Перестимулировали

«Э.Он Россия»– одна изтрех крупных электрогенерирующих российских компаний, подконтрольных иностранным инвесторам. Она считается самым эффективным предприятием вотечественной электроэнергетике иктомуже единственным, которое современи реформы РАО «ЕЭС России» смогло нарастить свою капитализацию.Внынешнем году «Э.Он Россия»пережила резкое ухудшение своих показателей.

Первый звоночек прозвучал еще впрошлом году. Тогда начала уменьшаться выручка компании (сократилась на1,4%, до77,7млрд руб.), что во многом можно объяснить экономической рецессией, падением спроса наэлектроэнергию и,кроме того, поломкой на одном изблоков принадлежащей «Э.Он» Сургутской ГРЭС‑2. Впрошлом году наэтот вызов «Э.Он» смогла ответить снижением издержек на7,2%– помогли уменьшение амортизационных отчислений иэкономия топлива. Прибыль компании в2014 г. даже выросла на21%– до19млрд руб.

Однако нынешний год принес жестокое разочарование. Впервом полугодии выручка упалана9%, до35,8млрд руб. (поМСФО). Снижающиеся издержки уже немогли компенсировать падение, иприбыль компании уменьшилась на28% (до5,8млрдруб.).

В итоге котировки акций «Э.Он Россия», которые росли первые 4месяца этого года, смая начали падать и снизились примерно с3до2,8руб. заакцию.

Главной причиной ухудшения показателей стало произошедшее вянваре очередное ЧП наСургутской ГРЭС‑2, одной изкрупнейших электростанций России. Вовремя планового ремонта на одном из энергоблоков произошел пожар, что привело кобрушению кровли иповреждению части оборудования. Витоге генерация компании упала более чем на14%.

Кроме того, «Э.Он Россия» была оштрафована зазадержку ввода вэксплуатацию третьего блока наБерезовской ГРЭС. Поданным компании «Велес капитал», размер штрафа достиг 1,3млрд руб, арасходы наремонт энергоблоков Сургутской ГРЭС‑2 – 1,7млрд руб., хотя последняя сумма была частично компенсирована страховым возмещением вразмере 1,07млрд руб.

Но дело нетолько вэтих конкретных причинах.

Замороженные

В2007–2008гг. входе реформы РАО «ЕЭС России» многие энергетические активы страны были приватизированы. Именно тогда вроссийскую энергетику вошли три крупные иностранные компании– немецкий концерн E.On консолидировал к2008г. более 76% акций ОГК‑4 (с2011г.– «Э.Он Россия»), итальянская Enel стала владелицей ОГК‑5 (ныне «Энел Россия»), финская Fortum приобрела ТГК‑10 (ныне ОАО «Фортум»). Впрочем, все равно доминируют вэлектроэнергетике государственные компании– «Русгидро», «Интер РАО», «Росэнергоатом» (входит в«Росатом»), «Газпром энергохолдинг» (дочерняя компания «Газпрома»).

С тех пор корпоративная жизнь всекторе какбудто замерла. Стратегических иностранных инвесторов российская электроэнергетика больше неинтересует. Новые инвесторы неприходят, старые непытаются покупать друг удруга активы. Исключение составляет «Газпром», который в2009г. приобрел «Мосэнерго», ав2011г.– МОЭК.

Отсутствие значимых сделок сэнергетическими активами восновном объясняется тем, что они все сегодня недооценены, идля инвесторов продать их– значит зафиксировать убыток. Глава глобальной корпорации Enel S. p.A Франческо Стараче заявил вэтом году, что кнему неоднократно обращались спредложением уступить российские активы, ноон отказывал– продавать их невыгодно. Именно низкая стоимость энергетических активов непозволяет иностранным инвесторам уйти– хотя бывший гендиректор Enel поРоссии иСНГ Доминик Фаш как-то заявил, что еслибы знал, ккаким результатам приведут реформы РАО «ЕЭС», тонепришелбы вРоссию.

Если взглянуть наизменение индекса капитализации энергетических компаний РФ (MICEX PWR), можно увидеть историю разочарования инвесторов всекторе: затри года индекс упал на50%, за5лет– на70%. «Это означает, что стоимость крупнейших энергетических компаний РФ впоследние годы драматически снизилась», – комментирует Елена Киселева из Strategy Partners Group.

«После разделения РАО «ЕЭС» новые имена всписке иностранных инвесторов вэлектроэнергетику фактически непоявлялись (заисключением маленьких проектов, таких, как, например, строительство Хуадань-Тенинской ТЭЦ совместно скитайскими инвесторами), – отметил вбеседе с «Ко» представитель «Э.Он Россия». – Этому есть несколько причин. Первая, очевидная причина состоит втом, что нет достаточно крупных интересных активов, которые иностранные инвесторы моглибы приобрести. Стоит отметить, что иностранные стратегические инвесторызаинтересованы прежде всего впокупке контрольного пакета вкомпании, таких возможностей сейчас нарынке фактически нет. Обсуждается возможность управления или даже продажа распределительных сетей, нопока это только настадии переговоров. Вторая причина– макроэкономическая иполитическая нестабильность. ВРоссии потенциально есть много проектов, которые интересны вусловиях стабильногокурса рубля, доступных дешевых кредитных ресурсов. Но, ксожалению, эти факторы играют против инвесторов».

В момент распродажи энергетических активов они все были оценены примерно науровне 1руб. заакцию. Сегодня набирже котируются акции только трех компаний. При этом выше исходного уровня торгуется только «Э.Он Россия», хотя иее котировки вэтом году падали. Акции «Энел Россия» намомент написания статьи котировались науровне ниже 80коп. заакцию, акции ОГК‑2, подконтрольной «Газпрому» – науровне менее 24коп.– тоесть «Газпром» вчетверо снизил капитализацию своего энергетического актива.

В 2014 г. все иностранные участники российского энергорынка заявили обуменьшении объемов инвестиционных программ. Так, инвестиции «Э.Он Россия» впрошлом году оставались без изменения, науровне 2013г. (15млрд руб.), внынешнем году снижаются до10млрд руб., авбудущем могут опуститься до5млрд руб. «Энел Россия» объявила, что капитальные затраты в2014–2018гг. планируются науровне 38млрд руб., что на10% ниже, чем впредыдущем пятилетнем бизнес-плане. В«Э.Он Россия» отмечают, что «наданный момент осуществление инвестиций затрудняется макроэкономической нестабильностью. Ситуация осложняется еще итем, что значительная часть оборудования неимеет отечественных аналогов либо отечественное оборудование несоответствует необходимым требованиям».

Сектор выглядит «замороженным»: крупные сделки сактивами внем непроисходят, состав основных участников неменяется современи реформ РАО «ЕЭС», инвестиционная привлекательность падает, объем инвестиций уменьшается. Вчемже причина такого странного состояния отрасли?

Нестабильное регулирование

«Э.Он Россия» была оштрафована зазадержку ввода очередного энергоблока. Такого рода штрафы– часть существующей вРоссии очень сложной системы стимулирования строительства новых энергетических мощностей. Вообще, система регулирования рынка вэнергетическом секторе чрезвычайно запутанна, ивнее постоянно вносятся поправки.

Тариф, покоторому электростанции продают электричество, делится надве части– оплата заэлектроэнергию иоплата замощность. Впервом случае потребитель оплачивает текущие расходы напроизводство электроэнергии, вовтором– расходы инвесторов настроительство энергоблоков и их содержание вбудущем. Две эти составляющие энергетических тарифов определяются надвух разных рынках– рынке электроэнергии ирынке мощности, инакаждом– свои правила исвое прихотливое сочетание рыночных механизмов сценами, устанавливаемыми правительством.

Важнейшей частью рынка мощности являются договоры опредоставлении мощности (ДПМ), заключаемые сотдельными гененирующими компаниями. Поним компании обязуются строить новые электростанции, взамен чего государство гарантирует приобретение производимой новыми мощностями энергии втечение 10лет пооговоренной цене; фактически деньги заэто взимаются совсех потребителей электроэнергии.

Система ДПМ, пообщему мнению, более или менее работает, хотя впрошлом году государство пыталось изменить параметры компенсации затрат инвесторам, растянув срок их окупаемости с10до15лет.

Наряду сДПМ плата замощность определяется напроводимых раз вгод особых аукционах– так называемых «конкурентных отборах мощности» (КОМ). Устроены эти аукционы очень сложно, достаточно сказать, что внекоторых территориальных зонах результаты конкурсов ограничиваются установленными государством предельными уровнями цен (price-cap), авнекоторых– нет, предельные уровни подлежат индексации ит. п. Правила проведения КОМ постоянно меняются, что вызывает острое недовольство всех участников рынка. Многие эксперты считают, что именно нестабильность существующей вэлектроэнергетике нормативной системы иявляется главной причиной ее инвестиционной непривлекательности.

«Самая главная проблема– отсутствие укомпаний понимания (нетолько надолгосрочную, нодаже насреднесрочную перспективу) того, как могут измениться правила игры, – утверждает Елена Киселева. – Для генерирующих компаний главной неопределенностью остается ситуация старифной политикой в«тепле». Содной стороны, каждый регион решает посвоему усмотрению, что включать или невключать втариф, какие требования выставлять ксостоянию иобновлению инфраструктуры, какие неэффективные мощности выводить срынка, сдругой– все регионы находятся под жестким наблюдением состороны федерального центра вчасти ежегодной индексации тарифа. Все вышесказанное нестимулирует привлечения частных инвестиций вотрасль инепозволяет капитализировать энергетический бизнес– ключевые мультипликаторы стоимости укрупнейших российских энергетических компаний ианалогичных компаний, например, изразвивающихся стран, могут различаться вдваиболее раза вхудшую сторону, рентабельность наинвестированный капитал– вразы ниже».

С этим согласна иуправляющий партнер «Финэкспертизы» Нина Козлова: «Одним изсерьезных препятствий дляпривлечения иностранных инвестиций вроссийскую энергетику является нестабильная нормативно-правовая база, которая недает достаточных гарантий инвесторам. Существуют определенные сложности сфункционированием тарифной системы, которая осложняет долгосрочное планирование инвестиций».

«Модификация оптового рынка электроэнергии имощности сопровождалась существенными изменениями «правил игры», – заявляет представитель «Э.Он Россия».- Часть изних была направлена наформирование целевой модели конкурентного рынка, ачасть, ксожалению, ухудшала положение генерирующих компаний иинвестиционную привлекательность отрасли».

Список модификаций, которые вносились вправила рынка запоследнее время, очень длинный: то изменялись тарифы, то отменялись индексации, то менялся порядок определения цен наКОМах.

Если некая электростанция неможет предложить конкурентоспособную цену итаким образом непройдет отбор врамках КОМов, она все равно получит «плату замощность» втом случае, если государство присвоит ей статус «вынужденного генератора», тоесть генератора, который нельзя отключить, потому что отнего зависит население или стабильность всей энергосистемы. Мощность «вынужденных генераторов» оплачивается потарифам, установленным правительством. Всущности, сегодня участники рынка думают неотом, как удовлетворить потребителя, аотом, чтобы лучше вписаться всистему регулирования.

«Рынок мощности, который задумывался вцелях стимулирования обновления генерирующих мощностей, так инесостоялся, – полагают в«Э.Он Россия». – Ссамого запуска он былзначительно зарегулирован (РД, ДПМ, «вынужденные генераторы», price-cap), доля свободного рынка непревышала 15%. Ограничение цены сверху непозволяло компаниям вкладываться вмодернизацию изамещение, выводить неэффективное оборудование изэксплуатации. Вместо этого усилия концентрировались наполучении статуса «вынужденный генератор» инапогоне залучшим тарифом.»

При этом нестоит забывать, что зарегулирована сегодня нетолько электроэнергетика, ноисмежная сней газовая отрасль. Ведущий советник управления поэкономике отраслей ТЭК Аналитического центра при Правительстве РФ Александр Амирагян обратил внимание «Ко», что одной изпроблем электроэнергетики остается слабая межтопливная конкуренция втепловой генерации, аименно неконкурентоспособность угольной генерации посравнению сгазовой. Проблема вызвана установлением верхней границы цены нагаз, поставляемый «Газпромом», втовремя, как цены науголь определяются рынком. Сточки зрения экологии вытеснение угля газом может иметь положительные последствия, однако необходимо стремиться кустановлению рыночных цен навсе виды топлива.

Лишняя мощь

При всех недостатках существующей системы следует признать, что она– благодаря системе ДПМ– действительно стимулирует строительство новых энергомощностей, итех, кто строит вяло, подгоняет штрафами. Запериод с2007г.по2014г. прирост мощности тепловых электростанций врамках ДПМ составил 17ГВт. В2015г. ожидается увеличение установленной мощности еще на 4,6ГВт.

Недавно глава Enel Франческо Стараче неожиданно для многих российских экспертов заявил, что рынок электроэнергии вРоссии – один изсамых продуманных вмире. Видимо, «мелочи» вроде постоянно вносимых вправила рынка изменений международного топ-менеджера неинтересовали, нодля него было важно, что государство вРоссии установило хоть какую-то систему гарантированных долгосрочных компенсаций сделанных инвестиций– вдругих странах Enel вообще отказывается отреализации масштабных энергетических проектов.

Проблема заключается втом, что стимулы, установленные государством, небыли связаны сдействительными потребностями рынка. Иэнергомощностей создано даже слишком много. «Проблема вРоссии нессистемой, основная проблема, как ивЕвропе, – избыток мощности», – заявляет Франческо Стараче.

По данным участников рынка, сейчас избыток мощности вРоссии составляет 15ГВт, в2016г. эта величина вырастет до20ГВт, ав2017г.– до22ГВт. Тоесть «избыточными» нароссийском рынке являются примерно полторы-дветакие компании, как «Э.Он Россия». Виновато именно государственное регулирование, которое стремилось максимизировать инвестиции всектор, необращая внимание наизменение рыночной конъюнктуры. Как считает заведующий отделом развития иреформирования электроэнергетики ИНЭИ РАН Федор Веселов, накопленный напротяжении последних пяти-семи лет избыток мощности связан, впервую очередь, смасштабной программой ввода мощностей. Эксперты предлагают растянуть сроки внедрения этой программы, ноправительство безмолвствует, поскольку это означает уменьшение объема инвестиций вовсех отчетах.

Тем временем вследствие экономической рецессии рост спроса наэлектричество замедляется: впервом полугодии его оценили в0,2%. Платить засодержание избыточных мощностей сегодня фактически вынуждены все участники рынка– ипроизводители, ипотребители электроэнергии.

Во многих других странах выходом стал вывод избыточных мощностей изэксплуатации иих консервация. Например, порасчетам «Газпром энергохолдинга», до2020г. необходимо вывести 5–7ГВт мощности, законсервировать 10–16ГВт ивывести намодернизацию порядка 3ГВт. Тоестьфактически необходимо «отменить» всю реализованную после реформы РАО «ЕЭС «России» программу ввода новых мощностей– хотя, конечно, старые энергоблоки былибы заменены эффективными исовременными. Нодля вывода мощностей изэксплуатации вРоссии несуществует нормативной базы и, опятьже, нерешен вопрос, кто должен оплачивать процесс консервации.

К системным проблемам рынка добавляется макроэкономическая нестабильность, приводящая к росту просроченной задолженности: поданным Аналитического центра при Правительстве РФ, наоптовом рынке долг запокупку электроэнергии кконцу апреля составил более 50млрд руб. ипродолжает расти. «Одной изосновных проблем вэлектроэнергетике по-прежнему остается огромная задолженность покупателей электрической итепловой энергии перед генерирующими компаниями, – считает генеральный директор ГК «Крикунов ипартнеры» Андрей Лебедев. – Помимо экономических причин, это связано ссуществующими насегодняшний день правовыми ограничениями. Генерирующие компании лишены права определять самостоятельные условия купли-продажи электрической энергии, вчастности, устанавливать требования кспособам обеспечения исполнения обязательств покупателей (например, предоставление банковской гарантии)».

Таким образом, в электроэнергетическом секторе возникло сразу несколько проблем: нестабильность нормативной базы и«правил игры», экономическая рецессия ипорожденный государственным стимулированием избыток мощностей. Неудивительно, что вэтих условияхукомпаний начинают падать показатели.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: