Потерянное десятилетие

Мировая экономика, кажется, выбирается из ямы. Россия как всегда особый случай

На розыски этого человека ушло 80 лет. Его искали тысячи профессионалов с мировым именем. Чтобы разгадать трагическую загадку, была даже создана новая отрасль знаний – макроэкономика. На прошлой неделе один из самых авторитетных исследователей Великой депрессии Ли Оганян из Калифорнийского университета Лос-Анджелеса опубликовал свидетельства, что виновником катастрофы, постигшей мировую экономику в 1930-е, был Герберт Гувер, 31-й президент США.
В ноябре 1929 года президент собрал в Белом доме капитанов индустрии и предложил им сделку. После октябрьского биржевого краха Америка стояла на пороге глубокой рецессии, второй за десятилетие. Гувер, выдающийся инженер, предприниматель и филантроп, не мог сидеть сложа руки. Во что бы то ни стало нужно поддержать спрос, думал гиперактивный президент, не дать фирмам снизить зарплаты, как это было в предыдущую рецессию. Взамен Гувер обещал бизнесу защиту от профсоюзов. Ударили по рукам. Два года спустя каждый пятый американец был без работы, промышленное производство сократилось на 40%. Америка погружалась в самое беспросветное десятилетие своей истории. А все из-за того, что власть навязала бизнесу образ действий, не совместимый с экономическим ростом.
Какое отношение эти факты имеют к России? Экономическая политика российского правительства похожа на гуверовскую. Главной своей задачей оно считает поддержание стабильности любой ценой. Залить экономику кредитами – пусть госбанки раздают деньги, не заботясь о том, будут ли они возвращены. Не позволить работодателям реструктурировать производство – пусть поддерживают занятость, даже если на продукцию нет спроса. Заблокировать переход собственности к кредиторам – в конце концов некоторые потенциальные банкроты вроде АвтоВАЗа принадлежат государству.
На первый взгляд это рациональная политика – она позволяет пересидеть самую острую фазу мирового кризиса. Расчет на то, что восстановление мировой экономики повысит спрос на российские нефть, газ, металлы, уже сработал. Проблема в том, что рост цен на продукцию сырьевых отраслей несколько притупляет остроту бюджетного кризиса, но почти не сказывается на потребительском и инвестиционном спросе, двигателях экономического бума второй половины 2000-х.
Два этих мотора взаимосвязаны: бизнес (даже сырьевой) не видит новых объектов для капиталовложений, тем более что на рынке остаются тысячи «зомби» – предприятий, которые правительство искусственно поддерживает на плаву. Добавьте к этому суровый инвестиционный климат, один из худших в Евразии. Добавьте, наконец, вредительские поправки в закон о банкротстве, направленные на то, чтобы серьезно затруднить кредиторам процедуру истребования долгов, и станет ясно, что если новые инвестиционные идеи и появятся, их погубит отсутствие финансирования. Кто же захочет кредитовать новые проекты, зная, что заемщик в любой момент может получить пятилетнюю отсрочку?
Потребители, сознавая шаткость стабилизации, увеличивают сбережения – мало ли что там ждет впереди. Это весьма разумно, ведь даже если российская экономика и начнет расти благодаря хорошей внешней конъюнктуре, это будет jobless recovery – восстановление объемов производства без создания новых рабочих мест.
Не так важен ответ на вопрос, когда российский ВВП вернется на докризисный уровень – к 2013-му или годом раньше. Без масштабной либерализации экономической жизни любое оживление будет хилым. К сожалению, руководители России смотрят свысока на любые обобщения. Вместо того чтобы думать о том, как улучшить инвестиционный климат для всех, в Кремле обсуждают льготы для избранных. Говорят, Дмитрий Медведев и Владислав Сурков решили завести в России свою Силиконовую долину. Смешно.
Чтобы представить себе Россию 2010-х, полезно вспомнить Америку 1930-х годов. Гувер, а за ним Рузвельт, как могли, затягивали выход из депрессии, но она в конце концов кончилась. Жить было трудно, но жизнь продолжалась. В 1934 году Чарльз Дэрроу придумал «Монополию» – одну из самых популярных игр в истории человечества. Прогоревший финансист Билл Уилсон основал Общество анонимных алкоголиков – в движение взаимопомощи, состоявшее сначала из самого Уилсона и его приятеля, сегодня вовлечено около 2 млн человек. Мелкие торговцы птицей братья Шехтеры одолели в Верховном суде самого Рузвельта – и заставили Вашингтон отказаться от регулирования цен и зарплат. Пусть в экономике уныние и застой, место для творчества и борьбы за права пока остается. Не так мало.

Автор – первый заместитель главного редактора журнала Forbes

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: