю возникновения Zang.

Сейчас приложение – мобильные знакомства по телефону – на стадии доработки. Сама команда за четыре месяца существования проекта увеличилась до шести человек, включая основателей. Необходимость снимать офис отпала еще до запуска приложения: “Будист” предоставил свои площади. “Очень часто на сайтах мужчины создают шаблоны – копируют и отсылают одни и те же сообщения женщинам. Интересный собеседник в переписке – это редкость. Голос – более информативный и эмоциональный канал общения, – говорит Сергей Сигитов о главном преимуществе своего проекта. – У нас каждый раз необходимо говорить что-то новое и нужно следить, как реагирует собеседник”. Сергей не сомневается в успехе Zang: человечество постепенно переходит с SMS и GSM в тот же WhatsApp, а за VoIP (технология передачи голоса через IP-телефонию. – Прим. “Ко”), вообще, по его мнению, будущее.

Популярность “импульсного” dating предприниматель объясняет новым подходом в отношениях: в ритме большого города невозможно тратить месяцы на переписку. Его проект экономит время: все звонки анонимны, после общения, если человек не понравился, пользователь набирает следующий номер. “Может показаться, что Zang упрощает знакомство и лишает его романтики, – рассуждает Сергей. – Все привыкли общаться письменно, но в голосовой коммуникации тоже есть интрига, просто она другая”. Первые шаги стартапа профинансировал “Будист”. “Бизнес-ангела” Сергей Сигитов нашел спустя пару месяцев. Общими усилиями Zang получил, по его словам, несколько сотен тысяч долларов. Следующий раунд будет тогда, когда приложение заработает в полную силу – через полгода, в крайнейм случае, через год.

Вариант монетизации проекта предприниматель видит пока один: первые минуты разговора бесплатные, затем включается “счетчик” – минута за 10 руб. “Мы уже зарабатываем, – уточняет он. – Наша операционная маржа составляет около 50-70%”. Несмотря на то, что Zang всего четыре месяца, Сергей Сигитов уже готовится к мировой экспансии. 15-20% населения планеты, по его расчетам, постоянно находятся в режиме поиска партнера. “По американским отчетам, годовой оборот рынка dating составляет $4 млрд, – поясняет Сергей. – Думаю, в этот показатель не включена Азия. Мы планируем выйти и на ее рынок”. Среди миллионов сайтов знакомств подобного – “голосового” – проекта в мире нет, уверяет Сергей Сигитов. Поэтому его проект набирает обороты: есть 4000 зарегистрированных пользователей, в день приложением интересуются 600-700 человек. Впрочем, если россияне не примут “голосовой” формат, а Сигитов не исключает и такой вариант, концепция приложения изменится. “Значит, будем знакомить людей по-другому, – добавляет он. – Рынок dating гибкий и постоянно меняется”. Один из его многочисленных конкурентов, генеральный директор сайта “Теамо.ру” Андрей Бурин, называет проект внешне привлекательным. “Zang – очень красивый сервис, как и все, что делают братья Аджамяны. Однако он не учитывает некоторые фундаментальные особенности поведения пользователей сайтов знакомств, – рассуждает эксперт. – Большинство людей не уверены в себе. Начать общение с голосового звонка, может быть, почти так же сложно, как подойти к незнакомому человеку на улице и предложить познакомиться. Подобный сервис может быть хорошим дополнением для большого классического сайта знакомств, как гармоничная ступень между виртуальным общением при помощи текстовых сообщений и офлайновым знакомством”. Лучше всего предлагать пользователям несколько вариантов коммуникации: ту же переписку, звонки и чаты, полагает психолог Илья Шабшин. “На Zang опускается этап переписки: для людей, стремящихся к скорейшему сокращению дистанции, этот шаг действительно, может быть, лишний, особенно если человек достаточно уверен в себя, знает, что ищет, и его не ранят отказы. Но тем, кто хочет предварительно в своем темпе что-то узнать о новом знакомом, составить хотя бы приблизительное впечатление, сообщить информацию о себе, чтобы оценить, стоит ли продолжать общение, – таким людям пользоваться сервисом будет некомфортно”, – резюмирует эксперт.

Заработать на Эрмитаже

У 32-летнего Максима Ивлева, сделавшего в свое время карьеру наемного менеджера, большие амбиции. Он, еще учась в МГТУ им. Н.Э. Баумана, мечтал о собственном деле. После окончания вуза Максим отправился набираться опыта: сначала работал аудитором в KPMG, затем произошел резкий карьерный скачок, и его пригласили на пост руководителя финансовой службы Объединенной металлургической компании. Однако за два с половиной года Максим так и не оставил мечту – запустить стартап в Сети, поэтому решил рискнуть накоплениями и временем. Его два проекта, один из которых связан с внедрением элементов социальных сетей в корпоративную коммуникацию с персоналом, провалились, но успели принести прибыль другого – нематериального – характера. “В их реализации я совершал ошибки, которые делают те, кто был успешен в наемной сфере, – поясняет Максим Ивлев. – Поэтому можно считать их стадией обучения”. Подсчитав убытки за полтора года предпринимательства – около $100 000, посмотрев на свой последний источник стартового капитала – автомобиль, Максим понял, что пора менять направление, и создал online-путеводитель городского туриста Voxxter.

Модель Voxxter идентична структуре booking.com, только вместо отелей туристы бронируют билеты в музеи, галереи, выставочные центры и даже на автобусные экскурсии. В продаже лидируют мультибилеты: по ним можно посмотреть до пяти выставок и при этом сэкономить – в среднем онлайн-покупка “оптом” обойдется дешевле на 40% от стоимости билетов, продающихся непосредственно в самих музеях. Подобные услуги бронирования на отечественном рынке предлагают Ponominalu.ru, Kassir.ru, Bileter.ru и другие сервисы, но ранее в зоне интересов этих игроков были только концерты и театры. Первым на музеи обратил внимание Максим Ивлев – и не прогадал, хотя изначально Voxxter задумывался как мобильный сервис с аудиогидами по достопримечательностям. Идею придумал младший брат Максима, линейный продюсер развлекательных программ Георгий Ивлев. Через полгода обдумывания ребята пришли к мысли создать аналог booking.com, только по музеям. Младший Ивлев, предпочитающий больше творить, чем заниматься операционными бизнес-задачами, набросал концепцию, вложил свою часть денег и через некоторое время занялся другими проектами на TV. За реализацию плана взялся Максим, который к тому времени закрыл предыдущие проекты и пытался придумать “что-нибудь новое”.

Первое, что он сделал, – продал свой автомобиль за 500 000 руб. и снял со счета оставшиеся накопления – около 250 000 руб. Часть денег в стартап с билетами вложили родители, на помощь пришли друзья. С миру по нитке – и Максим насобирал около 3 млн руб. Этих денег хватило, чтобы продержаться несколько месяцев. Сразу же после возникновения идеи он позвонил одногруппнику Антону Шипунову, который еще в университете собирал коллекцию музейных билетов со всего мира и в свободное время пропадал на выставках. “Еще он работал в сфере туризма. Поэтому я спросил у него совета: как выйти на музеи. Так началось наше партнерство”, – рассказывает Максим Ивлев. На рынке в тот момент ниша была свободной – за месяц ребята договорились о сотрудничестве с первой партией музеев. Прогрессивными оказались “Огни Москвы”, Музей современной истории России и Музей Сергея Есенина. С некоторыми возникли трудности, и переговоры продолжаются до сих пор, больше года. “Долгое время никому не было дела до музеев, поэтому многие подозрительно смотрят на любые коммерческие предложения. Тем более для учреждений культуры со столетней историей переговоры дольше года – это еще быстрое согласование вопроса”, – шутит Максим Ивлев.

Зимой департамент науки, промышленности и предпринимательства Москвы выделил проекту субсидию – 500 000 руб. Этим летом Максим нашел инвестора, частное лицо, чье имя он не вправе разглашать. С ним стартапер договорился о вложениях в размере 6 млн руб., пока в Voxxter поступило 2,5 млн руб. Следующий раунд инвестиций, от $500 000 до $1 млн, Максим Ивлев надеется закрыть в январе следующего года. Полученные средства предприниматель направит на расширение проекта. В планах выход на европейские музеи: до конца этого года хотя бы пять контрактов с культурными центрами в Берлине, Польше и соседней Белоруссии. Сейчас в Voxxter зарегистрировано около 120 музеев по всей России. “Лидируют Москва и Питер, но мы уже добрались и до Якутска”, – рассказывает Максим. Возможность участвовать в акселераторе Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ) тоже оказалась плюсом для проекта. Вся команда Ивлева – восемь человек – на три месяца “переселилась” на площадку ФРИИ, чтобы понять, как улучшить проект и сделать его рентабельным хотя бы в Москве.

Несмотря на 10-процентную комиссию с каждого билета, путеводитель городского туриста пока не приносит прибыли. Выйти на рентабельность ресурса – для начала в Москве – Ивлев надеется в течение ближайших трех месяцев. “Рекламу как дополнительную модель монетизации мы на данной стадии не рассматриваем. Следуя модели booking.com, который зарабатывает на комиссии, мы хотим создать площадку, объединяющую все музеи мира, – объясняет Максим. – В идеале – 40 000 учреждений”. Но конкуренты не дремлют: те же ресурся Ponominalu.ru и Bileter.ru стали предлагать бронирование билетов в музейные комплексы. Не так давно в Москве, Санкт-Петербурге и Казани реализовали концепцию City Pass. Это городская дисконтная карта действует в пятидесяти городах Европы. Покупая ее, турист получает все блага: бесплатное – зачастую без очереди – посещение музеев, галерей, аттракционов и даже проезд на автобусе. “Это городской проект, на Западе его поддерживает администрация, – говорит предприниматель. – Модели, которые запущены у нас, также рассчитывают на поддержку со стороны государства. Мы конкурируем с ними, но понимаем, что работаем в совершенно другом масштабе”. Это значит, что Максим Ивлев представляет свой проект мировой сетью – такой, когда на Voxxter можно забронировать билеты в Галерею Боргезе, а лучше сразу в Лувр.

Однако ведущий аналитик Российской ассоциации электронных коммуникаций Карен Казарян сомневается: если проект выйдет на мировой уровень, ему придется выдержать жесткую конкуренцию. “В России пока есть место для Voxxter. Но его функционал несложно повторить уже имеющимся популярным сайтам вроде той же “Афиши”, – рассуждает эксперт. – Я считаю, что обозначенные командой преимущества – скидки на электронные билеты и абонементы – эффективнее реализовать в рамках мобильного приложения. Оно же будет стимулировать спонтанные покупки. Сейчас, к сожалению, его у стартапа нет”.

Такие бизнес-модели, как у Voxxter, венчурные инвесторы сначала хвалят, но потом решают подождать и посмотреть, как проект покажет себя спустя время, подчеркивает руководитель креативного агентства Creative People Александр Ковальский. “Показать он себя сможет достаточно быстро. Музеи и досуг горожан – это уже почти мантра для современного мегаполиса, – уверен он. – Не удивлюсь, если один из вариантов развития проекта – полная или частичная продажа государственным структурам, которые сейчас озабочены бытом горожан и привлекательностью основных городов для туристов. Модель монетизации проста и понятна, многократно проверена на многих ресурсах. Кажется, еще немного, и в идею, что на музеях можно заработать миллионы, поверят все билетные операторы. Тогда же вскроется основной минус концепции – кто угодно может продавать билеты в музеи. И тем, у кого уже есть аудитория, прорваться будет проще”.

По словам эксперта, Voxxter еще есть над чем работать: для начала надо инвестировать в рекламу, выстроить связь с иностранными партнерами и расширить ассортимент билетов. “Пока выбор на сайте невелик, английская версия работает некорректно, мобильные приложения не запущены, заявленные города пусты, а сам проект, кажется, до сих пор в beta-версии и просто ждет хорошего инвестора”, – перечисляет Александр Ковальский. По мнению генерального директора digital-агентства DOT Глеба Иванюшкина, Voxxter старается заполнить пустую нишу. Попытка удастся тогда, когда россияне вновь начнут ходить в музеи вместо шопинга и кино. “Создатели правильно нащупали путь маркетирования сервиса, предлагая пакетные абонементы на посещение нескольких музеев, – говорит эксперт. – Сервис будет расти вместе с отраслью, но его перспективы я оцениваю не столько в прикладном смысле, сколько в образовательном. Чтобы проект стал коммерчески успешным и по-настоящему массовым продуктом, потенциальный клиент должен сам захотеть пойти в музей”.


Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: