Парк технологического периода

Детский центр научных открытий «Иннопарк» – это совершенно женская история.И не потому, что сделан он для девочек, вовсе нет. Просто появился «Иннопарк» благодаря тому, что одна успешная женщина ушла в декрет и полностью окунулась в мир детских проблем.

Светлана Моторина долгое время работала топ-менджером по управлению персоналом в крупной международной компании. Шесть лет назад ушла в декрет и в большую корпорацию уже не вернулась. «Я всегда много путешествовала, – рассказывает Светлана. – С момента появления в моей жизни ребенка я невольно стала искать в разных странах что-то интересное для детей. В Европе и Америке мое внимание привлекли интерактивные детские музеи. Тогда в России всего этого еще не было, я подумала, что данное упущение нужно исправить. Истала изучать вопрос».

Идея «все лучшее – детям» вкупе с бизнес-мышлением и привычкой работать на результат, да еще помноженные на женскую упертость – это те дрожжи, на которых зародился проект детского центра научных открытий «Иннопарк». «Мои зарубежные друзья крутят пальцем у виска и говорят, что такой бизнес не может быть прибыльным, – улыбается Светлана. – Новопреки всему «Иннопарк» не убыточный проект».

Тут вам не Европа

Зарубежные друзья Светланы не из вредности сомневались в жизнеспособности русского музея науки. Дело в том, что в Европе спонсируют такие проекты государства вместе с частными корпорациями, в США – только частные корпорации. Инвестиции в открытие научного музея исчисляются миллионами долларов или евро. Окупить такие вложения продажей билетов и развлекательно-познавательной деятельностью невозможно, да никто и не стремится. Однако на 1 млн жителей в США приходится один музей очень высокого уровня. На всю Россию научных музеев около тридцати. И они разительно отличаются от западных аналогов.

Один из самых узнаваемых интерактивных музеев в России – это «Экспериментаниум», открывшийся в 2011г. благодаря усилиям четырех финансистов. Инвестиции в проект владельцы не раскрывают, но, по оценкам Forbes, только затраты на экспозицию могли составить около 40 млн руб., не считая операционных расходов. Не говорят собственники и о рентабельности проекта, но, по их словам, выручка покрывает операционные расходы.

«Хотелось, чтобы сразу все было на очень высоком уровне, – продолжает повествование Светлана Моторина. – Поэтому мы стали искать подходящего спонсора. Принимали нас хорошо, проект вызывал горячее одобрение, но за три года поиска спонсора не нашлось. Бизнесмены сначала хотели видеть пробный вариант интерактивного музея. А это, по сути, затраты на демо-версию, которая была бы просто научным музеем – не того уровня, который мы задумали».

Светлана Моторина познакомилась с Александрой Костюковой, которая уже делала похожий проект в парке «Сокольники» по модели государственно-частного партнерства. «Сокольникам» нужно было что-то интересное, что смогло бы привлечь посетителей. Интерактивный музей науки оказался той самой «фишкой», на которую пошли люди. Большую часть инвестиций, составивших 20 млн руб., предоставил столичный департамент культуры. В «Иннопарке» на 500 кв. м собрано несколько десятков интерактивных экспонатов, наглядно демонстрирующих действие законов физики. «У нас ребята смогут увидеть стоячую волну, действие центробежной силы, поучаствовать в гравитационных гонках, понаблюдать за танцующим маятником, попробуют найти выход из тактильного лабиринта, рассмотрят песчаные рисунки, сделанные маятником, и многое другое. Дети могут в буквальном смысле потрогать науку руками и совершить свои личные, уникальные научные открытия», – обещает сайт интерактивного музея науки.

«Примерно через год мы вышли на операционную окупаемость, – говорит Светлана Моторина. – И нам хотелось двигаться дальше. В 2013 г. мы представили проект Агентству стратегических инициатив (АСИ). И он был отобран для тиражирования по стране. АСИ нам помогло выйти на регионы и на крупный бизнес, который мог бы нас спонсировать, но, как и прежде, все горячо поддерживали наш проект только на словах».

Сейчас в «Иннопарке» в «Сокольниках» структура прибыли выглядит следующим образом: 70% – продажа билетов (от 500 руб. за одного ребенка и сопровождающего взрослого), 20% – занятия, 10% – мероприятия. Стоимость билетов в интерактивный музей начинается от 400 руб. В Центральном детском магазине (ЦДМ) на Лубянке создатели «Иннопарка» ожидают максимальную прибыль именно от продажи билетов. «Иннопарк» должен открыться там уже в конце декабря.

Сами по себе

«Когда мы поняли, что поддержки ждать особо неоткуда, а проект мы хотим расширять, то решились на вложение собственных средств, – продолжает Светлана Моторина. – Чтобы проект стал прибыльным, нужно было подобрать площадку с очень высокой проходимостью. И мы подумали про ЦДМ на Лубянке. Ксчастью, когда мы обратились в «Галс» (управляющая компания ЦДМ), у них оставался свободным четвертый этаж. Мы арендовали 500 кв. м и вложили 40 млн руб. из собственных накоплений, чтобы сделать интерактивный научный музей европейского уровня. Буквально через некоторое время «Галс» предложила нам еще 700 кв. м. Но вот тут точно было не обойтись без спонсорской помощи». По оценкам риелторов, аренда нежилых помещений в районе Лубянки стоит от 15 000 руб. за кв. м. Сейчас «Иннопарк» арендует только 500 кв. м.

Летом 2015 г. компания Светланы Моториной с помощью АСИ обратилась за инвестициями в 188 крупных компаний. «150 компаний отказались сразу, – говорит о результатах Светлана. – Под предлогом отсутствия средств, в том числе и нефтегазовые компании. Некоторые предложили помощь в 2016 г., но нужна она была сейчас, а не потом. До стадии переговоров мы дошли с компаниями «ОРКК», «Росатом», «Роснано», МГТС и «Почта России». Очень надеемся на сотрудничество с ними при расширении музея».

Привлечь крупных инвесторов в музейный проект не так просто, как может показаться. «Такие проекты, как «Иннопарк», для частных инвесторов– очень дорогие, для крупного бизнеса– незначительные, – делится наблюдениями генеральный директор и сооснователь компании «Бал роботов» Игорь Никитин. – Крупному бизнесу просто не интересен данный формат. Крупный бизнес мог бы рассматривать детские проекты в большей степени для демонстрации социальной ответственности своего основного бизнеса, для повышения лояльности к нему, а также для пиара».

Чтобы примерно через три года выйти на операционную окупаемость, «Иннопарку» на Лубянке нужно от 130посетителей в день, хотя пропускная способность музея – 700 человек.

Большая разница

Между зарубежными и российскими интерактивными научными музеями есть и еще одна существенная разница, кроме форм финансирования. Зарубежные научно-познавательные центры могут себе позволить делать ставку на визуализацию природных явлений и научных опытов, российские аналоги пока больше развлекают, чем обучают.

«Например, в Чикагском музее науки и промышленности есть экспонат «Сердце» высотой в несколько метров, – рассказывает Светлана Моторина. – Его можно заставить биться вритме собственного сердца, приложив ладонь. Или спровоцировать инфаркт, чтобы посмотреть, как это происходит. Одна экспозиция в пересчете может стоить около 10 млн руб., над ней в течение нескольких лет работает целый штат сотрудников и консультантов. ВРоссии 10 млн руб. – зачастую бюджет целого музея. Поэтому российские музеи делают ставку на развлекательную программу: шоу гигантских мыльных пузырей, может быть, и не научит ничему ребенка, но точно привлечет его внимание и запомнится».

Существуя в российских реалиях, и«Иннопарк» в «Сокольниках», иготовящийся к открытию «Иннопарк» на Лубянке предлагают посетителям развлекательную программу. «Квесты– это те же экскурсии по экспонатам, просто в другой упаковке, – рассказывает Светлана Моторина. – Дни рождения в музее тоже предполагают квесты. Мастер-классы у нас обучающие. Еще есть научный городской лагерь. Летом 2015г. смена в «Иннопарке» в «Сокольниках» стоила 12 000руб., в программу входят и экскурсии по музею, и тематические научные мастер-классы. Этим летом из-за кризиса многие жители столицы не стали отправлять детей в дальние лагеря, спрос на наш городской лагерь был огромным. Летом он приносил 80% прибыли».

Еще одно отличие зарубежных интерактивных научных музеев от российских – взаимодействие с учебными заведениями. В США и Европе экскурсии в такие музеи проводятся с целью профориентации. В России интерес школ к частным музеям пока сравнительно небольшой. Одна из возможных причин этого – низкая узнаваемость частных музеев. «Во‑первых, частные музеи не располагают серьезными бюджетами на рекламу и пиар, – перечисляет представитель социального проекта «Открытые мастерские» Екатерина Афонина. – Во‑вторых, и это тоже проистекает из маленьких бюджетов, частные музеи не могут позволить себе содержать в штате высококлассных специалистов по пиару и маркетингу».

Но есть и внутренние причины, по которым школы не хотят организовывать экскурсии в частные музеи. «За таким нежеланием кроется несколько причин, – комментирует генеральный директор pr-агентства PR Partner Инна Алексеева. – Частные музеи очень разного качества. И если при походе в Третьяковку вы можете быть уверены, что ребенок познакомится с действительно интересными произведениями, а экскурсовод квалифицированно проведет по залам, то с частным музеем никаких гарантий нет. Кроме того, у школьников сейчас просто огромная нагрузка, поэтому, когда выбираешь между частным музеем без имени или государственным театром или музеем с традициями, то однозначно выбор падает на второе».

За чей счет

Будущее музеев, особенно детских, – за интерактивом. Вэтом году была подписана концепция развития детских технологических парков. Ядром таких парков станут интерактивные научные музеи. Президент уже подписал соглашение о создании сети детских технопарков на территории четырех пилотных регионов – это Московская область, Татарстан, Алтайский край и Ханты-Мансийский автономный округ.

Первые два парка уже открылись в Ханты-Мансийске и Нефтеюганске, команда «Иннопарка» обеспечивала консультационную поддержку и полностью оснастила музей. «Экспонаты мы проектировали самостоятельно, на этапе производства привлекали подрядчиков из промышленной и оборонной сфер», – поясняет Светлана Моторина.

«Что касается прогнозов на будущее, то мы верим, что потребность в таких музеях будет только расти, – рассуждает Светлана Моторина. – Ихстанет открываться еще больше. Инаши услуги по их проектированию и оснащению будут востребованы».

Поддерживает ее и коллега по цеху Игорь Никитин: «Для подобных проектов более подходящей формой поддержки и софинансирования является ГЧП (государственно-частное партнерство), которое сегодня приобретает большее распространение. В таком партнерстве, с одной стороны, есть организатор, частный инвестор, идеолог проекта, стремящийся сделать проект интересным и прибыльным, а с другой стороны – заказчик услуг для общества в лице государства. Государство в таком партнерстве выступает в роли инвестора и «охранителя» социальной важности проекта для общества. За полученные от общества ресурсы бизнес создает необходимые социальные выгоды для этого же общества. Недостаток работы с государством – затяжной процесс согласования и выделения средств, строгие проверки, что, впрочем, продиктовано задачей целевого использования средств».

А вот финансовые аналитики считают, что господдержка только навредит частным интерактивным музеям. «Подобные центры не являются музеем в классическом понимании этого термина, – считает аналитик ИХ «Финам» Тимур Нигматуллин. – Это, скорее, своеобразные развлекательные центры для детей, они достаточно коммерциализированы и точно не нуждаются в какой-либо господдержке. Напротив, помощь со стороны государства лишь снизит качество услуг в подобных центрах в силу уменьшения общей конкуренции на рынке».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: