Война с террором разгорается с новой силой, а американские силовые ведомства наступают на те же грабли, что и перед 11 сентября 2001 года

Рождественским утром 25 декабря молодой человек с билетом до Детройта, купленным за наличные, с пересадкой в Амстердаме и не имеющий при себе ничего, кроме ручной клади, сел в самолет в нигерийском аэропорту. За месяц до этого его отец появился в американском посольстве в Нигерии: он беспокоился, что пропал его сын, связанный, как он подозревал, с йеменскими экстремистами. Примерно в то же время Агентство национальной безопасности США получило оперативную информацию: ячейка «Аль-Каиды» в Йемене планирует задействовать некоего нигерийца в теракте против Америки.
А 23-летний нигериец Умар Фарук Абдулмуталлаб уже летел в Детройт с действующей американской мультивизой и бомбой, вшитой в трусы. В итоге самая опасная террористическая атака на США после 11 сентября не удалась благодаря счастливой случайности, а также решительности пассажиров и экипажа. Спецслужбы ситуацию проворонили.
Теперь представители американского разведсообщества оправдываются: мол, задним числом все умные, и вообще они по горло засыпаны дезинформацией и слухами. «Произошла системная ошибка в работе ведомств», – сказал как отрезал Барак Обама в прошлый четверг, представляя специальный доклад Белого дома. У правительства было достаточно информации, чтобы раскрыть и сорвать заговор, говорится в этом докладе: «Однако аналитики контртеррористических ведомств не смогли связать разрозненные куски информации, чтобы идентифицировать и упредить эту угрозу».
Теперь американские спецслужбы, как и после 11 сентября, пытаются реабилитироваться, реагируя на малейшие признаки угрозы внутренней безопасности. В начале января два истребителя F-16 сопроводили летевший на Гавайи пассажирский лайнер обратно в Портленд, потому что один из пассажиров отказался сдавать багаж в отсек ручной клади. Аэропорт Ньюарка был эвакуирован после того, как некий мужчина прошел в зону безопасности, чтобы попрощаться со своей подругой. Эвакуация прошла и в терминале калифорнийского Бейкерсфилда – вызвали подозрение емкости с медом. Из-за подозрительного предмета, оказавшегося елочной игрушкой, был вынужден изменить курс самолет авиакомпании Delta, летевший в Орландо.
Американцы тем временем не понимают, почему федеральные власти, потратив миллиарды долларов на войну с террором после 11 сентября, не смогли сложить части не такой уж сложной головоломки. Поиск виновных сейчас не приоритет, сказал Барак Обама, взял всю ответственность за произошедшее на себя и поручил спецслужбам улучшить межведомственную координацию. Головы пока не полетели. Все-таки теракт закончился провалом.
Но Обама спустился с небес на землю. Его речь 7 января запомнится резкой сменой риторики. Придя к власти, Обама сразу же отказался от введенного его предшественником термина «война с террором». И в течение года честно им не пользовался. В случае необходимости он говорил: «Глобальная внештатная ситуация». Теперь заявил прямым текстом: «Мы находимся в состоянии войны. Мы ведем войну с “Аль-Каидой” – разветвленной сетью насилия и ненависти, которая атаковала нас 11 сентября и хочет ударить по нам снова».
Брешь в системе безопасности может оказаться серьезнее, чем это признают публично. Не исключено, что ситуация даже хуже, чем была девять лет назад. Теперь американцам да и всему остальному миру приходится ждать беды сразу с нескольких направлений. Фронтов антитеррористической войны с террором все больше и больше.

ГЛОБАЛЬНАЯ ВНЕШТАТНАЯ СИТУАЦИЯ

Один из таких новых фронтов – Йемен, где предположительно находятся организаторы детройтской атаки. Накануне попытки теракта оттуда шли предупреждающие сигналы. В начале октября скрывающийся в этой стране радикальный имам уроженец США Анвар аль-Аулаки вывесил на своем англоязычном сайте провокационное сообщение: «Может ли Йемен стать главным сюрпризом следующего сезона?»
Известно, что аль-Аулаки общался с двумя организаторами терактов 11 сентября. Также известно, что он переписывался с американским военным психиатром Нидалем Хасаном – в ноябре тот застрелил 13 своих сослуживцев в техасском Форт-Худе. Сейчас аль-Аулаки – центральная фигура в расследовании теракта на борту Амстердам–Детройт. Незадолго до рождественского инцидента Агентство национальной безопасности перехватило телефонные переговоры имама с Абдулмуталлабом, сказал Newsweek высокопоставленный сотрудник антитеррористического ведомства. В прошлый четверг йеменские власти сообщили, что аль-Аулаки и Абдулмуталлаб лично встречались в Йемене.
Тогда же в прошлом октябре Джон Бреннан, советник президента Обамы по вопросам борьбы с терроризмом, получил тревожную информацию от своего саудовского коллеги принца Мухаммеда бин Найефа. Не так давно бин Найеф сам пережил покушение. Именно тогда боевики применили новую тактику. Террорист прилетел в Эр-Рияд из приграничного с Йеменом города с бомбой, спрятанной в нижнем белье. Убийца замешкался и взорвал самого себя – принц отделался царапинами. И несмотря на то что сообщения из Йемена шли одно за другим, тем не менее эта страна не фигурировала в документе под названием «Ключевые угрозы отечеству», представленном Обаме 22 декабря.
Впрочем, позже выяснилось: как раз в то время в Йемене шли секретные военные операции. Когда 17 и 24 декабря йеменские ВВС бомбили объекты «Аль-Каиды», именно США снабжали их разведданными, ракетами и военной поддержкой. На прошлой неделе американское и несколько других западных посольств в Йемене закрылись на несколько дней в связи с высоким риском терактов.
«Ирак был войной вчерашнего дня, Афганистан – это война сегодняшнего дня. Если мы не начнем действовать на опережение, войной завтрашнего дня станет Йемен», – говорит сенатор от Коннектикута Джозеф Либерман. Но на фронтах «вчерашней» и «сегодняшней» войны все тоже далеко не благополучно. В Ираке снова стали повседневностью теракты с десятками жертв, а в Афганистане 30-тысячному пополнению американского контингента еще предстоит доказать свою способность перехватить инициативу у талибов.
Одновременно с докладом о детройтском самолете отчет о своей деятельности в Афганистане выпустила и военная разведка США. В нем говорится, что огромный разведывательный аппарат не способен ответить на фундаментальные вопросы о ситуации в стране и настроениях афганцев. Разведчики не разбираются в местной экономике и структуре власти. В заключении авторы – начальники военной разведки – советуют коллегам брать пример с журналистов, чтобы повысить эффективность сбора информации.
Кроме йеменского, в прошлом году возник фронт в Вазиристане, где надолго застряла пакистанская армия, пытаясь зачистить регион от талибов и «Аль-Каиды». Тем временем в Сомали, расположенном по другую сторону Аденского залива от Йемена, исламистские группировки не только контролируют большую часть страны, но и, судя по всему, подобно йеменцам, начинают устраивать зарубежные рейды. Главная из этих группировок, «Аль-Шабааб», приветствовала действия сомалийца, который 1 января пытался убить датского художника Курта Вестергарда – автора карикатур на пророка Мухаммеда. Тревожная обстановка и в Судане: исламистские власти этой страны и международные правозащитные организации предупреждают, что там велик риск возобновления гражданской войны.
Теперь остается только гадать, какой из многочисленных отрядов «Аль-Каиды» и ее «партнеров» отправит в США или в Европу следующего смертника и повезет ли его потенциальным жертвам так, как повезло датскому карикатуристу и 278 пассажирам детройтского рейса.

ЛЕКАРСТВО ОТ ОДИНОЧЕСТВА

Очевидцы вспоминают: когда Airbus 330 начал снижаться для посадки в Детройте, Абдулмуталлаб встал со своего сиденья и отправился в туалет. Там он просидел около 20 минут. Вернувшись, пожаловался соседу на проблемы с животом и накрылся пледом. Положив плед на колени, Фарук попытался вколоть шприц с химикатами в емкость с тремя унциями взрывчатки, которую он достал из трусов. Бомба была достаточно мощной, чтобы пробить дыру в обшивке самолета.
В этот момент пассажиры услышали звуки, напоминающие шум петарды, и увидели пламя. Поднялся крик, некоторые попытались убежать в хвостовой отсек. Сидевший неподалеку голландский режиссер Яспер Шуринга вскочил и стал карабкаться по креслам к террористу. Выхватив шприц, уже наполовину пустой, он стал ощупывать брюки Абдулмуталлаба в поисках остальной взрывчатки. Подбежавшие бортпроводники облили борющихся мужчин из огнетушителей. Все это заняло меньше минуты.
Абдулмуталлаб сильно обгорел, но все же был в состоянии говорить с агентами ФБР. Ему предъявили обвинения в попытке взорвать борт, слушания по делу были назначены на 8 января. Вскоре ему наняли адвоката, который убедил его ограничить сотрудничество со следствием. Федералы хотят получить как можно больше информации и как можно скорее, ведь очень вероятно, что экстремисты попытаются устроить новый теракт. На прошлой неделе на сайте террористической организации, пославшей Фарука, появилось заявление. В нем Абдулмуталлаб называется «героем, изучившим новейшие и сложнейшие технологии и устройства системы безопасности в аэропортах всего мира». И он «достиг своей цели», отмечают террористы.
«Герой» вырос в роскошном родовом поместье в Найроби, столице Кении, – на родине отца Барака Обамы. 16-й и самый младший сын бывшего министра финансов Нигерии, он не был избалован отцовским вниманием. В 2005 году его отправили учиться в лондонский пансион для детей дипломатов и богатых бизнесменов, где мусульманских мальчиков заставляли распевать рождественские колядки.
В Лондоне Фаруку было плохо. «Мне вообще не с кем поговорить, – писал юзер Farouk1986 на популярном исламском форуме Gawaher.com. – Я чувствую себя подавленным и одиноким. Боюсь, из-за одиночества у меня могут появиться новые проблемы». Глотком свежего воздуха стала поездка в Сану, столицу Йемена, куда Фарука после школы отправили подучить арабский. «Это круто», – писал он о местных магазинах и кухне, правда, больше всего радовался найденным в городе Pizza Hut и KFC.
Затем он поступил в Университетский колледж Лондона, где получил степень бакалавра по специальности машиностроение. Кстати, большинство деятелей «Аль-Каиды», начиная с самого Усамы бен Ладена, имеют инженерные специальности. Учился Фарук так себе, зато возглавил местное исламское общество и даже организовал неделю борьбы с терроризмом, призывая разоблачить американскую тиранию и нарушения прав человека на Ближнем Востоке.
В своих интернет-постах Абдулмуталлаб оправдывал убийство во имя джихада и рассуждал о продажности саудовских принцев. Неизвестно, как и когда он связался с «Аль-Каидой». Но вербовщики старательно мониторят исламские сайты в интернете. Посты Абдулмуталлаба, его инженерная специальность, знакомство с Западом и возможность свободно въезжать в США не могли не заинтересовать экстремистов. Получив американскую визу в 2008 году, он отправился на исламское религиозное собрание в Хьюстон, штат Техас, провел некоторое время в Дубае и, наконец, в августе 2009 года записался на языковые курсы в Йемене.
Йемен был очагом исламского экстремизма до 11 сентября – именно йеменские террористы в октябре 2000 года пытались взорвать американский эсминец «Коул». В 2007 году заключенного тюрьмы Гуантанамо Саида аль-Шихири отпустили и отправили в Саудовскую Аравию, чтобы тот прошел курс «реабилитации с помощью арт-терапии» и излечился от экстремизма. Не помогло: вырвавшись на свободу, он отправился прямиком в Йемен и присоединился к бывшим соратникам Усамы бен Ладена, создав организацию «Аль-Каида на Аравийском полуострове» (АКАП). Именно эта группа послала террориста-самоубийцу взрывать саудовского шефа безопасности Найефа.
А 19 ноября на пороге американского посольства в Нигерии появился отец Абдулмуталлаба. Он сообщил дипломатам об исчезновении сына. Позже в интервью New York Times сестра Фарука заявила, что отец, прочитав его эсэмэски из Йемена, счел сына «угрозой безопасности».

ВИЗА НА УБИЙСТВО

На следующий день руководство посольства, включая сотрудника ЦРУ, как и полагается, провело совещание и отправило свой доклад в Вашингтон. Доклад попал в огромную базу данных Национального контртеррористического центра (NCTC), содержащую более полумиллиона имен. Если аналитики центра и обрабатывали эту информацию, то не особенно внимательно. Они даже не удосужились проверить, была ли у Абдулмуталлаба действующая американская виза.
Между тем Абдулмуталлабу отказали в британской визе. О своем решении британцы американцам не сообщили – ведь поводом для отказа стало предоставление ложных сведений, а не подозрение в террористической деятельности.
На совещании в американском посольстве в столице Нигерии не было представителя ФБР, который базируется в Лагосе на юге страны. ЦРУ ничего не сообщило фэбээровцам об истории с Абдулмуталлабом. Госдеп про встречу со старшим Абдулмуталлабом знал, но не стал отзывать визу у его сына. Как выяснилось из доклада Белого дома, там вообще считали, что у будущего террориста нет визы, так как его имя было записано с ошибкой.
В свою очередь, в NCTC решили, что серьезных оснований подозревать Абдулмуталлаба в связях с террористами нет, поэтому он и не был включен ни в список из 400 000 человек, которыми интересуется ФБР, ни в список из 13 000 лиц, которых надо тщательно досматривать при посадке на самолет, ни тем более в список из 4000 лиц, которым доступ на борт самолета запрещен в принципе. И это притом что в обязанности NCTC входит координация деятельности различных ведомств. Известно, что ЦРУ и ФБР не смогли предотвратить теракты 11 сентября как раз из-за плохой координации.
Разведка уже неоднократно перехватывала сообщения, указывавшие на намерение «Аль-Каиды» использовать нигерийцев для атак на США. Некоторые данные прямо говорили о террористической атаке из Йемена именно на Рождество, однако эксперты полагали, что их цель находится на Ближнем Востоке, а не в Америке. В конце концов, были перехвачены переговоры между Абдулмуталлабом и имамом аль-Аулаки. Но даже это не привлекло внимания к террористу.
Разбор полетов показал: за прошедшие девять лет власти США так и не удосужились создать единую поисковую систему по базам данных разных ведомств. Разведчики старой закалки теперь не скупятся на критические комментарии. «Система должна была засиять предупреждающими сигналами, как рождественская елка», – говорит Али Суфан, в прошлом старший агент ФБР по борьбе с терроризмом, многие годы отслеживавший подозреваемых в сотрудничестве с «Аль-Каидой» в Йемене.
Но в системе было слишком много дыр. В амстердамском аэропорту, через который Фарук летел транзитом, как раз установили новые сканеры. Они легко обнаружили бы взрывчатку в нижнем белье. Но голландцы сообщили Newsweek, что американские власти потребовали не просвечивать летящих в США пассажиров из соображений неприкосновенности их частной жизни.

В подготовке статьи участвовал Леонид Рагозин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *