Рахат Алиев: «Казахские спецслужбы должны меня благодарить»

За свои неполные 47 лет Рахат Алиев, бывший зять президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, перепробовал много профессий: он был хирургом, бизнесменом, главой налоговой полиции, спецагентом, личным охранником президента и высокопоставленным дипломатом. Но это все в прошлом – из-за ссоры Назарбаевым он лишился жены, работы и возможности вернуться на родину. В приютившей его Австрии Алиев официально считается безработным. В интервью корреспонденту Newsweek Елене Черненко Рахат Алиев рассказал, что на самом деле дел у него полно: он скрывается от казахских спецслужб, пишет мемуары и пробует себя в роли оппозиционера.

Вы до 2007 года ссорились с бывшим тестем?

Первый серьезный конфликт с ним у меня произошел еще в 2001 году, я тогда занимал пост заместителя главы Комитета национальной безопасности (КНБ). Кто-то из многочисленных моих недоброжелателей начал наговаривать на меня верховному. Якобы у меня слишком много денег, влияния и амбиций. На самом деле я тогда за власть и статус не цеплялся. К назначениям на высокие должности относился как к комфортабельной гостинице – мне дали ключи от номера, я знал, что их рано или поздно придется вернуть.

Эта первая ссора тогда улеглась. Я ушел из КНБ. Хотел посвятить себя бизнесу, но президент решил назначить меня послом – в советское время так в ссылку отправляли (смеется).

А что произошло в 2007 году?

Переломным моментом для меня стал уже 2006 год – тогда в Казахстане начались политические убийства. Режим начал ликвидацию своих оппонентов. В феврале 2006 года был убит лидер оппозиции Алтынбек Сарсенбаев. Его наглым образом казнили – при участии спецслужб. Это должно было стать показательным уроком для всех критиков режима. Для меня это стало первым звонком.

Окончательный разрыв произошел весной 2007-го, когда президент затеял конституционную реформу, по которой он стал единственным человеком в Казахстане, который имеет право баллотироваться на пост главы государства неограниченное количество раз. Я его отговаривал, произошел конфликт. Я то больше беспокоился об имидже страны на Западе – мы тогда добивались председательства в ОБСЕ – а он думал, что я мечу на его место.

А вы не метили?

Конечно, у меня были амбиции – я этого не скрывал. Без амбиций не будет прогресса. А верховный вокруг себя терпит только серых мышей. Он не любит людей, чей интеллектуальный уровень выше его собственного. Боится, что его подсидят и ко всем относится с подозрением.

Вы не пытались как-нибудь договориться с ним, помириться?

Он сразу после возбуждения этого абсурдного уголовного дел говорил «приезжай, поговорим». Назарбаев надеялся, что я раскаюсь и вернусь в страну с низко опущенной головой. Обещал закрыть дело. Но из технической службы разведки мне дали четкий сигнал – не надо. Вся информация о его намерениях, переговорах и передвижениях у меня тогда была. И до сих пор есть – это же я создал специальную информационную службу КНБ.

Этот опыт дает вам преимущества в нынешнем противостоянии с КНБ? Австрийские правоохранительные органы говорят о трех неудачных попытках вашего похищения.

Конечно. До того как я провел реформу КНБ, эта структура была громоздкая, старая, технически отсталая. Я создал сильную техническую и информационную службу, оснастил ее новейшим оборудованием. Своего врага я знаю хорошо (смеется).

И вы чувствуете себя в безопасности в Европе?

Нет, конечно. В той же Австрии я сейчас почти не бываю – там уже слишком большая концентрация сотрудников казахских спецслужб. Есть информация, что они и к российским коллегам за помощью обратились. На самом деле казахские спецслужбы должны меня благодарить. У них, наконец, нашлось достойное занятие. Появился образ врага. Когда врагов нет, агентов считают дармоедами. Я для них отличная возможность для имитации активной деятельности.

Зачем им ваcпохищать? Извините за такую постановку вопроса, но не легче было бы просто …

Убить меня? (прикуривает сигарету) А им все равно. Цель – закрыть мне рот. Для верховного я ведь не только потенциальный политический соперник, но и осведомленный свидетель. С архивом и компроматом на всех. Как именно заставить меня молчать – похитить и вывести в Казахстан, либо прикончить здесь – им не важно. Попытки и того и другого уже были. Мне известно, что президент выделил порядка 10 млн. долларов на проведение подобных операций.

Найти и экстрадировать вас Астане якобы помогают социал-демократы и депутаты от австрийской партии свободы.

Тут удивляться нечему. На Западе тоже можно кого-то подкупить и депутатов, в том числе. Систему нельзя, людей можно. Но я не хотел бы вмешиваться во внутриполитические разборки в Австрии. Знаю просто, что Назарбаев с начала активно 90-х сотрудничает с социал-демократами. Он от них тогда кредит в размере $300 млн. получил. Уверен, что свои старые связи он и сейчас активно использует. А партию свободы могли подставить… Но пусть этим занимается парламентская комиссия.

Но вы не боитесь, что вас все-таки экстрадируют?

Я уверен, что этого не произойдет. Австрийцы понимают, насколько абсурдно это уголовное дело – меня ведь обвинили в пропаже мошенников, сбежавших с деньгами вкладчиков. Само дело шито белыми нитками. Обвинения сфабрикованы, свидетели подкуплены или запуганы, вещественные доказательства были по решению судьи в течении недели уничтожены. Австрийский суд в 2007 году уже высказал свое мнение по этому поводу, отказав выдать меня. Казахстан может хоть каждую неделю присылать запросы.

А чем вы вообще занимаетесь в Европе?

Я время зря не теряю. Пишу вторую книгу – в этот раз о себе, что-то вроде мемуаров. Уверен, что в Казахстане мои воспоминания многим интересны.

Но ведь там уже вашу первую книгу «Крестный тесть» запретили. За ее хранение или распространение можно попасть за решетку. Вы не думаете, что со второй получится то же самое?

Оно наверняка так и будет. Но тот, кто хочет, путь найдет. Я знаю, что первую книгу казахские читатели активно скачивают через файлообменные сети.

В Казахстане ведь недавно ввели достаточно жесткое регулирование Интернета.

Технический прогресс и распространение информации не остановить. Это не получается в Китае и Иране. В Казахстане тем более не получится.

А на какие средства вы живете?

В Казахстане у меня всю собственность отобрали. Остались лишь активы и счета в Европе. В 2007 году, когда решался вопрос об экстрадиции и шло судебное расследование, все мои счета в Австрии на месяц заблокировали, но потом разморозили и даже компенсацию выплатили. В общем, на жизнь хватает. У Бориса Березовского денег больше, но возможностей раскрытия сущности режима меньше – у него такого архива нет.

А зачем вам вообще кого-то обличать? Можно ведь было бы залечь на дно, авось все бы улеглось со временем…

Работая послом в Австрии и живя в Европе, я понял, что свобода превыше всего. Я бы хотел, чтобы мои сограждане тоже жили свободно, а не как сейчас… как в клетке. До поездки в Европу и я так жил и меня это не смущало, но теперь я уже так не хочу и не могу. Запах свободы мне понравился. В Казахстане все говорят – у нас, дескать, такая специфика, мы не сможем жить как на Западе. Почему? Это не так сложно. Надо просто один раз попробовать.

Читайте также
Терпи, казах
Анна Цейтлингер: «Сфабриковать такое дело фантазии не хватило бы!»

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: