Пожилые вы наши

Не только молодежь, но и пенсионеры выходят на улицы, чтобы поддержать курс Путина и Медведева 
Любовь Степановна Новикова привезла на Болотную площадь два автобуса пенсионеров в одинаковых шарфиках. Пенсионеров собрали на митинг в поддержку инноваций президента Медведева. Поддержка заключалась в приобретении 1000 новых энергосберегающих лампочек. Цену объявили тут же – 100 рублей за штуку. «Мы прошли через муки и разговоры, а нужны ли нам эти лампочки?! – пронзительно кричала с трибуны Любовь Степановна. – Да, мы купим эти лампочки! Будем поддерживать политику президента! Пока есть силы – вперед! Помогать! Шагать! Ура!» Из первых рядов нестройно кричали «Ура!», а кто-то уже играл на гармони.  
На митинг пенсионеров доставили на комфортабельных автобусах с табличками: Серпухов, Химки, Долгопрудный, Балашиха. Участникам раздавали бело-голубые флаги и повязывали шарфы на шею. Организаторы уверяли, что собрали не меньше тысячи пенсионеров. «Мы – люберецкие, – строго сказала Мария Ивановна. – По распоряжению [на митинг] все приехали. Чье распоряжение, я вам не скажу». «Не отвечайте на вопросы. Молчите!» – кивнула стоящая рядом бабушка в косынке и громадных очках. Участников митинга окружал едва уловимый ореол таинственности.  
«Наши бабушки или слишком пугливые, или, наоборот, у них комсомольский задор просыпается», – объяснял молодой человек в серой джинсовке. Его звали Дмитрий Лебухов. Два года назад он выпускал на Селигере газету «Селигерская портянка». «Портянка» написала что-то не то, и проект прикрыли. Теперь Лебухов отрастил бородку и стал выводить на столичные площадки пенсионеров под сине-белыми флагами с вписанными в ромб буквами «СП». «СП» – это «Старшее поколение», а не название футбольного клуба. «Почему “Динамо”? Нормальные цвета, российские, – обижается Лебухов. – Главное, без красного, без агрессии».  
Недавно на съезде «Наших» Владислав Сурков призвал молодежь не расслабляться и не покидать свои посты. Комиссару Марине Задемидьковой, озаботившейся мыслью, чем она будет заниматься через пять лет, Сурков пообещал, что работа для лидера молодежного движения найдется и через пять лет, и через пятнадцать. Скорее всего, Задемидьковой будет чем заняться даже на пенсии. «Старшее поколение» – это вроде «Наших», только для тех, кому за 60. «У нас с “Нашими” преемственность поколений, – подтверждает Людмила Михайловна, пенсионерка из Балашихи. – Мы с молодежью огонь и воду прошли: стояли у эстонского посольства, потом во дворе стояли этого… как его там? Подрабинека».   

БЕСПОКОЙНЫЕ СЕРДЦА

 
«Старшее поколение» – дитя монетизации. Организация появилась в 2006 году на базе Союза пенсионеров Подмосковья и еще десятка ветеранских организаций. «Монетизация показала, что у Кремля не оказалось союзников на улице – их заняли возмущенные пенсионеры», – считает политолог Алексей Макаркин. Так, он полагает, появилась необходимость в организации, которая одобряла бы политику власти в отношении стариков. Первой акцией «кремлевских пенсионеров» был митинг в поддержку демографических заветов Владимира Путина под девизом «Рожайте, а мы вам поможем». Потом пошло по накатанной.  
«Старшее поколение» беспрекословно поддерживало все почины российских властей. Пенсионеры в синеньких шарфиках неизменно были там же, где митинговали комиссары «Наших». Весной 2007 года «Старшее поколение» вместе с «Нашими» осаждало эстонское посольство. В 2009 году накануне избрания патриарха отгоняли от храма Христа Спасителя «нечистую силу», а осенью осаждали дом попавшего в немилость правозащитника Подрабинека. «Была добрая воля реанимировать эту организацию», – рассказывает Лебухов. Он отрицает, что действует по указке из администрации президента, но говорит, что, если «придет Сурков и попросит провести какую-то акцию», они его поддержат.  
В этом году акции шли одна за другой. В феврале пенсионеры стояли у украинского посольства и скандировали: «Бандера – предатель и фашист!» В марте пикетировали «Останкино», требуя запретить сериал «Школа». А 27 марта вывели 2000 человек на ВВЦ, чтобы сказать спасибо Путину и Медведеву за то, что прожили «десять лет без задержек пенсии».  
Пенсионерка Людмила Ивановна Жбанова, интеллигентная женщина в черном, говорит, что ездит на митинги, потому что хочет быть «в курсе событий». «Нам бригадиры все объясняют», – говорит она. Бригадиры – это вроде комиссаров у «Наших». Они ответственны за дисциплину и идеологическую подготовку кадров. «Мы уже на Болотной были, на Васильевском спуске были, против лимоновых, которые книги эти безобразные печатают», – вспоминает Жбанова. Разговоры о том, что им платят, Людмила Ивановна отметает сразу: денег за участие в акциях не дают, и даже не кормят бесплатно. С собой на митинги Людмила Ивановна возит бутерброды и бутылочку воды. «А мне даже хорошо, если я не поем, – утверждает полненькая соседка Жбановой. – Подальше от стола, поближе к народу».  
«Такое же одиозное движение, как и “Наши”, – говорит про “кремлевских пенсионеров” лидер “Яблока” Сергей Митрохин. – Кремлю оно нужно для того, чтобы демонстрировать лояльность всех слоев населения». У Митрохина есть свое «Старшее поколение». Недавно эта одноименная организация вошла в «Яблоко». Теперь возникает путаница: когда сообщают, что в Уфе «зеленое» «Старшее поколение» митинговало против роста тарифов, а в Пензе требовало отставки губернатора и премьер-министра Путина, можно подумать, что это взбунтовались «кремлевские пенсионеры». «Мы с ними еще разберемся!» – негодует Дмитрий Лебухов.  
Он уверяет, что с «Нашими» «Старшее поколение» никак не связано – идейные союзники, и не более того. При этом на акциях присутствуют комиссары «Наших». При регистрации сайтов двух организаций – pokolenie.su и nashi.su – были указаны одинаковые телефоны и электронный адрес. Единственной статьей в разделе «Аналитика» на сайте пенсионеров является текст Владислава Суркова о суверенной демократии. «Двигатель строительства подобного рода организаций – запрос на получение бюджета, – говорит политолог Станислав Белковский. – Инструментов апелляции к пожилому электорату у Кремля более чем достаточно и без этих опереточных псевдодвижений».  
«Мы не бросим в них камень, – говорит Сергей Малинкович, лидер межрегиональной организации “Коммунисты Петербурга и Ленобласти”. – От безысходности и голода потянулись отдельные старики в эту кремлевскую тусу». «Ночью дома плачут над лампочками Ильича, а днем на площади рекламируют страшные люминесцентные лампочки-медведки. Внуки осуждающе смотрят на них. Друзья – настоящие ветераны войны и труда, истинные пенсионеры – не играют с такими в домино, не распивают спиртные напитки, не смотрят вместе старое кино про шпионов», – объясняет Малинкович. Он полагает, что лидер «Старшего поколения» Зинаида Раева, возможно, не пенсионерка, а «искусственно состаренная юная нашистка, которую спецслужбы обучили визуально имитировать пожилого человека».   

ДО ЛАМПОЧКИ ИЛЬИЧА

 
Зинаида Павловна Раева оказалась весьма благообразной старушкой. Перед началом митинга к ней подошел милиционер и поинтересовался: правда ли, что пенсионеры будут бить старые лампочки? «Ни в коем случае. Мы их положим в коробочку и отправим Зюганову», – вежливо ответила она. На сцене стояла коробка с надписью: «Подарок. Геннадию Андреевичу Зюганову». Туда складывали старые пузатенькие лампочки Ильича.  
Новая энергосберегающая лампочка похожа на змеевик от самогонного аппарата. Только маленькая и матовая. «Энергии расходует меньше, вы меньше платите, работает в десять раз дольше», – нахваливал молодой продавец лампочек. Ему подносили новые коробки. На коробках стоял значок завода «Эра», а ниже – Made in China. В магазине новые лампочки стоят 130–160 рублей. «Старшему поколению» продавали по 100 рублей. Пенсионеры покупать не спешили и задавали продавцу провокационные вопросы: «А может ильичевская лампочка работать в одной люстре вместе с новой, медведевской?»  
Еще пенсионеров волновало, вернут ли им потраченные на новую лампочку деньги. Организаторы объясняли, что бесплатный сыр – только в мышеловке и важно купить новые лампочки за кровные деньги. Комиссар «Наших» Мария Дрокова говорила тележурналистам, что штаб «Наших» уже освещают только энергосберегающие лампочки. «Надо, чтобы пенсионеры и молодежь поддержали инициативу президента», – настаивала Дрокова.  
Митинг начался ровно в 12.00. Над головой старики держали плакаты «Нет ильичевским лампочкам!». Плакаты, видимо, рисовала молодежь. Старики отзывались о лампах накаливания с теплотой. «Лампочка Ильича показала нам свет в будущее, – раскатистым голосом вещал со сцены Виктор Михайлович Лазуткин из города Зарайска. – Потом, правда, некоторые товарищи его испортили». Дальше Виктор Михайлович произнес тираду о том, что Путин и Медведев – энергичные, умные, деловые люди, «в отличие от предыдущего пьяницы, за которого нам было стыдно». Из первых рядов кивали. «Мы, зарайцы, сегодня вместе с вами приобретем энергосберегающие лампочки и будем ими пользоваться и поддерживать политику президента, – напутствовал Лазуткин. – За лампочки!»  
Это было похоже на тост, но никто не наливал. Путина в толпе вспоминали часто и добрым словом. «Путин нас поддерживает, – говорила 70-летняя Галина Васильевна Ежевская из Серпухова. – Пенсия у меня 7800 рублей, но надеемся, что Путин добавит еще». Покосившись на диктофон, она добавила еще громче: «Мы его уважаем и надеемся, что он нам просто добавит». У 72-летней Светланы Григорьевны Озель пенсия меньше – всего 4500. Но на Медведева и Путина она не в обиде. «У нас ЖЭК все отбирает, – говорит Озель. – Нам пенсию прибавили, а ЖЭК сразу на 500 рублей оплату поднял. А Медведев и Путин – они для народа стараются». С ней охотно соглашаются. «Путин аж похудел, бедный! – вздыхает пенсионерка Тамара Ивановна. – Мешки под глазами. Столько времени проводит с делами! И ездит везде – порядок наводит».  
Со сцены все еще агитировали за новые лампочки. Вспоминали лучины, коптилки, керосиновые лампы, говорили, что они стали частью истории. «И так же уйдут в прошлое лампы Ильича, которые запретили в продажу с 2014 года! – кричала в микрофон женщина с парткомовским начесом на голове. – Будущее за энергосберегающими лампочками! Экономия энергии – дело всенародное!» Толпа подхватила: «Экономия энергии – дело всенародное!» «Будем внедрять энергосберегающие лампочки!» – призывал с трибуны другой оратор, Борис Васильевич Ферапонтов. «Будем внедрять энергосберегающие лампочки!» – хором отвечали первые ряды.  
Массовую энергетическую мантру прервал одинокий голос несогласной пенсионерки. «Сынок, напиши, что мы так не хотим, – дергала за рукав корреспондента Newsweek бабушка в бордовом пальто. – Пусть нам дадут по три лампочки бесплатно, я их в трех местах поставлю, а потом скажу, выгодно или нет. Дурак купит, а вы подарите нам бесплатно! Да в гробу я видала эти лампочки». Таких было немного. Когда митинг кончился, у синей палатки, где должны были продавать лампочки, выстроился длиннющий хвост.  

ДВА ШАГА НАЗАД!

 
Первые пять минут продажа лампочек шла спокойно. Потом задние ряды налегли – возникли сумятица и давка. Палатка затрещала по швам.  
 – Куда лезешь?! – кричали с одной стороны.  
 – Полина, возьми нам десять лампочек! Вон Валька Кондратьева пролезла! – кричали с другой.  
Из палатки вырывались красные и растрепанные пенсионеры, прижимающие лампочки к груди.  
 – Да что ж вы, за колбасой, что ли… – пытался урезонить бабушек один мужчина. Его сосед, беззубый в кепке, смеясь, прикладывал ладонь к губам и кричал: «Скорее, лампочки кончаются! Кон-ча-ются!»  
Толпа подналегла – палатка пошатнулась и упала. Внутри, как под одеялом, шевелились фигуры. Из-под палатки тоненькими голосами кричали не на шутку перепуганные продавцы: «Прекратите, бабушки! Да что же вы делаете?!» Ситуация грозила обернуться Ходынкой. Корреспондент Newsweek вовремя подхватил старушку, которая, оступившись на бордюре, чуть было не упала под ноги толпе: «Ай, ай, шарф затоптали!»  
 – Все два шага назад! – надрывался один из организаторов и, понимая тщетность своих усилий, призвал на помощь ошарашенного от увиденного омоновца: – Милиция! Милиция!  
 – Ну вот, милиция пришла. Сейчас разгонят, – раздался вздох разочарования в толпе.  
Ажиотаж угас. Лампочки выносили коробками и разбирали у автобусов. «Тьфу, надо было три палатки ставить, а не одну», – рассуждали бабушки, не понимая, зачем они десять минут назад, как под массовым гипнозом, с боем штурмовали палатку.  
Подбежала пенсионерка Галина Петровна. Над головой она гордо держала коробочку с лампочкой. «Подарили, понимаете, мне подарили! – радостно кричала она. – Подарили за то, что плясала». Галина Петровна долго позировала с лампочкой фотокору Newsweek. Она была счастлива. 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: