Поиски в потомках

В семейной истории русского поэта номер один еще есть белые пятна. Их можно заполнить только с помощью генетики

Александр Пушкин, обладатель не только известной фамилии, но и не менее знаменитой ДНК, не пишет стихов, зато прекрасно разбирается в радиоэлектронике. Проживающий в Бельгии Александр Александрович Пушкин – единственный из оставшихся в живых прямых потомков поэта по мужской линии, его праправнук. Детей у 68-летнего пенсионера нет. Звонку корреспондента Newsweek он, казалось, ничуть не удивился: «Конечно, это будет полезно и для истории, и для науки».

Скоро в его дверь позвонил журналист. Он имел при себе все необходимое: диктофон, фотоаппарат и набор для генетического тестирования. Через пару недель пакет с образцом ДНК Пушкина оказался по другую сторону Атлантического океана – в офисе компании Family Tree DNA. Ее специалисты занимаются молекулярной генеалогией – восстанавливают родословную человека по его генотипу. Этот анализ они сделали вне очереди.
Конечно, потомок Пушкина прекрасно знает историю своей семьи. Но знает ее ровно настолько, насколько о ней позволяют судить архивные записи. С помощью генетического анализа Newsweek подтвердил пару фактов автобиографии великого поэта и нашел его родственников, о которых в исторических документах нет ни слова.

РОДСТВЕННЫЕ БАЗЫ
По-русски праправнук Пушкина читает с трудом, но говорит совершенно свободно. «После революции наша семья уехала из России, – рассказывает он. – Бабушка с дедушкой перебрались в Турцию и прожили там два года». Приспособиться к жизни в Турции потомкам поэта оказалось непросто. «Тогда дедушка написал письмо бельгийскому кардиналу Мерсье», – говорит Пушкин.
Ответ пришел быстро: приезжайте. Так и вышло, что праправнук поэта стал самым настоящим европейцем. Он прожил в Бельгии всю жизнь и в Россию переезжать не собирается. Но теперь о корнях потомку поэта будет напоминать не только фамилия, но и результаты генетического теста. По геногеографической классификации доставшаяся ему от знаменитого прапрадеда Y-хромосома относится к классической славянской ветви – гаплогруппе R1a. Эта гаплогруппа – самая распространенная среди людей русской национальности. В этом смысле отец поэта Сергей Львович Пушкин и его прямые потомки – просто архитипичные русские.

Newsweek попытался разыскать родственников поэта. Для этого мы обратились к генетической базе данных Ysearch, которая содержит результаты тестирования 81 109 мужчин из самых разных стран мира. Мы использовали 12 уникальных генетических маркеров, выявленных при анализе ДНК потомка поэта, и обнаружили несколько совпадений, о которых сообщили Олегу Балановскому. «Найденные вами в базе люди являются ему не далее чем тридцатипятиюродными братьями, – объяснил он. – Это не самое близкое родство, но и не случайное совпадение». Их нельзя назвать представителями рода Пушкиных, добавляет заведующий лаборатории генетики Института биологических проблем Севера РАН Борис Малярчук: «Просто на каком-то этапе истории у них был общий предок».
Американка из Пенсильвании Хелен Миллер очень удивилась запросу Newsweek. Ее дед Джон Губик – родом из Польши. О дальнем родстве с русским поэтом она, конечно, не подозревала. Сама она фотограф, а брат Томми – музыкант. Еще у Миллер была сестра – поэтесса. «Она умерла совсем молодой, через день после того, как закончила свою книгу», – вспоминает американка.
Поэты были в роду и у другого дальнего родственника Пушкина – Джона Лерча. Он тоже живет в США, а его предки – старообрядцы родом из Литвы. «Мой дед – его фамилия была Лауклейжис – писал бабке складные любовные письма в стихах, – рассказывает Лерч. – Этим он ее совершенно пленил, и она в итоге вышла за него замуж». Другой родственник Лерча от поэзии был далек: «В семье ходят слухи, что один из наших далеких предков выдрессировал медведя и зарабатывал себе на хлеб представлениями».
Из Литвы происходит род еще одной родственницы поэта – канадки Бетти Анн Вольф. Ее прадед родился в Мариямпольском уезде и уехал в США еще до революции, в 1900 году. Сын Вольф, по ее словам, успешный ученый. Недавно он разработал ряд тестов для быстрой диагностики птичьего и свиного гриппа.
Среди родственников поэта нашлись и жители бывшего СССР. Отставной офицер-артиллерист Владимир Рудич живет в Харькове. А Антон Красильников – петербуржец. Он командует поисковым отрядом «Варяг-2» и сам занимается генетическими исследованиями – пытается создать базу, позволяющую по ДНК идентифицировать останки погибших в Великой Отечественной войне.
Пожалуй, самый далекий родственник Пушкина из найденных в базе – бывший военный. «Я служил в особом подразделении, – рассказывает американец Уильям Фаррар. – Что-то вроде вашего спецназа». В его роду не все были вояками. Один из предков Уильяма – валлийский епископ Роберт Фаррар. Он не один раз прямо обвинял высоких духовных чинов в мздоимстве, поэтому однажды был арестован по доносу, лишен сана, а затем казнен. Епископа сначала посадили на кол, а потом сожгли. Казнь произошла в 1555 году при правлении Кровавой Мэри – Марии I Тюдор.

МАМА-АФРИКА
Знаменитым предкам Александра Александровича Пушкина и Уильяма Фаррара после смерти поставили достаточно памятников. Епископу-мученику – в Великобритании, а поэту Пушкину – по всему миру. Но только в Африке это превратилось в соревнование. Как только памятник Пушкину поставили в Эритрее, тут же начались приготовления к строительству монумента в Камеруне. Причина соперничества простая: если с отцовской линией поэта все более-менее понятно, то его африканские корни до сих пор вызывают массу споров. Из какой части Африки родом Абрам Петрович Ганнибал (прадед Пушкина по матери), ученые не могут договориться до сих пор.
Все предположения о родине Ганнибала основаны на одном и том же историческом документе – его челобитной к императрице Елизавете. В 1742 году прадед Пушкина обратился к ней с просьбой об утверждении семейного герба. В документе он привел свою краткую биографию. Ганнибал написал, что «родился во владении отца в городе Лагоне». Сейчас такого города в Африке нет. Зато есть много объектов с похожими названиями. Географ Дмитрий Анучин указывает на эритрейскую провинцию Логгон. А автор книги про Ганнибала из серии ЖЗЛ историк Дьедонне Гнамманку помещает Лагон в Камерун. Вдоль границы этой страны протекает река Логон. Гнамманку предполагает, что раньше там находилось одноименное княжество.
Разрешить противоречия могла бы генетическая экспертиза прямых потомков Ганнибала по мужской линии. Но вот где их найти? По сведениям известного специалиста по родословной Ганнибала Анастасии Бессоновой, из 700 потомков этого рода по мужской линии никто не дожил до наших дней. Историк-краевед и создатель музея-усадьбы «Суйда» Андрей Бурлаков подтверждает этот вывод. В музее представлены подлинные вещи самого Ганнибала, но у сотрудников нет никаких данных о его ныне живущих потомках по мужской линии.
«Последние сведения относятся к 1917 году, – сокрушается Бурлаков. – Почему-то у Ганнибалов всегда рождалось девочек больше, чем мальчиков». Возможно, предполагает историк, где-то все же живут потомки Ганнибала, о которых просто никто ничего не знает. Бурлаков сам в каком-то смысле связан с родом Пушкина. Он потомок его няни Арины Родионовны. По данным Дьедонне Гнамманку, один из столь нужных науке Ганнибалов может жить в Иране. Даже если это так – отыскать его там будет совсем непросто.
В 2008 году россиянин Юрий Ганнибал попробовал ответить на вопрос о собственном происхождении и сдал пробы ДНК на генетический анализ. Его прадед Петр Ганнибал хоть официально и не относился к знаменитому роду, зато родился в 1745 году вблизи Ревеля. Военным комендантом города в это время как раз был Абрам Ганнибал. Такое совпадение обещало интересный результат. Он таким и получился – тест показал, что предки Юрия жили в Скандинавии. Юрий, не оказавшийся потомком арапа Петра Великого, совершенно не расстроился. А вот историки – те страшно огорчились.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *