Премиальное брожение

Бутылка «Херес-де-ла-Фронтера» урожая 1775 г. стоимостью около $100000 стала причиной для возбуждения уголовного дела.

Пригубили это вино, по версии следователей с Украины, экс-премьер Италии Сильвио Берлускони и Владимир Путин во время визита в Крым. Уже выдан орден на арест Янины Павленко, гендиректора винзавода «Массандра». Дело в том, что бутылка находилась в заводской коллекции, которая является национальным достоянием Украины.

История эта, конечно, – еще один эпизод российско-украинского противостояния. Но если оставить в стороне вопросы геополитики и юриспруденции, может ли российское вино быть премиальным? Наша страна занимает четвертое место в мире по потреблению вина. По словам президента Союза виноградарей и виноделов России (СВВР) Леонида Поповича, россияне выпивают около 1 млрд л вина в год. По площади виноградников мы находимся на 10–11-м месте – их у нас сейчас около 60 000га, что обеспечивает лишь 30% потребностей внутреннего рынка. 30% вина ввозится в страну в бутилированном виде, а 40% производится из привозного сырья.

Градус недоверия

Производить дорогие вина из собственного сырья в России пытаются со второй половины нулевых: элитные серии на рынок выводят как патриархи рынка, например, заводы «Абрау-Дюрсо» или «Инкерман», так и молодые инебольшие хозяйства. За счет Крыма количество игроков на рынке элитных вин возросло, но их по-прежнему можно пересчитать по пальцам одной руки. Это «Легенда Крыма», «Лефкадия», Chateau Cotes de Saint Daniel в Гурзуфе, Alma Valley в Форосе и несколько других. «С точки зрения бизнес-модели дорогие вина проще выпускать небольшим компаниям, укоторых 10–30 га виноградников, что дает небольшие объемы и при должном качестве упрощает сбыт всектор HoReCa или специализированные винные бутики. При условии, что цена за бутылку адекватная – 2000–3000руб. Организовать сбыт для вина, претендующего на премиальный сегмент, но выпущенного тиражом 100000бутылок, гораздо сложнее»,– уверен Александр Милицкий, главный редактор портала «Грозди.ру».

Рынок только начинает формироваться, и винам российского производства непросто конкурировать сименитыми производителями, например, из Средиземноморского региона. Можно сказать, что традиции виноградарства в России почти утрачены – практически каждая винодельческая компания приглашает иностранных консультантов и использует импортные посадочный материал итехнику, что сказывается на себестоимости бутылки вина, поэтому российская продукция точно не может быть дешевле импортной. Вмагазине такая бутылка стоит от 1500руб. и дороже, авресторане – 7000–10000руб. По цене отечественное вино конкурировать не сможет, апо качеству? «Очень хорошо конкурирует»,– уверен Александр Милицкий. Он рекомендует посмотреть рейтинги СВВР, составляющиеся авторитетным международным жюри после слепой дегустации, в которой для «зашумления» используются и качественные иностранные образцы. Так, в рейтинге 2015 г. лучшим красным вином стало «Раевское Ренессанс 2012», в пятерку входят еще один сорт «Раевского», вино от «Виноделен Ведерникова», чилийской компании Almaviva ифранцузское Chateau Lafite-Rothschild 2011. Среди белых вин лучшим признано «Шато Тамань Шардоне резерв 2013», которое обошло французское Christian Moreau Pere et Fils Chablis Grand Cru Les Clos 2012. Втопе рейтинга – «Лефкадия Вионье 2012», Egon Müller Scharzhofberger Riesling Kabinett 2012 из Германии и французкое вино Bouchard Pere et Fils Meursault Premier Cru Genevrieres 2011.

Несмотря на высокие оценки, выставленные российскому вину профессиональным жюри, покупатель еще не готов переходить на отечественную продукцию. «Дорогое российское вино пока остается нишевым продуктом, который интересен патриотически настроенным гражданам и любителям экспериментировать со вкусами. Большинство покупателей по-прежнему предпочитают напитки из традиционных винодельческих регионов – Франции, Италии, Испании, Нового Света», – отмечает Андрей Голубков, официальный представитель «Азбуки вкуса». Качество российской продукции не всегда стабильно, первая же покупка может превратиться в горькое разочарование, поэтому российские вина достаточно скромно представлены в сетевых магазинах. Индустрия требует поддержки, например, такой, как в Европе: это защита географических наименований, субсидирование, продвижение навыставках. Пока на полках российских магазинов дорогих вин немного. Андрей Голубков отмечает, что ввинном ассортименте на долю отечественных производителей приходится не более 10%.

Вино и рынок должны созреть

Российские виноделы, работающие впремиальном сегменте, отмечают, что дистрибьюторам тоже надо меняться, и в ожидании перемен они ищут альтернативные пути распространения. Так, 15 апреля петербургский дистрибьютор «Рост» открыл первое в северной столице «Ателье вина «Абрау-Дюрсо». Это пилотный проект для компании Бориса Титова. «Франшиза почти бесплатная,– говорит омбудсмен, – около 1000 руб. ежемесячного платежа». Главная цель – продвижение бренда. Среди представленных в ателье вин есть ипремиальные – стоимостью около 3000руб. за бутылку. Аналогичное московское ателье обошлось винному дому «Абрау-Дюрсо» в 1,6 млн руб. Впланах – выход на рынок Нижнего Новгорода, Саратова и Геленджика.

Производители дорогого вина делают ставку на сектор HoReCa. Андрей Пятнин, владелец ресторана «Винвуд», говорит, что интерес покупателей к качественному российскому вину увеличивается: «В нашем ассортименте российские вина занимают 20–30%, и эта доля стабильно растет. Появляются очень интересные новинки, и многие бренды на слуху не только у узкого круга потребителей».

Не менее 20% от стоимости российского вина составляют так называемые административные косты. «Это абсурд: сельхозотрасль контролируется так, как будто это водочное производство, – сетует Михаил Николаев, гендиректор«Лефкадии». – Из-за этих проблем – высокая себестоимость». Он подсчитал, что посадка 1 га виноградника обойдется новичкам в 2 млн руб., строительство винодельни – в 15–20млн руб., но разливать вино, вероятно, лучшена стороне, потому что линия розлива стоит около $1 млн.

Открытие винзавода и посадку собственных виноградников гендиректор ГК «Легенда Крыма» Михаил Штырлин оценивает в 40 млн евро. Осилить такие инвестиции не каждому под силу, учитывая, что от посадки до розлива проходит в среднем семь лет. Но у некоторых игроков рынка премиального вина есть скрытые резервы.

Таинственные покупатели

Винное хозяйство Chateau CotesdeSaint-Daniel в Ай-Даниле связывают сименем Вагита Алекперова. По данным Forbes, именно президенту «Лукойла» принадлежат 20 га виноградников, скоторых можно получить до 40000бутылок сухих, полусладких, десертных вин и портвейнов. Первый урожай хозяйства был переработан всентябре 2008 г., а первый розлив вина осуществлен в июне 2009-го. Укомпании есть собственный магазин в Симферополе, ее продукцию можно встретить в винных бутиках и в аэропорту Симферополя. По словам директора по развитию Chateau CotesdeSaint-Daniel Максима Шорникова, фирменный магазин крымской винодельни должен появиться и в Москве. Стоимость бутылки вина Chateau CotesdeSaint-Daniel – около 1500 руб.

В конце марта стало известно, что компания «Элиас», также связанная сВагитом Алекперовым, купила по соседству с Chateau CotesdeSaint-Daniel соседний участок площадью 36,4 га по рекордной для таких сделок цене – 4,5 млн руб. за гектар. Это были первые приватизационные торги вроссийском Крыму. СМИ сообщают, что купленный участок ранее принадлежал «Массандре». Помнению главы СВВР Леонида Поповича, цена очень высокая. Для сравнения: влучшем для виноградарства Анапском районе гектар продается за 0,5–1 млн руб. Однако ставка на элитарность, историческую аутентичность, туристическую популярность могут окупить инвестиции. Но очень нескоро.

С представителем российской бизнес-элиты связано еще одно молодое хозяйство в Крыму – Alma Valley. В октябре 2015 г. продукция этой винодельни получила четыре приза на Кубке СВВР, хотя только за два месяца до этого первые вина появились в продаже. О том, что винодельня непростая, стали говорить в июле 2015 г., когда ее с частным визитом посетили Владимир Путин и Дмитрий Медведев. Возможно, уже тогда их угощал вином лично глава ВТБ Андрей Костин. СМИ называют владельцем виноградника именно его, но официально подтверждено только то, что инвестор с момента основания компании в 2007 г. не менялся. Гендиректор Alma Valley Андрей Григорьев утверждает, что инвестиции составили около 40 млн евро, и это не предел. Сейчас виноградники Alma Valley занимают 160га. В 2016 г. мощность производства предполагается нарастить до 1 млн бутылок. Alma Valley вывела на рынок как массовуюлинейку, представленную, например, всети «Магнит», так и дорогие сортовые вина тиражом в несколько тысяч бутылок.

Делать премиальное вино из всего объема выращенного винограда невозможно – такова мировая практика. «В нашем хозяйстве примерно 15% урожая идет на премиальное вино,– рассказывает Михаил Николаев. – Ноэти 15% ягод в итоге дают 35–40% выручки всей винодельни». В компании не рассчитывают на быстрый коммерческий успех. Помнению Михаила Николаева, спрос на качественный продукт намного выше, чем предложение, в России – особенно. Сточки зрения продаж вино интересно тем, что маленькая разница в качестве приводит к большой разнице в цене. «Вопрос себестоимости мучает нас пять лет, – делится Михаил Николаев. – Явидел очень разные цифры– от 350 до 1000 руб. за бутылку. Надо начинать с себестоимости винограда: у нас самая дорогая ягода в стране. Это сложилось по разным причинам: система посадки, дорогие удобрения, которые не должны попасть в плоды. А дальше прямая зависимость: чем дороже виноград, тем дороже иработа с ним. Сбор, винификация, брожение, выдержка в бочках, розлив. Даже стоимость качественной пробки доходит до 100руб. за штуку». «Лефкадия» производит ежегодно около 50000бутылок вина премиального сегмента, этого хватит только на то, чтобы удовлетворить потребности столицы. Хотя задачу перед собой владельцы винодельни видят амбициозную: «Поставить Россию на карту мира».

За восемь лет в развитие проекта, укоторого есть девелоперская итуристическая составляющие, было вложено около 3 млрд руб. Большая часть инвестиций пошла в недвижимость, вторая по объемам составляющая — виноделие. Винодельческий проект окупился в прошлом году, его операционная окупаемость – 150млнруб.

Физические лица смогут покупать вина «Лефкадии» в рамках специального клуба. Это первый шаг в сторону системы подписки, очень популярной в США из-за того, что "вырезает" посредника из системы продаж.

С миру по лозе

В начале апреля французский актер с саранской пропиской Жерар Депардье стал владельцем десяти лоз в селе Геройское, вхозяйстве «Легенда Крыма». Сертификат на владение виноградными лозами ему вручил Михаил Штырлин. Для поиска ивестиций он придумал краудфандинговый проект Be Winemaker.

Кампания проходит под лозунгом «Купи лозу. Назови виноградник. Получи сертификат», сейчас в ней более 6000 участников, вложившие вобщее дело от 299 руб. (за лозу 2015 г. посадки) до 999 руб. (для экспериментальных сортов, высаженных в 2012г.). Вместе с сертификатом начинающий винодел приобретает право на скидку на фирменную продукцию и возможность участвовать в дегустации. Акогда лоза достигнет «проектной мощности», владелец сертификата получает бутылку премиального вина бесплатно. Таким образом «Легенда Крыма» хочет обеспечить финансирование строительства нового завода и увеличить площадь виноградников. Ведь именно наличие собственного сырья позволяет виноделам перейти ввысшую лигу. «Если мечтать, что мы продадим 1 млн высаженных лоз, то сможем привлечь почти половину необходимого финансирования»,– планировал Штырлин на старте проекта, в 2014 г. Он является гендиректором и единственным владельцем трех российских компаний, входящих вгруппу «Легенда Крыма», которая была основана в 1993 г. и первоначально занималась реализацией чужих вин. «Поиск инвестиций вформе краудфандинга – интересный эксперимент,– считает Александр Милицкий.– Но нельзя сказать, что вино будет совсем уж премиальное, в этом случае срабатывает принцип: чем старше лоза, тем ценнее вино». Однако цель достигнута – деньги поступают, что важно в условиях ужесточения кредитной политики банков и санкций в отношении крымских производителей. Но гораздо важнее, что проект обсуждается, а значит, продукция «Легенды Крыма» продается.

Биодинамика в моде

Павел Швец, владелец винодельческой компании Uppa Winery, считает, что продукция биодинамического виноделия, при котором не используется искусственный полив или удобрения, будет более востребованной у ценителей. В долине Черной речки у победителя первого конкурса российских сомелье, переехавшего из столицы в Крым, всего около 16 га земли. В 2008 г. Швец начал высаживать лозы из французского питомника. Первое вино под брендом Chernay River Valley появилось в 2013 г., в 2015 г. винный эксперт Артур Саркисян включил шесть вин Павла Швеца в брошюру «Российские вина». Затраты на любимое дело Швец подсчитывает так: «Около 20000евро стоит посадка виноградника на площади 1 га – вэту сумму входят подготовка участка, саженцы и высадка. Оборудование в цехе, техника и трактора стоят около 600000евро». Продукция Uppa Winery относится кпремиальному сегменту, она получила высокие оценки на дегустациях. «Себестоимость при таком способе возделывания достаточно высокая, потому с гектара получается около 5000 бутылок, – говорит Александр Милицкий. – Но для биодинамистов это хороший результат: добиться урожая высокого качества без удобрений сложно, зачастую для этого приходится искусственно ограничивать количество ягод». Свою продукцию Uppa Winery распространяет через бутики и рестораны, статус биодинамической продукции делает вино популярным. Авот прилагательное «крымское» пока не является синонимом качества. Врегионе, где вино делают тысячелетиями игде только в советское время возделывали 150000га виноградников, винный бизнес использует только пятую часть этой площади. Причина простая – выгоднее закупить виноматериалы вАфрике или Южной Америке, чем вырастить собственный урожай.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: