Племена и нравы

Россию хотят впервые официально обвинить в геноциде целого народа. Речь идет не о сталинских репрессиях, а о событиях XIX века

Туристические справочники утверждают, что Красная Поляна близ Сочи получила свое название благодаря буйнорастущему папоротнику, который к осени меняет зеленую окраску на красновато-бурую. Черкесы, чьи предки до середины XIX века считали эти земли своими, с такой версией категорически не согласны. Они говорят, что красной поляна стала от крови.
Кбаадэ – так называют урочище черкесы – известна горцам как место кровопролитного сражения, завершившего Кавказскую войну 1817–1864 годов. Они утверждают, что русские войска убили под Сочи десятки тысяч их соплеменников. Поэтому российские черкесы хотят, чтобы их национальную символику включили в логотип Олимпиады-2014, а зарубежные и вовсе требуют отменить Игры.
«Никто в трезвом рассудке не стал бы проводить Олимпийские игры в Освенциме, – говорит Шишек Чек, глава Черкесской ассоциации Калифорнии. – Сочи – это наш Освенцим». Российские историки уверяют, что массовых захоронений под Сочи нет, но черкесы непоколебимы. Недавно они получили поддержку с неожиданной стороны – из Грузии. В XIX веке грузинские князья, служа Российской империи в Кавказской войне, сражались с черкесами. Теперь самых радикальных из них грузины надеются сделать своими союзниками.
Тбилиси все активнее осваивает северокавказское направление. Сначала грузинские власти запустили Первый Кавказский телеканал на русском языке, потом создали специальную парламентскую группу дружбы с республиками Северного Кавказа. А на днях представитель этого комитета заявил, что грузинский парламент собирается в ближайшее время рассмотреть вопрос признания геноцида черкесского народа, якобы устроенного Россией в ходе Кавказской войны.
«Тому, кто придумал поднять черкесский вопрос, я на месте грузинского руководства орден Вахтанга Горгасала (высокая военная награда Грузии. – Newsweek) дал бы, – говорит российский политолог, эксперт по кавказской тематике Андрей Епифанцев. – Для нынешней политики, которую проводит Тбилиси, это великолепная тема». Признав факт геноцида, Грузия может подпортить имидж России, внести смуту в ситуацию на Северном Кавказе, вбить клин между черкесами и родственными им абхазами (в 1992–1993 годах на стороне Абхазии против Грузии воевало много добровольцев-черкесов). И главное – навредить проведению Олимпиады в Сочи. А Грузия будет выглядеть защитницей «кавказского дела» не только черкесов, но и других народов Северного Кавказа, добавляет консультант Совета национальной безопасности Грузии Гиорги Квелашвили.
России пришлось дождаться смены власти на Украине, чтобы Киев прекратил пенять Москве голодомором. Явный прогресс по Катынскому делу между Россией и Польшей начался только после того, как под Смоленском разбился польский президент со всей своей свитой. Черкесская тема, считают собеседники Newsweek в правительстве и в Кремле, со временем грозит не меньшими неприятностями. А может, и большими – это ведь не цивилизованная Европа и не братская Украина. Это Кавказ. «Все чего-то ждут и отмахиваются, мол, начнется – разберемся, – беспокоится чиновник из Белого дома. – А черкесская тема медленно, но верно превращается в новую историко-политическую проблему. Надо хотя бы на уровне Думы поднять и обсудить. Начать первыми. Переиграть тех же грузин».
Если парламент Грузии проголосует «за», это будет первое в истории официальное обвинение России в геноциде. «Без такого клейма жить гораздо проще», – говорит политолог Сергей Маркедонов. По его мнению, именно бездействие России и отсутствие с ее стороны внятной интерпретации событий XIX века привели к тому, что ситуацией воспользовалась третья сторона. «Это как обвинить наших предков кроманьонцев в геноциде неандертальцев», – негодует депутат Константин Затулин, член президентской комиссии по противодействию фальсификации истории.
Если потребуется, говорит он, комиссия займется этим вопросом, но пока «бороться с этой диверсией – лишняя реклама грузинам». В российском МИДе Newsweek сказали, что действия Грузии, «как всегда, выглядят неуместными». Миллионы черкесов, проживающих за рубежом и в России, вряд ли согласятся с дипломатами.

ЯЩИК ПАНДОРЫ
В советский период о «черкесском вопросе» тоже предпочитали не вспоминать. Впервые о последствиях Кавказской войны заговорил Борис Ельцин в «Обращении к народам Кавказа» в 1994 году. Тогда он признал, что сопротивление горцев русским войскам было оправданным, и призвал решить проблему репатриации потомков кавказских переселенцев. В период войны в Югославии 181 черкес из Косова за счет России был переселен в Адыгею, но на этом все заглохло. Сейчас за пределами исторической родины проживают до пяти миллионов этнических черкесов. В России, то есть в Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Адыгее, менее 1 млн.
В 2005 году российские черкесы обратились в Думу с просьбой признать факт геноцида. Ответ комитета по делам национальностей был обескураживающим: «Репрессиям по национальному признаку в советский период подверглись 16 этносов, еще 45 этносов были затронуты репрессиями частично. Черкесы в этом списке не фигурируют». Депутаты не поняли, о каком веке идет речь.
Через год черкесы из нескольких стран, в том числе и России, обратились за признанием в Европарламент. «В ходе военных действий совершались массовые убийства мирного населения: женщин, детей, стариков», – убеждали они европейцев. Черкесы писали о начавшейся в 1862 году «массовой насильственной депортации коренного населения» и «сотнях тысяч людей, согнанных на побережье Черного моря и погибших от холода, голода и эпидемий». Ответа из Брюсселя они ждут до сих пор.
Эта тема, вероятно, так и волновала бы одних только черкесов, но тут за нее вдруг взялись грузины с американцами. В конце марта в тбилисском «Мариотте» состоялась конференция, посвященная геноциду черкесов. Организовал ее при поддержке фонда Jamestown Университет им. Ильи Чавчавадзе. Это проект Михаила Саакашвили, а в руководящий совет фонда входят бывший помощник президента США по нацбезопасности Збигнев Бжезинский и экс-глава ЦРУ Джеймс Вулси.
Участники конференции попросили парламент Грузии признать геноцид. Они хотят, чтобы запрос был рассмотрен к 21 мая, когда черкесы во всем мире отмечают День памяти жертв Кавказской войны. Но грузины все-таки не торопятся. «Что там было в XIX веке… вопрос комплексный, сами понимаете, – говорит депутат Нугзар Циклаури, – без подключения академических кругов никак не обойтись». Политолог Епифанцев полагает, что черкесский вопрос для Грузии – это козырь, который хорошо иметь в кармане.
Реакция Москвы последовала только через месяц. «Вы знаете, откуда эта тема вышла, кто за ней стоит и какие силы работают над тем, чтобы зажечь спичку», – говорил полпред президента в Северокавказском федеральном округе Александр Хлопонин, посещая Карачаево-Черкесию. Консультант совета национальной безопасности Грузии и аналитик фонда Jamestown Гиорги Квелашвили считает, что Россия сама виновата: «Она открыла ящик Пандоры, признав независимость Абхазии и Цхинвальского региона».

САМЫЙ ТЯЖКИЙ ГРЕХ
После Ельцина с высоких трибун никто не давал оценок кавказским событиям 150-летней давности. И тут после мартовского форума в Тбилиси стало известно, что в конце апреля в Кремле состоится конференция, посвященная фальсификации истории, и что в ее программе есть доклад о формировании мифологемы геноциде черкесов. С содержанием можно было ознакомиться заранее – автор опубликовал текст в блоге. Лучше бы он этого не делал.
Черкесская общественность восприняла доклад в штыки и уже было приготовилась серьезно обидеться на Москву. Никто не обратил внимания, что автор доклада – Роман Остапенко – всего лишь аспирант истфака Адыгейского университета. Раз доклад зачитывают в Кремле, писали на черкесских форумах, значит, это официальная позиция Москвы.
По сути, доклад Остапенко – пересказ статей Андрея Епифанцева, противника теории геноцида. Не геноцид, а депортация, утверждает Епифанцев: одержав победу в Кавказской войне, Россия предоставила четырем черкесским народам выбирать между Кубанью и Турцией, давним союзником черкесов. С его точки зрения, по современным меркам, в той войне Россия была интервентом и агрессором, но по правилам того времени действовала вполне гуманно. Ни одна страна еще не рискнула обвинить американцев в геноциде индейцев, продолжает Епифанцев, и Россия вполне могла бы взять на вооружение аргументы, которые приводят американцы: было не избиение, а война, аборигены тоже уничтожали друг друга, подавляющее большинство туземцев погибло из-за болезней…
Эти доводы и хотел озвучить в Кремле аспирант Остапенко. Он, правда, добавил от себя кое-что еще. Конференция называлась «Научный православный взгляд на ложные исторические учения», и организовал ее фонд Василия Бойко-Великого, православного бизнесмена, который проходил по обвинениям в мошенничестве. И Остапенко в том числе объяснил трагедию черкесов их отступничеством от православной веры. Но хуже всего, что он вписал еще одну фразу: «Бог наказал их за самый тяжкий грех – рассеянием, как когда-то иудеев».
Тут уже возмутился израильский раввин Авраам Шмулевич. Его статьи «Война конференций вокруг Кавказа, и опять евреи виноваты…» и «Евреи-богоотступники – аргумент в “черкесской игре” Кремля» наделали много шуму. Президент Адыгеи Асланчерий Тхакушинов высказал свое возмущение ректору АГУ Рашиду Хунагову. Тот выписал предупреждение декану истфака, а сам Остапенко написал заявление об уходе из аспирантуры и слег в больницу. «Он на грани нервного срыва», – сказала Newsweek его мать. Конференцию отменили вовсе. Бизнесмен Бойко-Великий, правда, утверждает, что из-за вулкана в Исландии: «У нас два важных докладчика потерялись в Европе». Шмулевич же говорит, что это его заслуга.

ВЕЛИКАЯ ЧЕРКЕСИЯ
Эйяд Йогар, глава Черкесского культурного института из американского штата Нью-Джерси, утверждает, что и сегодня страдает от геноцида со стороны России. «Вот я сейчас говорю с вами и продолжаю страдать», – подчеркивает он. А все потому, что нет на глобусе страны под названием «Великая Черкесия», а ведь могла быть, если бы не Россия, говорит Йогар. И предлагает: «Хотите, я вам карту пришлю?» (см. стр. 52)
Страна его мечты охватывает три республики российского Кавказа и большую часть Ставропольского и Краснодарского краев. Дело всей жизни американца – создать на этой территории отдельное государство, куда могли бы переехать потомки депортированных черкесов. В свободное от борьбы за «Великую Черкесию» время Йогар руководит компанией, занимающейся корпоративной безопасностью.
– Вы переехали бы из Нью-Джерси на Кавказ?
– Все русские меня только об этом и спрашивают, – раздраженно отвечает Йогар. – У нас должна быть возможность переехать – в любое время, без предусловий и ограничений. Это главное.
Он категорически против сравнения индейцев с черкесами. «Индейцы все еще живут в США. Их называют “первыми американцами” и у них куча прав и льгот, – аргументирует Йогар. – А 90% черкесов живут вне своих территорий, и им угрожает ассимиляция». Американец убежден, что российские власти препятствуют репатриации черкесов.
До 2009 года Федеральный центр действительно выделял небольшую квоту на возвращение черкесов на Кавказ, утверждая, что больше людей регион не может принять из-за безработицы. Черкесская общественность видела в этом злой умысел. Но в прошлом году для Адыгеи, к примеру, квота была увеличена с 50 человек до 1650, а возможностью вернуться на родину воспользовались всего 44 человека. «Как теперь черкесские идеологи будут доказывать наличие тысячных очередей из желающих переехать на Северный Кавказ, я лично не представляю», – рассуждает Епифанцев. Он считает, что Москве просто следует наладить диалог с кавказскими черкесами и их диаспорой.
Пока единомышленники радикального американца Йогара в меньшинстве. «Мы понимаем, что Грузия использует проблему геноцида для очередной провокации, не приемлем сговоров с третьими лицами, а надеемся на диалог с Москвой», – говорит в противовес ему представитель Международной черкесской ассоциации (МЧА) Аскер Сохт из Краснодара. Недавно МЧА обратилась к президенту Медведеву с просьбой включить в символику сочинских Олимпийских игр национальный элемент – главного персонажа черкесского эпоса «Нарты». «Это снимет напряжение, создаваемое радикально настроенными силами», – говорилось в обращении. Австралийцы и канадцы символику своих коренных народов использовали. Черкесы ответа пока не получили.
А Авраам Шмулевич утверждает, что правительство Южной Кореи, проигравшей России конкурс на право проведения Олимпиады, готовит на деньги корпорации Samsung большой доклад о геноциде черкесов. Представитель южнокорейского Министерства культуры, спорта и туризма, однако, заявил Newsweek, что его правительство никому подобных исследований не поручало. Отрицают причастность к докладу и в сеульском офисе Samsung.
Но у черкесов есть и более опасные «сторонники». Пару недель назад на сайте радикальных исламистов hunafa.com появилось обращение моджахедов Имарата Кавказ, в котором они возмущаются, что премьер Путин решил «устроить Олимпийские игры на костях сотен тысяч черкесов, истребленных царскими войсками». Американец Йогар, правда, такой поддержке совсем не рад. «Черкесское национальное движение никак не связано с радикальным исламом. Ни с какими имаратами, джамаатами и иными фундаменталистами мы не общаемся. Так и напишите», – просил Йогар.

В подготовке статьи участвовала Полина Еременко

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: