Quo vadis, Siemens?

По сравнению с конкурентами мюнхенский концерн теряет почву под ногами. Теперь у технологического гиганта появился новый глава. По каким направлениям и как Джо Кезер должен сменить курс, чтобы вернуть глобальному игроку его былую силу?

Казалось, у Джо Кезера перехватило дыхание, когда на собрании коллектива Siemens во внутреннем дворике штаб-квартиры концерна он благодарил своего предшественника Петера Лешера за его заслуги. Кезер на несколько секунд умолк, поднял голову и окинул взглядом собравшихся. То, что сделал Лешер, сказал наконец Джо Кезер, “не смог бы осуществить никто из инсайдеров, это было бы просто немыслимо”. Речь шла об успехах в деле урегулирования коррупционной аферы. И вот Джо Кезер, бывший финансовый директор Siemens, становится преемником Петера Лешера в кресле главы компании, то есть на посту, на который он втайне имел виды на протяжении долгих лет.

Лешер оставил Кезеру хорошо заполненную книгу заказов. Однако при осуществлении ряда крупных проектов, таких как строительство ветропарков в открытом море и поставки высокоскоростных поездов, имели место задержки. По таким показателям, как оборот и доход, мюнхенцев все заметнее обходили конкуренты – General Electric (GE) и Philips. Но самое плохое: в некоторых областях технологический концерн понемногу, но явно теряет инновационные силы. Siemens, и это известно, недостаточно вооружен для будущего. Концерну нужно стать “более быстрым, гибким и надежным, чтобы догнать конкурентов по прибыльности и росту”, требует Кристоф Низель, управляющий фондами Инвестиционного союза во Франкфурте, владеющего 1% акций Siemens.

Джо Кезер должен решить три принципиально важные проблемы. Главная из них состоит, видимо, в том, что технологический гигант все больше утрачивает привлекательность для специалистов из естественно-научных областей и инженеров. Это связано с тем, что Siemens несколько лет назад перестроил систему продвижения персонала на более высокие ступени иерархической лестницы. Сотрудники с естественно-научным и техническим образованием теперь должны ориентироваться на управленческий крен в своей деятельности, если они хотят сделать карьеру. Следствие: они практически лишились доступа к деталям проблем, существующих на местах, где идет производство. Одновременно Siemens, проводя программу экономии, отправил на пенсию многих опытных технических специалистов.

Продукт старых структур

Вторая проблема Siemens – гиганта с 370 000 сотрудников – это так называемый глиняный слой. Имеются в виду силы инерции, заскорузлые структуры и устаревшие бастионы власти. В решении этой проблемы Петер Лешер потерпел неудачу. В отличие от GE, здесь трудно добиться перемен. Неповоротливый аппарат очень медленно реагирует и слишком долго принимает решения. Например, то обстоятельство, что в сфере производства трансформаторов в Азии подрастают боеспособные конкуренты, было очевидно на протяжении последних лет, но Siemens “проснулся” лишь в 2012 г., прореагировав слияниями и закрытием предприятий. В других областях деятельности происходило то же самое.

Кое-кто сомневается, что Джо Кезер способен изменить эти структуры, потому что он сам и есть продукт этих структур. “Это не тот человек, который может дать свежие импульсы, – рассуждает бывший менеджер, долго работавший вместе с Кезером в США. – Он человек, скорее, подходящий для такой политической структуры, какой является Siemens”.

Поле деятельности номер три для Кезера – зарубежный бизнес, от которого Siemens получает 80% своего оборота. Но кое-где, например в Срединной империи, оборот и доходы в последние годы сокращаются, в то время, как компания GE сумела добиться там роста, выражаемого двузначным числом. Тем не менее благодаря работе в США Кезер приобрел зарубежный опыт и понимание того, что в филиалах Siemens в разных странах существуют неодинаковые проблемы.

Китай. Простая доверчивость

Перспективы гигантских оборотов были слишком заманчивы, и, заключая договоры на строительство поездов, переживавшее бум в Поднебесной, Siemens принимал все условия коммунистических чиновников. И в итоге он сам воспитал себе конкурентов. Результат: строительством поездов Siemens больше не может зарабатывать здесь деньги.

Мало какой другой инфраструктурный проект Китай осуществлял так целенаправленно, как развитие собственной железнодорожной сети. До 2015 г. на участках пути общей длиной 18 000 км должны курсировать высокоскоростные поезда, а в 2012 г. протяженность таких путей составляла лишь 7000 км. Когда Пекин в начале “нулевых” принял решение о прокладке новых железных дорог, еще казалось, что преимущество зарубежных строителей поездов непреодолимо. В 2005 г. правительство пригласило иностранные концерны, чтобы построить 60 поездов для участка железной дороги Пекин – Тяньцзинь. Siemens выигрывает заказ на сумму (в пересчете) 669 млн евро. В качестве ответного жеста Siemens обучает в Германии тысячу китайских специалистов для компании China Northern Railway (CNR), своего партнера по совместному предприятию. Три поезда строятся в Германии, 57 – в Китае. Детали поставляет Siemens, сборку осуществляет CNR.

Проект оказался очень успешным, в 2008 г. КНР становится важнейшим рынком роста для Siemens. Но годом позже Пекин дает огромный заказ на 100 поездов одному лишь партнеру Siemens – CNR. Немцам достается право поставлять только электронную систему управления и ходовые механизмы – за 750 млн евро. Siemens требует дополнительно выплатить 390 млн евро за права на использование техники, и в конечном счете китайское Министерство железнодорожного транспорта выплатило за трансфер ноу-хау 80 млн евро. При этом поезд CRH380, преодолевающий 1300 км от Пекина до Шанхая за пять часов, считается китайским продуктом, изготовленным с использованием немецкой техники. Сегодня CNR и China Southern Railway являются крупнейшими в мире производителями поездов.

Причиной подобных неудач Siemens является, в частности, и то, что некоторые подразделения концерна ведут свою собственную жизнь и колосс становится все менее управляемым. Кажется, Джо Кезер намерен внести коррективы и установить более жесткое управление. “Мы хотим знать, что и где происходит в бизнесе в данный момент”, – подчеркнул он.

Россия. Прогибаться под Путина

То обстоятельство, что дела у Siemens лучше идут в России, объясняется, видимо, культурной и географической близостью двух стран, а может быть, и тем, что русские не столь изощренно хитры, как китайцы.

Однажды в субботу, незадолго до Рождества, у тогдашнего главы Siemens Петера Лешера зазвонил телефон. На проводе был Владимир Якунин, руководитель компании “Российские железные дороги” (РЖД) и близкий друг нынешнего президента РФ Владимира Путина. Важный клиент концерна Siemens был недоволен: “Почему у меня поезд не едет?” Имелся в виду высокоскоростной поезд класса премиум, поставленный концерном Siemens российскому ОАО “РЖД”. Через год после начала эксплуатации поезд вдруг не смог выехать из Санкт-Петербурга. Лешер послал “в холодные края” Ханса-Йорга Грундмана, возглавлявшего отдел железнодорожной техники. Он должен был успокоить русских.

Это эпизод трехгодичной давности. Но он показывает, как Siemens при Петере Лешере “окучивал” российский рынок, прогибаясь под Путина и его людей, постоянно присутствуя на месте действия, не задавая критических вопросов. Каждые два месяца Лешер сам наезжал в Москву, где в период финансового кризиса проводил собрания членов правления. Он не пропускал ни одной возможности лично поговорить с Путиным. И достигнутый успех подтвердил правоту Лешера. В годы, когда он руководил концерном, Siemens более чем утроил оборот в России, доведя его до 1,6 млрд евро. Мюнхенцы делают хороший бизнес в этой стране, которая вообще-то предпочитает отдавать заказы отечественным предприятиям. Siemens поставляет в РФ газовые турбины для электростанций, компрессоры для газопроводов, медицинскую технику для больниц, а также модернизирует пути и строит сотни поездов.

Без согласия Владимира Путина иностранный концерн не имеет шансов. Преемник Лешера Джо Кезер может поучиться у своего предшественника, как поддерживать хорошее настроение Путина целевыми инвестициями. Siemens строит локомотивы вместе с частным концерном “Синара” на Урале, он открыл трансформаторный завод в Воронеже, на юге России, а в Москве немцы поддерживают инновационный центр. Повсюду должны создаваться высокопроизводительные рабочие места, нужные Путину больше, чем финансовые инвестиции.

Все это имеет в виду Дитрих Меллер, глава российского направления деятельности Siemens. Он живет в Москве с 1990-х и располагает отличной сетью контактов с ключевыми местами властных структур. Говорят, что тактика прогибания, практиковавшаяся Лешером по отношению к Путину, была следствием советов Меллера. Прогибание перед русскими в эпизоде в Санкт-Петербурге зашло еще дальше. В том, что поезд “не поехал”, они были виноваты сами: засорились тормозные шланги. Но этот момент замяли: в конце концов, никто не хочет обижать клиента.

США. Проблемы с техникой

В то время как в Германии бизнес с обычными электростанциями сократился из-за ускоренного развития ветровой и солнечной энергетики, газовые и угольные электростанции хорошо продаются за океаном. Более трудное положение с ветропарками.

Правда, пару лет назад немцы получили один из крупнейших заказов на строительство наземного ветропарка в США: компания Wind American Energie заказала у концерна Siemens 258 ветрогенераторов. Но теперь в области “зеленых” технологий концерн борется с серьезными проблемами. В 2012 г. Вашингтон упразднил субвенции. Это поставило в трудное положение не только Siemens, но и всю отрасль, использующую энергию ветра, так как она не может конкурировать с сокращающимися ценами на электричество в США из-за бурно растущей добычи газа.

К этому добавляются собственные технические проблемы. В построенном концерном Siemens ветропарке Окотилло в Калифорнии пару месяцев назад на землю упал многотонный диск ротора. В апреле подобная авария случилась на ветрогенераторе в американском штате Айова. Эти сооружения простаивают, идет поиск ошибок, приведших к ЧП.

Аварии обернулись для Siemens не только многомиллионными убытками, определяющимися трехзначным числом, но и ущербом для престижа немецкого инженерного искусства в США. А это фатально прежде всего для позиций в борьбе за государственные заказы, в первую очередь с главным конкурентом – General Electric.

Испания. Проблемный сектор – инфраструктура

Именно Петер Лешер создал четвертый сектор Siemens, получивший название “Инфраструктура”. Под новой крышей он объединил виды бизнеса, в действительности не имеющие между собой ничего общего. Видеосистемы наблюдения и сверхскоростные поезда вошли туда так же, как системы транспортировки багажа и управления дорожным движением. Расчет был такой: урбанизация повсеместно в мире поставит специалистов по планированию городов перед сложнейшими вызовами и обеспечит концерну Siemens, владеющему решениями этих проблем, море заказов. Лешер сделал ставку на государственные заказы. В Испании эта стратегия не попала в цель: сектор “Инфраструктура” едва держится на плаву благодаря нескольким заказам на поддержание или обновление систем безопасности в аэропортах.

И из-за этого, в частности, полным ходом осуществляется программа жесткой экономии. В настоящее время Siemens обсуждает с производственными советами меры по увольнению 130 из 2600 рабочих. Эта мера стала следствием “Стратегии-2014” Лешера. В частности, она предусматривает концентрацию усилия на тех сферах деятельности, где потенциал больше, и отказ от проектов с плохой маржей.

Но в Испании, кроме этого, страдает и сектор промышленного производства, ранее составлявший треть оборота, поскольку он сильно связан с испытавшей потрясения автомобильной промышленностью. Хорошо еще, что отрасль получила большой заказ на оснащение завода, производящего аэробусы в Испании. В 2007 г., до начала кризиса, испанский филиал Siemens еще имел оборот в 2,56 млрд евро, в 2012 г. он был вдвое меньше.

Вполне возможно, что Джо Кезер закроет кризисный сектор “Инфраструктура”, который по всему миру в последнее время нес убытки. Правда, по его словам, в ближайшее время это не планируется, однако в среднесрочной перспективе будет не так уж важно, сколько секторов останется в концерне Siemens, – “три или пять”.

Франция. Когда недооценивают конкурентов

Если говорят, что во Франции Siemens всегда встречают с распростертыми объятиями, это сильное преувеличение. Прежде всего 2012 г. оставил по себе очень неприятные воспоминания. Французский филиал Siemens проиграл тендер как на крупный заказ на строительство офшорного ветропарка, так и на обновление автоматизированной системы метро в Лилле, на юге Франции, а ведь этот проект, как считал Siemens, уже был у него почти что в кармане. Поскольку Siemens внес более выгодное предложение и был уверен в своем техническом превосходстве, специалисты концерна заподозрили махинации в пользу лидера местного рынка компании Alstom и подали иск в суд. Окончательный приговор еще не вынесен.

Учитывая масштабы Франции, бизнес Siemens там мог бы быть в два и даже три раза больше. В 2012 г. оборот там составил 1,88 млрд евро. Проблему составляют местные конкуренты. В области транспорта и обеспечения энергией это два могучих французских концерна – Alstom и Areva. Французы считают само собой разумеющимся, что этим национальным чемпионам следует отдавать предпочтение. Формулируя в ближайшие месяцы основные моменты своей стратегии, новый глава Siemens Джо Кезер будет держать в уме этих конкурентов. “Соперники должны испытывать страх перед Siemens”, – заявил он на днях.

Великобритания. Браться за то, что достижимо

Многие едва удержались от смеха, когда перед уходом в отставку глава правления Петер Лешер подал голос, заявив, что Siemens – “лидер мирового рынка ветрогенераторов, монтируемых в открытом море”. Каждый сразу вспомнил о четырех ветропарках в Северном море. Там то и дело возникали задержки с подключением этих парков к электросети. Из-за проблем в открытом море Siemens уже потерпел убытки в размере более полумиллиарда евро. И подключение все еще идет очень медленно.

При этом Siemens действительно может поставлять ветрогенераторы высочайшего качества. В Великобритании концерн оборудовал крупнейший ветропарк мира 175 силовыми установками мощностью 3,6 мегаватт каждая. Этот проект шел без задержек, и в июле парк был подключен к сети. Впрочем, в отличие от немецкого проекта, этот план был с самого начала более реалистичным. Башни с турбинами установлены в 20 км от берега, а не в 30-100 км, как в Северном море, где концерн бросился осуществлять проект, не проведя предварительно точного анализа рисков. Джо Кезер заявил о намерении действовать осторожнее при реализации проектов в открытом море. Он признает ошибки: “Siemens следовало также гораздо раньше заняться проектированием и строительством буровых платформ”. Эти платформы ведь весьма схожи с мощными подстанциями, с помощью которых ветряки подсоединяются к электросети.

Бразилия. Тень прошлого

Когда Петер Лешер в 2007 г. принял руководство концерном Siemens, первой его задачей стало устранение последствий коррупционного скандала. Ведь именно в Бразилии, где планируется до 2017 г. инвестировать около $1 млрд, мюнхенскую компанию преследуют призраки темного прошлого. Siemens в этой стране пытается избежать судебного преследования по поводу противозаконного картельного сговора о ценах и намеренного завышения сумм счетов и для этого прибегает к явке с повинной. Однако, несмотря на правила о смягчении обвинений в этом случае, риск остается немалым: Siemens избежит санкций лишь в том случае, если его информация следствию будет полной и позволит доказать факт картельного сговора. Но ведь вполне вероятно, что и сам концерн уже не располагает подробной информацией о том, в каких именно случаях за прошедшие годы он допускал нарушения.

При этом перспективы Siemens в Бразилии были весьма неплохими. Например, июньские массовые демонстрации студентов, вероятно, лишь улучшали настроение менеджеров в Сан-Паулу: Siemens предлагает как раз те товары и услуги, которые протестующий средний класс требует от своего государства. Ведь, вопреки экономическому буму последних лет, правительство по-прежнему не справляется с такими сферами деятельности, как образование, транспорт, безопасность и здравоохранение. В начале июня глава бразильского филиала Siemens Пауло Рикардо Старк с гордостью объявил, что в 2013 г. удалось достичь общего объема новых заказов на сумму миллиард евро – это уже сейчас составляет две трети от всего объема заказов за прошлый год. Политическое давление со стороны протестующих, требующих быстрого решения проблем, вполне способно привести к дальнейшему росту портфеля заказов.

Впрочем, сейчас существует опасность, что Siemens будет исключен из числа претендентов на госзаказы из-за обвинений в картельном сговоре. Ведь, согласно бразильскому картельному законодательству, концерны, вступавшие в сговор в нарушение правил свободной конкуренции, в течение пяти лет не имеют права участвовать в государственных тендерах. Кроме того, концерну грозят штрафы в сумме до одной пятой части годового оборота плюс выплаты искусственно завышенных дополнительных поступлений в казну.

По поводу этих проблем Джо Кезер еще не высказал своего мнения. А ведь это почти ирония судьбы: новым руководителем Siemens стал единственный член правления, оставшийся в этом кресле со времен коррупционного скандала. Он неоднократно отвергал обвинения в возможном соучастии. В 2008 г. Кезер заявил: “Я был взбешен, когда узнал об этих черных кассах”.


Вверх-вниз

Более 150 лет назад, изобретя стрелочный телеграф, Siemens положил начало телекоммуникационной эпохе. Но потом концерну пришлось отказаться от того, что дало ему жизнь.

Где гигант электроники и индустрии еще занимает ведущие технологические позиции…

Газовыетурбины

В Эрлангене, Берлине и Мюльгейме Siemens разработал самую эффективную в мире газовую турбину с КПД около 60%.

Компьютерная томография

Компьютерные томографы из Эрлангена считаются лучшими в мире благодаря высокому качеству изображения и минимальной лучевой нагрузке на пациента.

Энергия ветра

В Дании, в местечке Остерилд, Siemens проводит тестовую эксплуатацию 6-мегаваттной ветровой электростанции, установлена турбина высотой 154 м. Это крупнейшая в мире офшорная ветровая электростанция.

Автоматизация производства

Отрасль автоматизации производства с центром в Эрлангене считается лидером по созданию промышленных роботов. Тем самым Siemens стал лидером правительственного проекта дигитализации “Индустрия 4.0”.

Передача энергии

В 2009 г. Siemens запустил в производство первую в мире установку передачи электроэнергии высокого напряжения по высоковольтным (800 000 вольт) линиям постоянного тока (ВЛПТ).


…и где концерн не угнался за временем

Телефония

После многолетних убытков Siemens продал бизнес по производству мобильных телефонов компании BenQ, впоследствии обанкротившейся. Направление стационарных телефонов было передано самостоятельному предприятию Gigaset.

Сети

Так как Siemens безнадежно отстал в области технологий для коммуникационных сетей, этот бизнес был передан совместному предприятию NSN, которое теперь полностью переходит к Nokia.

Компьютеры

В IT-бизнесе, когда-то успешном, Siemens тоже оказался в отстающих и был вынужден его продать. Сфера аппаратных средств отошла к японскому партнеру Fujitsu, а IT-услуги – к французской компании Atos.

Полупроводники

В 2000 г. Siemens вывел на биржу в виде компании Infineon свое производство чипов. Такие пассивные элементы, как транзисторы, были выделены в отдельный бизнес (компания Epcos). Сегодня они принадлежат концерну TDK из Японии.

Светотехника

Поскольку Siemens не хотел больше в одиночку противостоять давлению растущих цен и обеспечивать необходимые инвестиции, его дочернее предприятие Osram, производящее светотехническую продукцию, в начале июля было выведено на биржу.


Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: