Принимай, Москва, ислам

Несколько лет назад москвичка Ася Куракина приняла ислам, и с тех пор ее жизнь стала намного сложнее. Любимые ею прежде магазины, рестораны и салоны красоты оказались не для нее: одежда слишком откровенная, еда не халяльная, в салонах – мужчины. «Закупаюсь только в магазинах для беременных – там хотя бы закрытое что-то и свободное можно найти, даже с подругами негде встретиться, посидеть, – рассказывает Ася. – Но последнее время, слава Аллаху, ситуация начала меняться к лучшему».


Мусульманская инфраструктура в Москве становится все более развитой: за последний год в столице появились сразу несколько «правильных» ресторанов и модных бутиков, открылись специальные бюро ритуальных услуг, брачное агентство, курсы досуга и даже «горячая телефонная линия» для исламских женщин. Всё активнее говорят о создании сети халяльных продуктовых магазинов – по принципу «шаговой доступности», то есть в большинстве микрорайонов города. Последнее нововведение – мусульманская поликлиника на Волгоградском проспекте, презентованная в начале декабря, – очень обрадовало столичных мусульман и насторожило коренных жителей: любимые страшилки доморощенных националистов об ислам-таунах «где-нибудь в районе Бутова» вполне могут стать реальностью.


Москвичи не любят мигрантов, но еще не очень понимают, как им относиться к мусульманам. И хотя для многих эти понятия тождественны, с настоящими мусульманами, одевающимися и живущими по исламским традициям, столица массово еще не сталкивалась. Это на Западе, когда американцы, англичане, французы и немцы говорят, что не любят мусульман, они имеют в виду именно женщин в хиджабах и мужчин в длинных широких рубахах бубу. В Москве же опасаются «боевиков», «шахидов» и прочих «приспешников мирового терроризма», который, как известно из телевизора, тесно связан с исламским фундаментализмом. Недаром, по опросу Фонда общественного мнения, самой чуждой нам религией большинство россиян назвали именно ислам, а 18% и вовсе заявили, что мусульмане представляются им агрессивными, жестокими и фанатичными людьми, несущими «беду и горе».


Сейчас разговоры о «мусульманской угрозе» выглядят преувеличением, но число религиозных мусульман вполне может вырасти. По словам Бориса Крупнова, советника директора Института демографии, миграции и регионального развития, создание социальной инфраструктуры, безусловно, может увеличить поток приезжих-мусульман в столицу. «Не думаю, что религиозных мигрантов будет очень много, – считает Крупнов. – Скорее всего их число возрастет на несколько процентов». Но, скажем, не исключен вариант, когда нерелигиозные мигранты начнут перевозить в столицу своих правоверных родственников, которых раньше могло останавливать именно отсутствие инфраструктуры. Кроме того, в мусульманских странах – бывших республиках СССР – активно «возвращаются к вере», как и в России, где после окончания эпохи «воинствующего атеизма» наблюдается расцвет православия.


«Хотя точных данных по вопросам миграции в нашей стране не существует, по некоторым подсчетам около 70% мигрантов, приезжающих в Россию, – этнические мусульмане, которые год от года становятся все более религиозными, – говорит Алексей Малашенко, директор программы Московского центра Карнеги “Религия, общество, безопасность”. – И нам придется считаться с конфессиональным фактором. Президент Франции Саркози сказал о проблеме отношения к мигрантам в своей стране: “Нам нужно помнить, что к нам приезжают не алжирцы или марокканцы, а мусульмане”. Возможно, в какой-то степени эта фраза сейчас становится актуальной и для нашего общества, которое к этому совершенно не готово».


Как уже писал Newsweek («Русские маршируют, нерусские идут» – №45, 2007), вопрос ассимиляции стоит в России, и в частности в Москве, очень остро, и как его решать, в общем-то, не знает никто: социальные программы не работают, коренные жители отказываются принимать не таких, как они, а сами «не такие» боятся нападений националистов и поборов милиции. Но проблема мигрантов, в основном пока не слишком религиозных, – цветочки по сравнению с зарождающейся мусульманской субкультурой.


По словам Ольги Васильевой, заведующей кафедрой религиоведения Российской академии госслужбы при президенте России, сейчас мы можем столкнуться с ситуацией, в которой уже несколько лет существует Европа. Религиозные мигранты, ставшие главной головной болью для европейцев, с трудом поддаются процессу интеграции: они впитывают все социальные стороны европейской жизни, но при этом не хотят ассимилироваться. «Наше общество к решению этой проблемы не готово, – уверена Васильева. – Его структура такова, что в нем в силу исторических причин давно нет деления по религиозному признаку. Мы просто не знаем, что это за явление и как к этому относиться».


Незнакомое же настораживает и даже пугает. Свежий тому пример, говорит Васильева, – негативная реакция общества на открытие в Москве мусульманской клиники. По отделению чинно идет немолодая пара. Он в европейском костюме, она в длинном платье и платке на голове. Он негромко говорит ей что-то, она кивает в ответ. Мимо них проходит врач и, улыбаясь, произносит приветствие на арабском. Мужчина что-то одобрительно восклицает, обращаясь к своей спутнице.


В глубине отделения молельная комната, рядом – халяльное кафе. На столиках в холле Коран. Весь медицинский персонал женского пола – независимо от собственной религиозной принадлежности – в длинных халатах и с покрытой головой. Все врачи нового отделения, прежде чем приступить к работе, изучили основы ислама.


«В соответствии с требованиями шариата мусульманка не имеет право показывать собственное тело посторонним – ни мужчинам, ни женщинам, – говорит как по написанному кардиолог Светлана. – Только в ситуациях, где есть угроза жизни и здоровью можно сделать исключение». Светлана, светлоглазая круглолицая женщина, – убежденная православная христианка, но предложение о работе в новой клинике приняла сразу и без раздумий. В отличие от Светланы медсестра Ася – правоверная мусульманка. Она рада, что будет «оказывать помощь сестрам и братьям по вере». «Мои близкие тоже очень радовались, – говорит юная Ася. – Им теперь за меня спокойно будет». На вопрос нашего фотокорреспондента, где тут у вас кабинет для обрезания, Ася возмущается: «Разве не знаете? Обрезание обычно дома делают. Это же праздник!»


Для Сергея Савашинского, директора сети клиник «Цена–Качество», на базе одной из которых и открылась мусульманская поликлиника, его новое детище – «бизнес и ничего больше». Администрация изучила рынок и поняла, что это будет очень востребовано, так что они ожидают огромного наплыва посетителей. До сих пор в Москве не было специализированных клиник для мусульман: верующие лечились либо на дому – а это очень дорого, либо у общинных врачей – как правило, не очень профессиональных. «Я знаю немало случаев, когда женщины погибали или сильно запускали свою болезнь из-за того, что не могли переступить через запреты, которые накладывает их религия», – говорит Игорь Кузнецов, специалист Института социологии РАН.


Одна из первых пациенток новой клиники – Карима, невысокая полноватая женщина средних лет, знает об это не понаслышке. Во время последнего похода в московскую поликлинику – хоть и частную, но светскую – она едва не разругалась с супругом. «У нас принято, чтобы женщина везде была с мужем. Даже к врачу с мужем, – рассказывает она. – В той клинике все было хорошо, красиво, но в кабинет супруга не пустили. Он, скрипя зубами, отпустил меня одну. Но весь день был очень мрачный». Карима хорошо запомнила тот случай и больше старалась к врачам не обращаться.


Так что спрос на медицинские услуги действительно есть: уже через неделю после открытия директор Савашинский рапортует о 70 звонках в день с расспросами о долгосрочных контрактах. Постепенно растет спрос и в других мусульманских заведениях. Директор дизайн-студии «Зухра» Венера Абушаева утверждает, что ежедневно в ее магазин приходит не меньше десяти клиентов. А в самом известном халяльном супермаркете «Бахетле» хоть и не раскрывают, какая именно часть продаж приходится на «правильные» продукты, утверждают, что с каждым месяцем она значительно увеличивается. По словам Розы Голубцовой, директора «Бахетле-Алтуфьево», в ближайшее время в столице откроются еще два супермаркета этой сети.


Расширение расширением, но в поликлинике, например, подумывают об усилении охраны: чтобы избежать возможных нападений скинхедов.


«Создание социальных учреждений, ориентированных на мусульман, будет провоцировать дальнейшие всплески ксенофобии, – уверен исламовед Роман Силантьев, бывший исполнительный секретарь межрелигиозного совета России. – Людей будет возмущать тот факт, что на словах наше общество объявлено мультиконфессиональным и многонациональным, а на деле происходит разделение по религиозному признаку». Правда, по его мнению, мусульманская угроза сильно преувеличена самими мусульманами. Например, по его же словам, Совет муфтиев неоднократно завышал число мусульман: по их данным, в Москве проживает около 2 млн мусульман, а по последней переписи населения – всего 400 000 этнических; ортодоксально верующих среди них, понятное дело, еще меньше. Социолог Игорь Кузнецов считает, что преувеличение численности – нормальная практика для религиозных общин, мол, «когда речь идет о принятии определенных политических или даже социальных решений, количество имеет значение».


Впрочем, сами мусульмане верят в успех. Только что объявили о том, что в столичном районе Бутово таки появится то самое «гетто», которого так боятся москвичи. Община «Милость» собирается обустроить целый мусульманский квартал неподалеку от улицы Ахмата Кадырова. В планах – создание собственных детских садов, школ, магазинов и развлекательных комплексов.


«Я вам точно не скажу, сколько в Бутове живет мусульман. Но в каждом подъезде есть две-три мусульманских семьи», – говорит один из руководителей общины Анар Хазрат.


По словам Анара, даже угрозы, которые ежедневно приходят на мобильные телефоны сотрудников общины, их не пугают.


«На все воля Аллаха», – уверен он.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: