Разговорчики в струю

2:1 в пользу американцев. От российско-американского саммита осталось ощущение дежавю: когда-то все это уже было и плохо кончилось

Все первые встречи новых лидеров России и США похожи одна на другую. Они успешны, потому что срабатывает один и тот же эффект: при всех предыдущих президентах отношения падают так низко, что ничего, кроме подъема, не может быть.
Внешне результаты визита Барака Обамы в Москву выглядят неплохо. Есть прогресс по ядерным вопросам. Подписано соглашение по транзиту американских грузов в Афганистан через российскую территорию. Создана президентская комиссия по развитию сотрудничества. Сказано много взаимных комплиментов. Владимир Путин показал Обаме самовар с сапогом. Обама ободрил бизнес-сообщество, гражданские организации и российскую оппозицию.
Но что в сухом остатке? И как оно будет работать?
По стратегическим наступательным вооружениям (СНВ) и противоракетной обороне (ПРО) в выигрыше, конечно, американцы. Не поступившись принципами, они получили все, что хотели по СНВ, не сдав ПРО в Европе. Пообещали дальше советоваться с Россией – но только когда сами определят, нужен ли третий позиционный район в Польше и Чехии. В этом нет ничего нового – этой позиции Обама придерживается со времен избирательной кампании.
Американцы связали свою позицию по ПРО в Европе с позицией России по иранской ядерной угрозе. Мол, поможете по Ирану – отпадет необходимость в ПРО. Это тоже не новость. России тут крыть нечем – разве что расписываться в неспособности влиять на Иран. В новом договоре по СНВ вопрос о стратегических наступательных вооружениях увязан с ПРО, но это не уступка со стороны Америки, как поспешила утверждать российская сторона. Американцы саму эту связь никогда и не отрицали, просто говорили, что ПРО против России не направлена, а значит, российские СНВ ни при чем.
А вот упоминание о том, что стратегические вооружения – это носители не только в ядерном, но и в неядерном оснащении, действительно стало достижением для России. Правда, о запрете на стратегические носители в неядерном оснащении речи не идет, а для российской стороны это весьма болезненно, так как американцы дальше продвинулись в развитии высокоточных неядерных вооружений. Так что в стратегической игре счет 2:1 в пользу американцев, но сохраняется возможность отыграться.
Договоренность по транзиту военных грузов в Афганистан – самый позитивный результат. Но проблема в том, что американцы захотят большего. И уже скоро предстоит решать, готовы ли Россия и США к более содержательному военному взаимодействию на этом театре, причем в заведомо худших условиях, чем в 2001 году. Сегодня у Запада и России уже нет таких верных союзников, какими раньше были Северный альянс и генерал Дустум, а российские отношения с Таджикистаном и Узбекистаном оставляют желать лучшего.
Создание президентской комиссии стало правильным ходом. Однако он был исполнен не слишком изящно. Комиссия нужна для развития горизонтальных связей между ведомствами исполнительной власти. Долго думали, как отойти от старого формата Гор–Черномырдин. В нынешних условиях пришлось бы создавать комиссию Байден–Путин. Не звучит, правда?
Выход нашли в том, чтобы сделать сопредседателями комиссии самих президентов, а координаторами – министров иностранных дел. Дальше были созданы 13 рабочих групп во главе с министрами и другими чиновниками.
Больше всего порадовала рабочая группа «Гражданское общество» под руководством замглавы администрации Владислава Суркова и советника Обамы по России Майкла Макфола. Первое внешнеполитическое поручение Суркова много говорит о раскладе сил в Кремле. И можно порадоваться за Макфола – скучать ему не придется: увлекательный разговор на темы современной философской мысли ему обеспечен.
Получилось так, что комиссия, в которую вошла половина российского правительства, не включает премьера Путина и всех вице-премьеров. Если это было сделано специально, чтобы «решить проблему Путина», с которым Обама не очень хочет иметь дело, то это не самое умное решение.
Барак Обама и его команда наступают на грабли администрации Буша-старшего и Билла Клинтона. Высказывания Обамы о Медведеве и Путине представляют собой неумелую попытку поддержать Медведева и навредить Путину. Примерно так в свое время Буш поддерживал Горбачева, а Клинтон – Ельцина. Конечно, Обаме удобнее иметь дело с Медведевым, чем с Путиным, но без Путина решения, как известно, не принимаются. Стратегия усиления удобных для США собеседников в Москве раньше всегда заканчивалась печально – и для самих собеседников, и для отношений с Америкой.

Автор – бывший дипломат, президент консалтинговой компании LEFF Group

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: