Кризис помог строительству пирамид. Банки неохотно дают деньги, а люди по-прежнему верят в чудесное обогащение

Чтобы жить в «экогороде» компании «Элелайн» и участвовать в заседании парламента, надо очень хорошо продавать воду «Акваэле» по 410 рублей за флакон. Парламент и город виртуальные – это иерархия, придуманная для поощрения сотрудников «Элелайна». А вот вода и цены – настоящие. Да и в целом структура супругов Евгения и Ирины Поповых точно копирует реальную жизнь. Депутаты из «Единой России» во главе со спикером Думы Борисом Грызловым продвигают проект «Чистая вода», который, в двух словах, сводится к продаже государству огромного количества очищающих водных нанофильтров от Виктора Петрика – академика семи академий и партнера Грызлова.
На минувшей неделе комиссия РАН осторожно констатировала, что деятельность Петрика относится не к области науки, а к сфере бизнеса. А вот бизнес на воде от супругов Поповых прошел госприемку: «Элелайн» не вошла в список финансовых пирамид, обнародованный Федеральной службой по финансовым рынкам (ФСФР). В списке ФСФР 46 компаний, 17 из которых действуют. Общественный «Союз заемщиков и вкладчиков России» (СЗВР), объединяющий пострадавших, насчитал намного больше – примерно 600 организаций. «В кризис люди, как ни странно, стали больше доверять всяким проходимцам», – говорит лидер СЗВР Владислав Кудинов.
Люди не верят банкам и пытаются преумножить свои накопления альтернативным способом – вот и попадаются на рекламу «60% годовых», делится наблюдением Кудинов. Профессионалы-банкиры удивляются, что люди могут отдавать свои деньги компаниям, не имеющим лицензий, привлекающим депозиты под 60%, а кредитующим под 5%. Очевидно, что такие фирмы разорятся: ведь они зарабатывают в разы меньше, чем тратят.
А вкладчикам – не очевидно. Дело в низком уровне финансовой грамотности. Многие не знают, как посчитать проценты с вклада. Недавно СЗВР проводил опрос в 30 регионах. Из 2500 респондентов, которым задавали вопросы на выходе из банка, 75% сообщили, что считают себя «финансово грамотными». При этом 90% из них сказали, что не знают о дополнительных комиссиях – основной статье расхода при обслуживании кредита. А 64% сообщили, что не знают полную стоимость кредита, который только что оформили. У ФСФР есть программа повышения знаний о финансовом рынке. Но агитация пока не помогает – в 2009 году вкладчики принесли мошенникам около 3 млрд рублей.

КЛАССИКА ЖАНРА

Отдать накопленные 150 000 рублей в кредитный потребительский кооператив «Росгражданкредит» пенсионерку Галину Семеновну Устинову из Волгограда уговорил сын. Теперь Галина Семеновна вспоминает, что ее сразу насторожило обещание доходности в 48% годовых. В апреле 2009 года ей срочно понадобились деньги – чтобы уехать ухаживать за умирающим племянником. Она попыталась вернуть вклад и пришла на прием к руководителю «Росгражданкредита» Игорю Несветаеву, который, по ее словам, ответил: «Племянник-то еще не умер. Денег нет». Пенсионерка заняла 50 000 рублей и уехала. После она привезла директору кооператива свидетельство о смерти и по-человечески попросила вернуть 50 000 рублей, чтобы расплатиться с долгами. Денег она так и не получила и стала думать о продаже квартиры. Устинова привыкла платить по долгам.
Из кооператива пытался выбить деньги ее сын, но и ему это не удалось. «Потом, когда я лежала в больнице, он позвонил, попросил у меня прощения и сказал, что так больше жить не может, – рассказывает Галина Семеновна. – Я сразу же приехала к нему, но было поздно: он повесился». Галина Устинова уверена: к трагедии привели сложности с возвратом денег.
Сейчас в кооперативе введено внешнее управление и имущество готовится к продаже. Как утверждает представитель инициативной группы Любовь Белозерова, деньги 3000 вкладчиков были просто украдены. Несветаев оформил на себя кредит в 125 млн рублей, который скорее всего и не собирался возвращать. Так же поступили и его помощники. Пока дело расследуется, Несветаев сидит в тюрьме. Однако вкладчикам от этого не легче: имущества кооператива не хватит, чтобы расплатиться со всеми, уверена Любовь Белозерова.
Основная часть пострадавших от таких мошенников – именно пенсионеры, рассказывает Владислав Кудинов. Они верят газетам, в которых напечатана реклама таких компаний. И они уверены: если государство зарегистрировало фирму, оно и должно отвечать по ее долгам. Чтобы привлечь более молодую и активную аудиторию, мошенники подкрепляют обещания фантастической доходности имитацией ошеломляющего успеха.

РУБАХА-ПАРЕНЬ

Фирмы челябинского бизнесмена Константина Филимонова работали в разных городах – от Кургана до Тюмени. За €3,5 млн Филимонов снял фильм о русских офицерах «КромовЪ»и открыл в Челябинске элитный клуб «Бешеная собака». Основным источником дохода его холдинга был сбор средств у населения.
В холдинг «Частные инвестиции» людей заманивали на бесплатных семинарах по управлению сбережениями, где, как говорит председатель челябинского отделения СЗВР Олег Никулин, «промывали мозги». Вкладчикам рассказывали, что деньги на самом деле ничьи. И что денежный поток должен течь через человека – приходить и уходить. Потом следовал выезд на природу, где Филимонов представал в образе рубахи-парня. «Он любил работать с молодежью на природе – шашлыки, спиртное, игры и хороводы», – рассказывает Никулин.
После этого молодые люди шли в банк и закладывали свои квартиры, машины или бизнес – чтобы взять кредит в 1 млн рублей и принести его Филимонову. Тот обещал доходность 40–60% годовых. «Из-за того, что он работал с молодыми, жалоб поступает немного. Хотя за три года он обработал около 3500 человек и собрал 300–400 млн рублей», – рассказывает Никулин. На эти деньги Филимонов купил землю в Черногории, куда и уехал, когда финансовая пирамида рассыпалась.
Но клуб и кинофильм как свидетельства респектабельности меркнут в сравнении с презентацией продающей «омолаживающую» воду компании «Элелайн». Если верить ее сайту, среди учредителей корпорации – все лидеры стран G20, а капитал фирмы составляет $1,5 трлн – больше, чем российский ВВП. «Все эти сайты – фальшивка», – говорит Евгений Попов, муж директора компании Ирины Поповой. Он утверждает, что компания «Элелайн» стала жертвой информационной атаки со стороны его бывшего работодателя, компании Intway.
И «Элелайн», и Intway – компании, которые, как и некогда нашумевший «Гербалайф», занимаются прямыми продажами. Четыре года назад Intway, помимо всего прочего, продавала облигации, не зарегистрированные должным образом в ФСФР. Глава корпорации Александр Качановский говорит, что продажа облигаций была личной инициативой бывшего директора компании Евгения Попова, а когда акционеры Intway узнали об этой афере, Попов был с позором уволен. Теперь его считают собственником компании «Элелайн», официально принадлежащей его жене Ирине.
Продолжение история получила, когда облигации не были погашены. Вкладчики пришли в Intway, но те сказали, что отношения к бумагам не имеют, – мол, это личная афера Попова. Вскоре после этого появились и фальшивые сайты, которые, как считает Попов, должны дискредитировать компанию его жены. Надо ли ее дискредитировать – вопрос. На настоящем сайте «Элелайн» всем желающим предлагается «пограничная вода». Как пояснила директор фирмы Ирина Попова, при ее регулярном употреблении организм начинает омолаживаться.

ГЛОБАЛЬНАЯ СЕТЬ

Механизм прямых продаж активно используют и пирамиды, объясняют в ФСФР. Но это не всегда одно и то же. Раиса Чернышева стала заниматься продажей косметики в 1997 году, тогда ей было 58 лет. Переехав из Подмосковья в глухую краснодарскую деревушку, чтобы ухаживать за больной матерью, Раиса быстро поняла, что прожить на пенсию в 1300 рублей невозможно. Дочь подарила ей стартовый набор косметики для продажи Mary Kay. Раиса начала продажи, и дело пошло. Она стала вовлекать в бизнес других, и сейчас на нее работают около 4000 человек. Пенсионерка получает и зарплату, и проценты. Правда, стесняется назвать какие. Но сумма, очевидно, немалая – недавно они с мужем вернулись с отдыха из Испании.
Mary Kay – компания прямых продаж. Она производит косметику, но продает ее не в магазинах, а через представителей. Причем каждый из них может (это поощряется) вовлекать в процесс продаж других людей. Инициативный сотрудник получает баллы, которые по сложной схеме конвертируются в денежные выплаты.
Кристина Поликарпова, выпускница психфака МГУ и кандидат психологических наук, стала дистрибутором компании Amway в 2005 году. Казалось бы, Кристина была не слишком мотивирована на работу. Ее отец – крупный бизнесмен. Однако за пять лет она выстроила сеть, в которой работают 90 000 человек. И с каждого она получает доход. Какой – говорить отказывается. По самым скромным подсчетам, не менее $10 000 в месяц. Она уверена: это вполне честный бизнес.
Государство пока с этим согласно: к компаниям типа Mary Kay или Amway претензий не предъявляют, в отличие от Intway, которую просто закрыли. У компании нашелся известный защитник – основатель «Евросети» Евгений Чичваркин. Похоже, что дело в солидарности: главный обидчик и у Intway, и у Чичваркина один – управление «К» МВД.
Президент Ассоциации прямых продаж Тамара Шокарева уверена, что Intway надо было закрыть, потому что компания торговала «шарлатанскими средствами, за которые просили фантастически несуразные деньги». Например, наклейка на сотовый телефон за $50, защищающая от вредного излучения. Когда люди узнают об этом, они возмущаются, и таких недовольных много. «Я как бывший клиент компании Cartier, тоже ими недоволен», – парирует Чичваркин.
По версии самой Intway, проблемы у компании появились после конфликта с сотрудниками управления «К». В ноябре прошлого года один из них, майор милиции Муса Мусаев, потребовал от Intway заплатить $200 000 за «решение вопросов», утверждает глава Intway Александр Качановский. Посовещавшись, в компании решили написать заявление в департамент собственной безопасности МВД, после чего сотрудники управления «К» провели еще один обыск и в конце концов «закрыли» компанию. Качановский обещает судиться.
Отличить сетевую пирамиду от добросовестной компании достаточно сложно. «Мы одна из крупнейших компаний прямых продаж, которая производит и реализует косметическую продукцию и товары для поддержания здоровья. Мы предлагаем качественные товары», – рассказывает директор по корпоративным связям компании Amway Алексей Петренко. Но то же самое говорили Newsweek и Качановский, и Попов.
Шокарева из Ассоциации прямых продаж называет несколько способов отличить мошенников. Фирмы, которым важнее построить систему по выкачиванию денег, сразу предложат купить дорогой стартовый набор товара – сумма может достигать $3000. Компании, которые занимаются честным маркетингом, предлагают стартовый набор по символической цене.
Наконец, мошенники постоянно торопят с покупкой товаров, не дают полной информации и не показывают документов. Все рассчитано на то, чтобы человек совершил импульсивную покупку. «Поэтому важно взять паузу, навести справки о компании, проконсультироваться с экспертами и понять, имеет ли какие-то полезные свойства этот товар», – говорит Шокарева. Товары через механизм прямых продаж ежегодно покупают от 4 до 5 млн россиян. Все они рискуют стать жертвами мошенников.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *