Памяти накоплений

Минфин предложил новую концепцию пенсионной реформы. Она предполагает добровольные пенсионные взносы, но их вряд ли кто-то будет делать: пенсионная система скомпрометирована бесконечными заморозками. 

Обыкновенная история 

В начале нулевых усилиями Германа Грефа, бывшего тогда министром экономического развития и торговли, и в еще большей степени – Михаила Зурабова, в то время главы Пенсионного фонда России (ПФР), была введена накопительная пенсионная система. Созданная по западному образцу, она должна была выполнять две функции. Во-первых, обеспечить дополнительное финансирование пенсий за счет доходов от инвестиций и, во-вторых, дать экономике источник длинных инвестиционных денег. 

За прошедшие полтора десятилетия в стране сформировалась достаточно мощная частная пенсионная индустрия. Общее количество средств, аккумулированных в негосударственных пенсионных фондах (НПФ) или фондах, находящихся под управлением частных УК, сегодня приближается к 2 трлн руб. На долю инвестиций НПФ приходится более 20% объема финансового рынка страны.

Однако сегодня накопительная пенсионная система в ее зурабовской версии больше не действует, а в ближайшее время и вовсе официально прекратит свое существование. 

Ошибка Минфина

В 2014 г. по известным причинам правительству срочно понадобились деньги, чтобы заткнуть дыру в бюджете, и было принято решение о заморозке пенсионных накоплений. Это означало, что средства страховых взносов, предназначенные для поступления в накопительную пенсионную систему, 6% от фонда заработной платы, или порядка 240 млрд руб. на 2014 г., конфисковывались государством и использовались для выплаты текущих пенсий. Фактически целью властей была не выплата пенсий, а спасение госказны, поскольку федеральный бюджет в любом случае должен был дотировать ПФР. 

Иначе как ошибкой предпринятые Минфином шаги назвать нельзя. Ради поддержания текущего уровня бюджетных расходов власти пожертвовали важнейшим финансовым институтом, ответственным за стратегическое развитие экономики. Дело даже не в том, что деньги, которые должны были стать источником долгосрочных инвестиций, тратились на текущие нужды. Была уничтожена куда более важная, хотя и нематериальная вещь – доверие к финансовым институтам. Развитие страны зависит прежде всего от инвестиций, а уровень инвестиций напрямую связан с готовностью инвесторов и населения вкладывать деньги на длительный срок. Присвоив пенсионные накопления граждан, Минфин еще раз наглядно показал, что государство не выполняет свои долгосрочные обязательства и готово в случае нужды конфисковать любые сбережения, до которых может дотянуться. Пенсионные накопления были доступнее для государства просто потому, что люди, еще не получающие пенсию, и так не ощущали большой выгоды от своих пенсионных накоплений. В отличие от банковских вкладов, сумма пенсионных накоплений всегда была для рядового гражданина просто абстракцией, поэтому и конфисковать пенсионные взносы можно было, не опасаясь митингов и других протестных акций. «Правила игры на рынке, цель которого – длинные инвестиции, не должны меняться с периодичностью раз в три года. Рынку НПФ не дали разогнаться, он только сформировал доверие у граждан», – уверен глава НПФ «Будущее» Николай Сидоров. 

Заморозки продолжаются

Была надежда, что заморозка 2014 г. стала временной мерой. Возможно, сначала именно это и предполагалось, но экономика не хотела расти, дефицит бюджета становился все больше – и заморозки продолжились. Когда в 2015 г. выяснилось, что процесс накопления будущих пенсий остановился на неопределенный срок, заместитель министра экономического развития Сергей Беляков написал, что ему стыдно за правительство, и подал в отставку. Однако это, пожалуй, единственный инцидент, который омрачил свертывание пенсионной реформы. 

Сергей Беляков возглавил Ассоциацию негосударственных пенсионных фондов (АНПФ), которая летом этого года предложила компромиссное решение: взносы в накопительную систему размораживаются, однако тарифы снижаются с 6% до 3% от фонда заработной платы. Но правительство пошло по другому пути, внеся в парламент законопроект о продолжении заморозки до 2019 г. «Трехлетний мораторий означает изъятие с накопительных счетов граждан почти 1,1 трлн руб., – поясняет президент АНПФ Сергей Беляков. – Это в дополнение к тем почти 1,5 трлн руб., которые были изъяты в 2014–2016 гг. С точки зрения экономического развития, а также интересов будущих пенсионеров – это самое неудачное решение. Ведь накопления в деньгах, которые граждане могли бы сделать в 2014–2019 гг., теперь правительство намерено пересчитать в баллы, стоимость которых оно будет определять каждый год в зависимости от наличия денег в бюджете». 

Таким образом, накопительная пенсионная система в течение шести лет будет находиться в спящем режиме: пенсионные управляющие компании начнут заботиться о фондах, аккумулированных до 2014 г., но новых поступлений в них не будет. 

Любопытно, что, хотя новые пенсионные взносы в систему не поступали, сегмент НПФ продолжал расти, поскольку люди продолжали переходить из ВЭБа в частный сектор с теми накоплениями, которые были сделаны до 2014 г. Всего, по данным АНПФ, с 2014 г. число застрахованных в НПФ лиц увеличилось на 7,9 млн человек и теперь превышает 30 млн человек. Это дало НПФ дополнительный приток средств в размере 909,4 млрд руб. В I квартале 2016 г. впервые в российской истории ВЭБ уступил частным фондам лидерство на рынке: в НПФ было сосредоточено почти 2 трлн руб. пенсионных накоплений, а в ВЭБе – 1,8 трлн руб.

Клещи для НПФ

Заморозка накоплений серьезно повлияла на индустрию пенсионных фондов, и это влияние не самое отрадное. Как всегда бывает на рынках, где сужается приток ресурсов, в сегменте НПФ началась консолидация, которую подгоняли усилия Центробанка по очистке рынка. Конкуренция уменьшилась, рынок стали делить крупнейшие группы, при этом регулятор, как и на банковском рынке, усиленно уменьшал количество действующих структур. 

К началу 2014 г. на рынке работало примерно 120 НПФ, теперь их стало около 80, но далеко не все они зарегистрировались в системе гарантирования накоплений (аналог АСВ на пенсионном рынке). Недавно зампред ЦБ РФ Владимир Чистюхин отметил, что сегодня в системе гарантирования пенсионных накоплений зарегистрировано 46 фондов, но он ожидает, что к осени 2017 г. в результате консолидаторской деятельности их останется около 30 – почти в полтора раза меньше. 

Как отмечает руководитель управления анализа валютных рисков Dukascopy Bank SA Евгения Абрамович, уже через год после заморозки начались активные процессы слияний и поглощений. Ближе к 2015 г. у НПФ стали активно отзывать лицензии. Формальные требования к пенсионным фондам повысились. Дополнительно ужесточились требования к инвестиционным портфелям таких фондов с целью сделать их менее рискованными и исключить возможность вывода капитала. Все это сделало работу с пенсионными деньгами значительно более сложной, нежели предполагалось Специально созданная в 2014 г. система обязательного гарантирования пенсионных накоплений потребовала от всех фондов, вошедших в нее, обязательного акционирования и аудита, что помогло очистить рынок.

«После неоднократного продления заморозки многие фонды, особенно небольшие, закрылись, так как не смогли работать в новых условиях или были куплены более крупными игроками», – отмечает первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. Он прогнозирует, что процесс консолидации продолжится, так как без притока клиентов и средств поглощение остается одним из наиболее эффективных способов развития в этом секторе.

По подсчетам УК «Лидер», десятка крупнейших НПФ контролирует более 90% рынка пенсионного страхования, при этом у четырех основных фондов – «Газфонда», «Открытия», НПФ Сбербанка и O1 Group – почти 70% рынка. Доля крупнейшего НПФ, «Газфонда», достигла 20%, при этом он присоединяет к себе пенсионные фонды «КИТ финанс» («КИТ финанс НПФ», «Наследие», «Промагрофонд»), в результате объем контролируемых средств «Газфонда» возрастает до 400 млрд руб.

Также крупнейшим участником рынка НПФ выступает группа «БИН» Микаила Шишханова и семьи Гуцериевых, консолидировавшая 5 негосударственных пенсионных фондов, в том числе крупнейший НПФ "Сафмар" (ранее «Райффайзен».

Новая реформа

Возможно, в ближайшее время система опять радикально изменится.

Минфин озвучил концепцию новой реформы пенсионной системы, в которой ключевым термином станет индивидуальный пенсионный капитал (ИПК). Суть концепции в том, что пенсионные взносы граждане будут платить уже не с фонда заработной платы, а как процент от дохода, в качестве прибавки к подоходному налогу. Средства, изъятые таким образом, превратятся в пенсионный капитал, который можно будет не только использовать на выплату пенсии, но и потратить досрочно – пенсионный капитал будет частной собственностью гражданина. «Появятся дополнительные возможности для направления гражданином указанных средств, например, на оплату неотложного лечения», – объясняет заместитель генерального директора компании «ВТБ пенсионный фонд» Александр Львов. При этом, чтобы граждане не возмущались новым налогом, уплату новых пенсионных взносов сделают полудобровольной: по умолчанию ее станут взимать, но гражданин имеет право написать заявление с отказом – такие заявления надо будет писать раз в пять лет. Тем, кто не откажется, власти, возможно, будут софинансировать формирование пенсионного капитала, но пока непонятно, в каких размерах. 

Самый главный вопрос, который возникает в этой связи: что же произойдет с теми 6% от фонда заработной платы, которые, по сегодняшнему закону, должны поступать в накопительную пенсионную систему, то есть в распоряжение ВЭБа и НПФ? Окончательного ответа власти еще не дали, но социальный блок правительства во главе с вице-премьером Ольгой Голодец хотел бы полностью «национализировать» этот финансовый поток, направив его на выплату текущих пенсий, то есть сделать заморозку окончательной и бесповоротной. «Мы пока получаем противоречивые сигналы от Минфина, – говорит Сергей Беляков. – С одной стороны, нам говорят, что ИПК не является заменой обязательной накопительной системе. Более того, заместитель министра финансов Алексей Моисеев говорит, что с 1 января 2018 г. возможна постепенная разморозка обязательной накопительной системы. С другой – правительство внесло в Государственную думу законопроект, предполагающий продление пенсионного моратория еще на три года». 

Однако Евгения Абрамович уверена, что нынешняя версия пенсионной системы, видимо, обречена. По словам эксперта, сейчас, когда ПФР является хроническим банкротом, а дефицит бюджета растет год от года, реформа, к сожалению, неизбежна. «Дефицит бюджета в 2016 г. вряд ли будет ниже 3% ВВП, в следующем году он уже верстается из расчета дефицита не менее 3,5%, – объясняет Евгения Абрамович. – Консервативный сценарий пока не подразумевает заморозку пенсий в 2017 г., однако деньги, которые могут быть сэкономлены в связи с перерасчетом накопительной части пенсий, по всей видимости, уже закладываются в бюджеты 2018–2019 гг.».

Думать об инвестициях

Для экономики России весьма важно, останутся ли пенсионные накопления источником длинных инвестиций. Между тем некоторые эксперты полагают: если взносы в пенсионные фонды будут добровольными, то объемы пенсионных накоплений резко снизятся. По словам заместителя директора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Юрия Горлина, сейчас у НПФ нет необходимого потока вложений денежных средств. Возможно, поэтому Минфин и предложил такую схему для продления работы НПФ. Однако, отмечает Юрий Горлин, граждане с невысокими зарплатами вряд ли захотят делать отчисления в НПФ. «Это понимают и авторы правительственной концепции, поэтому сейчас предпринимаются усилия, чтобы эти отчисления были обязательными. Людей пытаются заставить в этом участвовать, несмотря на сомнительность концепции, так как прошлая доходность пенсионных вложений была низкая, вследствие чего люди потеряли часть своих накоплений», – поясняет эксперт.

Между тем сам факт новой реформы опять же подрывает атмосферу доверия – это понимают все, кто работает с инвестициями. «Постоянное реформирование системы явно идет во вред, люди уже не доверяют пенсионной системе из-за постоянных изменений, – говорит операционный директор краудфандинговой площадки «Активо» Артур Устимов. – Как можно доверять, если только начинаешь копить по накопительной схеме, а эту систему замораживают? И сколько раз эта система еще измениться до того момента, когда мы выйдем на пенсию? На пенсию лучше копить самостоятельно, но НПФ, к сожалению, низкодоходны. К тому же, качество некоторых фондов вызывает сомнение. На мой взгляд, лучший инструмент для самостоятельных пенсионных накоплений – недвижимость. Это не ценная бумага, она не подвержена инфляции. Недвижимость можно сдавать, вне зависимости растет ли ее цена или падает. К примеру, вложения в коммерческую недвижимость дают доходность в 10–17% годовых».

Таким образом, нельзя исключать, что люди будут усиленно искать альтернативные способы обеспечения своей старости, не связанные с традиционными пенсионными институтами. 

«Доходность по пенсионным накоплениям как была грабительски низкой, так и осталась, и маловероятно, что она устроит потенциальных пенсионеров, готовых заниматься своим будущим, – считает Евгения Абрамович. – К тому же, реформа подразумевает отказ от пенсионных выплат, а значит, если НПФ и частные пенсионные фонды не найдут способ повысить доходность от пенсионных вложений, вполне вероятно, что начало реформы ознаменуется массовым перетоком средств из пенсионных фондов в управляющие компании, которые будут предлагать более высокую доходность, а также в банки». 

Ну а что же останется делать НПФ? По-видимому, развивать новые, прогрессивные формы добровольного пенсионного страхования. «Если новую концепцию все-таки примут, пенсионный бизнес будет развиваться в сторону индивидуальных пенсионных продуктов, – уверен Николай Сидоров из НПФ «Будущее». – Фонды, по сути, начнут активней заниматься развитием у населения культуры формирования длинных сбережений, сделают акцент на индивидуальных пенсионных накоплениях. Кроме того, фонды по-прежнему продолжат работать с тем объемом накоплений, который уже был сформирован до реформы».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: