Почему я стал смотреть «Доктора Хауса»?

Вы думаете, что два инвалида со схожими заболеваниями будут испытывать друг к другу схожую симпатию?

Этакое необоснованное приятное влечение и как бы сочувствие и понимание?

Ну конечно. Максимум – приступ раздражения. Инвалид с таким же заболеванием напротив тебя в кресле – это напоминание тебе.

О том, что у тебя есть изъян и болезнь. Что эта болезнь трахает тебя ежедневно и ежечасно. Парень со схожим заболеванием может вызвать необоснованный приступ ненависти, и даже паники.

Приведу простые примеры. Начну с самого обыденного. Вы каждый день чувствуете, что сердце покалывает. Что что-то там не так. Оно ноет, оно иногда замирает, оно прыгает и внезапно схватывается спазмами. Это может быть простейшая невралгия или ВСД, а могут и уже сосудистые изменения.

А теперь представьте, что рядом с вами человек схватился за сердце. Думаете, будете его спасать? Нет, вы почувствуете панику и злость на этого человека, потому что вам и так хреново, а тут явная иллюстрация того, что с вами может произойти.

Пример из немного другой области. Стоите вы с тростью, сломали ногу, а связки не срастаются. Хреново ужасно, ступня болтается как тряпка. У меня самого такое было, когда при игре в футбол порвал связки. Автобус трясется, вас уже знобит от боли и неприятных волн от ноги.

И тут еле влазит в дверь, красный и смущенный паренек с костылем. Тоже ногу волочит. Всё, вас уже двое. Ну, конечно же, вы замечаете друг друга. Поглядываете, раздражаясь всё больше. Напряжение растет и на какой-нибудь остановке кто-то из вас обязательно выйдет. Это как в ранку открытую тыкать, показывая, что там находится. Очень неприятно.

У меня стойкая неприязнь была по отношению к доктору Хаусу. Вымышленный герой просто бесил меня. У меня руки болят постоянно, может неврит, может последствия ВСД. Американцы сделали из приема таблеток какой-то культ. Я тоже из них сделал культ, но нахрен мне такой культ?

И вот канал «Домашний» начал транслировать «Доктора Хауса» опять. Я сижу, прошел очередной приступ паники, опустошение, наслаждаюсь этими часами забвения. И тут эта шняга. Опять там кому-то хреново, кого-то сбивают и т.д.

Понимаете, если у человека обострена тревожная составляющая, то он замечает то, чего не заметят другие. Как волнуется девушка впереди, когда внезапно попадаем в пробку. Как парень трет о штаны влажные ладони. Как сужаются зрачки у другого парня, в очереди за лекарствами в аптеку, и как он типично переминается с ноги на ногу. Это всё вызывает страх, раздражение, новые атаки. Если лекарств рядом нет – то ты попал.

Ладно, сижу, злюсь. Хаус что-то говорит. И тут до меня доходит смысл фразы.

«Люди стараются делать добро, а их инстинкты тянут их ко злу».

Начиная с этой фразы меня перестал бесить весь этот больничный антураж, я понял, почему меня иногда называют плагиатчиком Хауса. Я не виноват, что любой здравомыслящий человек, который не впал в отчаяние от боли, начинает мыслить очень четко и кристально ясно.

Получается, что его мысли мне понятны. Я смотрел дальше и даже вид крови уже не вызывал у меня какого-то отторжения. В периоды обострения я видел свою кровь каждый день, и ведь это не вызывало паники, это вызывало только чувство усталости.

Для чего Хаусу придумали весь этот антураж? Всю эту больницу с нереальными технологиями и вечно свободными врачами? Ну, наверное, потому что только такой антураж может способствовать откровению.

Когда на чаше весов просто лежит жизнь, то возникает парадокс – жизнь не становится ценнее. Просто на жизнь смотришь более объективно.

Так что теперь я каждый день в десять вечера смотрю Хауса. И наслаждаюсь тем, как он разговаривает, его позицией. Осталось только дорасти до него внутренне.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: