Приглашение на кознь

Позвав польского премьера в Катынь, Путин хочет сделать как лучше, но скорее всего получится как всегда

Кроме родственников расстрелянных польских офицеров, у мемориального комплекса «Катынь» есть и другие постоянные посетители – польские байкеры. Ежегодно в начале сентября в небольшую деревушку недалеко от Смоленска съезжается примерно сотня мотоциклистов со всей Польши – они называют это «Катынским рейдом». «С момента открытия мемориала байкеры ни одного года не пропустили», – свидетельствует директор комплекса Игорь Григорьев.
«Катынь» торжественно открыли 28 июля 2000 года в присутствии тогдашних премьера Польши Ежи Бузека и российского вице-премьера Виктора Христенко. С тех пор туда, помимо родственников и байкеров, часто приезжают и польские политики. А российские – игнорируют. За 10 лет там не побывал ни один крупный чиновник из Москвы, хотя мемориал посвящен не только полякам, но и советским гражданам, которых в этом лесу убивали как немцы, так и энкавэдэшники.
В этом апреле, в 70-ю годовщину расстрела польских офицеров под Смоленском, хозяином траурных мероприятий впервые решил выступить российский премьер Владимир Путин. 3 февраля он позвонил своему польскому коллеге Дональду Туску и пригласил вместе посетить Катынь.
Игоря Григорьева не смущает предстоящий приезд высокопоставленных персон. Каких-то особых указаний сверху ему пока не поступало, разве что из Москвы запросили справочные материалы по истории вопроса. «К наплыву гостей мы привыкли. У нас всегда убрано, мемориал круглый год содержится в нормальном состоянии», – рассказывает он Newsweek. Переживает он только из-за одного: «К середине апреля у нас снег такой, что всех будет сложно разместить на центральной дорожке польского кладбища. Мы, конечно, снег приберем, но если что-то подтает – грязь будет. Тут я уже бессилен».

БЛАГОРОДНОЕ И ПОСТЫДНОЕ

«Это грандиозный прорыв. Россия идет навстречу полякам», – говорит высокопоставленный источник Newsweek в российском МИДе. По его словам, Путин выступит в Катыни с речью, которая окончательно расставит все точки над i, и скажет, что виновники преступления – сталинское политбюро и НКВД. Собеседник объясняет: тот факт, что российские власти решили отметить 70-летие в этом году, говорит сам за себя. Они, таким образом, признают, что трагедия произошла в 1940-м, когда немцев в Смоленщине и в помине не было. В советское время вину валили на гестаповцев, которые раньше лета 1941-го появиться там не могли.
В Польше решению Кремля поначалу очень обрадовались. «Это очень хороший жест, который принесет много пользы в будущем», – говорит глава организации Unia & Polska Кшиштоф Бобинский. Но потом возникли вопросы. Российский премьер пригласил в Катынь польского, но российский президент Дмитрий Медведев своему коллеге Леху Качиньскому аналогичного приглашения не отправлял и, по словам источников в МИДе, не собирается. А Качиньский приехать в Катынь хочет, о чем и заявил на прошлой неделе: «Я очень рад, что премьер-министр Туск туда едет, однако я являюсь самым высокопоставленным представителем Польши и поэтому тоже там буду. Надеюсь, мне дадут визу».
Виза – это фигура речи. С дипломатическим паспортом, который есть у Качиньского, она ему не нужна. «Качиньский может приехать. Но встречаться с ним никто не будет», – говорит источник в МИДе. Задуманный российским руководством жест доброй воли может обернуться международным скандалом. «Возникает подозрение, что Путин пытается внести раскол между польским президентом и премьер-министром», – говорит Бобинский. Это подозрение разделяет и другой польский политолог – Павел Спивак. «Это похоже на Путина – смешивать благородное с постыдным, – говорит он. – Вместе отмечать дату – это благородно, ставить польские власти в двусмысленную ситуацию и вмешиваться во внутренние дела Польши – это постыдно». По мнению Спивака, приглашение надо было отправлять польским властям вообще, а не конкретным персоналиям.
Конфликт между польским президентом и премьером, а точнее, между консерваторами из партии «Право и справедливость» Качиньского и либералами из «Гражданской платформы» Туска, определяет польский политический пейзаж. Осенью состоятся президентские выборы, на которых, как ожидается, либералам удастся скинуть ненавистного им консерватора Качиньского. Сам Туск в президенты не выдвигается, но его приглашение в Катынь может быть воспринято как скрытая поддержка кандидату от его партии. Им, вероятнее всего, станет министр иностранных дел Радек Сикорский.
На Качиньского у Кремля давняя аллергия. Из последних нанесенных им обид – совместное выступление с Михаилом Саакашвили на митинге в Тбилиси во время войны в Южной Осетии. Прошлой осенью партия Качиньского пыталась протащить через сейм резолюцию по поводу 70-й годовщины оккупации советскими войсками восточной Польши. Действия Красной армии в ней назывались геноцидом. Депутатам из «Гражданской платформы» удалось смягчить формулировку. В принятой резолюции речь шла о «признаках геноцида».
А в конце января отмечалась годовщина освобождения советскими войсками концлагеря Освенцим. Качиньский пригласил Медведева. Тот после некоторых раздумий отказался, хотя в этот день в бывшем концлагере открывался новый российский павильон. «Причина одна – желание избежать встречи с Качиньским», – говорит источник Newsweek в МИДе.
В отношениях между Россией и Польшей личный фактор доминировал в течение всего последнего десятилетия. В свой первый президентский срок Путин крепко сдружился с тогдашним президентом Александром Квасьневским, бывшим комсомольским функционером. Однако оранжевая революция на Украине развела их по разные стороны баррикад. Потом, когда в Москве отмечали 65-ю годовщину Победы, Квасьневский обиделся на то, что Москва не признала поляков членами антигитлеровской коалиции, хотя две польские армии воевали плечом к плечу с союзниками.
Отношения упали до самой низкой точки в 2005 году, когда к власти пришли братья-близнецы Лех и Ярослав Качиньские. Оттепель началась только в 2007-м после того, как на парламентских выборах победила «Гражданская платформа», а Ярослава Качиньского сменил Дональд Туск. Год спустя премьером стал и Путин. «Как бы ни относились к нему в Польше, он всегда был сторонником улучшения отношений Москвы и Варшавы», – говорит эксперт по Польше из Института экономики РАН Николай Бухарин. В результате основным двигателем российско-польских отношений стал тандем премьеров, а президенты оказались как бы ни при чем.
В своем первом же выступлении в сейме премьер Туск призвал принимать Россию такой, какая есть. Он снял польское вето на базовое соглашение между Россией и ЕС, а также на вступление России в Организацию экономического сотрудничества и развития. Москва, в свою очередь, отказалась от запрета на импорт польского мяса. «Туск и Сикорский – прагматики и в известной степени смогли нейтрализовать консерватизм Качиньского», – говорит профессор Санкт-Петербургского госуниверситета Николай Межевич.
Теперь, когда Сикорский имеет реальные шансы стать президентом, отношения имеют все шансы выйти на совершенно новый уровень. По мнению Павла Спивака, Сикорский из тех людей, чьи взгляды всегда адаптируются к ситуации. «Он будет действовать так, чтобы это нравилось другим, – поясняет эксперт. – То он говорит о новом разделе Польши в контексте российского газопровода (проект «Северный поток». – Newsweek), то называет Лукашенко многообещающим политиком, способным провести демократические реформы».
Теперь Сикорский должен проявить чудеса прагматичности, чтобы разрешить назревающий скандал из-за планов Качиньского поехать в Катынь. Если премьер и глава МИДа Польши будут принимать все почести, пока президент страны одиноко шатается по смоленскому лесу, симпатии поляков могут оказаться на стороне последнего.
Кшиштоф Бобинский не видит в намерениях Качиньского какого-то тайного умысла: «Его мотивы просты. Польский президент должен там быть. Политика здесь ни при чем». По словам Бобинского, дело даже не в трагедии, а в то, что в течение 40 лет полякам приходилось делать вид, будто ее не было. «Я думаю, эта гигантская ложь – главная причина, почему мы так эмоционально к этому относимся», – говорит Бобинский. Павел Спивак тоже считает, что Качиньский должен ехать в Россию: «Направленное Путиным приглашение было в какой-то степени унижением для польского президента, и Туск должен на это как-то отреагировать».

ИЗВИНЕНИЯ ШЕПОТОМ

В Катыни будут присутствовать и другие неудобные для российской стороны гости – родственники жертв катынской трагедии, которые безуспешно пытались добиться реабилитации своих мужей, отцов и дедов в российских судах, а теперь судятся с Россией в Страсбурге. По словам президента Федерации катынских семей Анджея Скомпского, приедут около 200 человек. «Это очень эмоциональный момент. Ведь я в течение 50 лет не могла побывать на могиле своего отца», – говорит Витомила Волк-Езерска, которая возглавляла первую группу катынских родственников, обратившихся в Страсбург.
Они требует от России только реабилитировать родственников по одному евро компенсации за каждого убитого. «Я всю свою жизнь мечтала, чтобы с моего отца было снято это подлое обвинение, которое обрекло его на смерть», – говорит Волк-Езерска. Но за этой группой последуют другие. Они могут потребовать от Москвы серьезной компенсации.
19 марта, за месяц до мероприятия в Катыни, российская сторона должна ответить на вопросы европейских судей. Москва пытается доказать, что убитые были интернированными военнослужащими, поэтому жертвами политических репрессий считаться не могут. Впрочем, большинство из них являлись не кадровыми офицерами, а представителями польской политической элиты и интеллигенции. Просто в Польше, как и в СССР, офицерами запаса были почти все люди с высшим образованием. Когда немецкие и советские войска вошли в Польшу, их мобилизовали в армию. Именно этот факт заставляет поляков говорить о геноциде – сознательном уничтожении национальной элиты.
В российском МИДе почему-то уверены, что полякам не удастся выиграть в Страсбурге. Российский дипломат объясняет почему: это создаст гигантский прецедент для всей Европы, например по вопросу о судетских немцах. Он считает, что Европа на это не пойдет. По его словам, главная цель для России во время апрельского мероприятия – развести исторические вопросы с юридическими.
Больше всего Москва боится лавины исков о компенсациях. Поэтому если России и надо извиниться, то делать это стоит незаметно. Замдиректора Института Европы РАН Сергей Караганов выражает эту мысль экзотически: «Катынь была преступлением, но Россия еще при Ельцине за это извинилась. А если бы Россия, кроме извинений, признала бы еще свою вину, мы бы получили сотни исков». По его мнению, Польша «в той или иной мере виновата за все свинства, что происходили в те годы».
Политолог Николай Бухарин тоже считает, что извинений, которые Ельцин принес во время визита в Варшаву в 1993 году, вполне достаточно: «Он встал перед катынским крестом, возложил венок, поклонился и сказал шепотом – это слышал ксендз Пешковский – “Простите, если можете”. Подошел к ксендзу и поцеловал ему руку». Правда, добавляет Бухарин, на пленку это событие зафиксировано не было.
Поляки новых извинений и не ждут. «Главное уже сделано – Россия признала это преступление. Теперь важно получить как можно больше информации», – говорит Бобинский. Катынь была лишь одним из многих мест в разных частях СССР, где в 1940 году были расстреляны около 20 000 польских офицеров. Прадед Бобинского погиб в Белоруссии. Но Бобинский даже не знает, где похоронено его тело – катынские архивы, кроме тех, которые были переданы Ельциным в начале 1990-х, так и остаются закрытыми для поляков. Это еще одно препятствие для того, чтобы катынская годовщина стала грандиозным прорывом, на который надеется Кремль.

В подготовке материала принимал участие Михаил Зыгарь

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *