Оттолкнуться от дна

Российская экономика, «разорванная в клочья», по выражению уходящего президента США Барака Обамы, попыталась оттолкнуться от дна.

Это пресловутое дно старались нащупать в прошлом году буквально все – и чиновники, и бизнесмены от государства. Но, как это водится, не угадал никто, а реальным толчком наверх стали решение о сокращении добычи нефти, которое подстегнуло цены на углеводороды, и последующее укрепление рубля. «ОПЕК и не входящие в нефтекартель государства впервые с 2001г. подписали документ о совместном сокращении добычи нефти. Соглашение вступило в силу 1января, но уже с декабря нефтезависимые валюты начали укрепляться на фоне принятого ОПЕК решения», – отмечают аналитики Goldman Capital.

Рекордный за последние полтора года рост курса рубля дал повод заговорить овосстановлении экономики – в том числе, потребительского спроса на товары и услуги, стоимость которых номинирована в валюте. Например, многие сограждане уже задумались о возвращении на турецкие курорты или смене автомобиля, у которого закончился гарантийныйсрок.

Оптимизма инвесторам и даже населению добавляют результаты выборов в США, где победил лояльно настроенный по отношению к России Дональд Трамп. Эксперты тут же начали делать прогнозы относительно перспектив снятия с нашей страны санкций. Это может положительно сказаться на нашей экономике, хотя Евросоюз настаивает на продлении действия ограничительных мер. США же заявляли, что ослабление санкций возможно в том случае, если Россиявыполнит условия Минских соглашений.

«Частичное ослабление возможно, но российская экономика не особо почувствует разницу, а добиться полного снятия санкций в ближайшем будущем не удастся», – считают эксперты Goldman Capital. Но управляющий директор ИГ «Норд-капитал» Михаил Ханов подчеркивает, что другим важнейшим фактором, влияющим на курс рубля, был и остается закрытый для России доступ на рынки мировых финансов, впервую очередь– долгосрочных. И вот если решится эта проблема, то мы можем увидеть курс даже ниже 50 руб. за $1, полагает эксперт.

Но столь оптимистичны далеко не все. Дело в том, что Центробанк России вынужден соблюдать определенный коридор движения валют: повышение курса доллара до 65 руб. невыгодно для тех компаний, которые имеют долги в валюте, и для предприятий, приобретающих за валюту сырье и оборудование. Но снижение курса до 55 руб. за $1 приведет к сокращению рублевых поступлений от экспорта энергоресурсов и сделает итак дефицитный бюджет еще более трудновыполнимым.

Дерево в нефти не тонет

Начало 2017 г. ознаменовалось резким укреплением рубля к доллару. Национальная валюта подорожала до максимальных за полтора года значений, хотя еще в декабре многие аналитики ожидали очередного обвала, мотивируя это продолжающейся стагнацией в экономике. Однако решение о сокращении добычи нефти поддержало рубль. А ведь еще в октябре прошлого года Bank of America прогнозировал снижение стоимости нефти до $25 за баррель, при котором курс доллара вырастет до 90 руб. Глава Сбербанка Герман Греф говорил об этом еще вянваре 2016 г., но, по его мнению, при такой низкой стоимости нефти доллар должен подорожать примерно до 80 руб. Но это еще не самые мрачные прогнозы: некоторые экономисты, например, Владислав Жуковский, ожидали увидеть курс доллара на уровне 150 руб. И никто не говорил о возможности падения котировок ниже 60 руб. за $1. Хотя уже в декабре прошлого года главный аналитик «Телетрейд групп» Олег Богданов заявил, что при стоимости нефти около $55 за баррель котировки доллара должны были находится на уровне 58руб. Эту цифру вычислить достаточно легко, так как эксперты исходят из рублевой цены черного золота– 3200руб. за баррель. Однако на днях нефть падала до $56 за «бочку», а вот курс доллара отметку 59 руб. преодолеть не может. Участники рынка подозревают, что виной тому действия ЦБ, который искусственно сдерживает чрезмерное укрепление рубля. Точно такая же ситуация была в 2015 г., когда регулятор насмерть стоял на отметке 50 руб. за $1, покупая ежедневно на рынке до $200 млн. Правительству выгоден низкий курс рубля при высокой стоимости нефти в долларах, поскольку это означает прямое увеличение доходной части бюджета.

«Российские власти не позволят рублю достаточно сильно укрепиться, даже на фоне роста цен на нефть. При реализации оптимистичного сценария – стоимости нефти в районе $55за баррель – ЦБ может начать скупать валюты для пополнения своих резервов и проводить интервенцию против российского рубля», – предполагают эксперты Goldman Capital. «Официально ЦБ этого не делает, но курс ниже 55 руб. за $1 заведомо приведет к проблемам с исполнением бюджета, поэтому при помощи управления ликвидностью и уровня ставок рубль будет ослабляться», – подтверждает аналитик инвесткомпании Exante Михаил Мирошниченко. «Курсовая политика напрямую влияет на экспортно-импортные операции. Очевидно, что за несколько лет жизни в санкционных условиях при низких ценах на нефть было рассчитано оптимальное курсовое соотношение для ключевых экспортеров и импортеров в РФ. На настоящий момент оно действует в коридоре 60–65 руб. за $1, – отмечает заместитель генерального директора Berkshire Advisory Group Александр Артемьев. – Новый бюджет РФ сверстан с дефицитом, консервативная курсовая политика в указанном коридоре даже при временно растущем рынке углеводородов вполне оправданна».

Многие из опрошенных «Ко» экспертов полагают, что, в отличие от 2015 г., когда ЦБ отстаивал уровень 50 руб. за $1, в наступившем году критической отметкой для регулятора может стать 60 руб. за $1, так как ситуация с наполнением бюджета экспортной выручкой в значительной степени изменилась. Сильный рубль даже при самых благоприятных условиях на рынке энергоносителей сделает дефицит бюджета значительно больше 1,7%, запланированных ранее. К тому же, укрепление национальной валюты увеличит инфляционные ожидания, что первым делом отразится на ключевой ставке. Неисключено, что для сдерживания инфляции, а стало быть, и курса рубля, Банк России может вновь поднять ставку. «Наконец, сильный рубль значительно затруднит пополняемость золотовалютных резервов страны, которые за последние месяцы снизились почти на $4 млрд. Пока регулятор не определился, каковы будут дальнейшие действия вотношении золотовалютных резервов, однако если решение о возобновлениинакоплений будет принято, стоимость доллара ниже 60 руб. сделает этот процесс весьма дорогим. Вряд ли Центробанк к этому готов», – констатирует руководитель управления анализа валютных рисков Dukascopy Bank SA Евгения Абрамович. Хотя профессор факультета финансов ибанковского дела РАНХиГС Юрий Юденков считает, что критическая граница для ЦБ находится на уровне 54–55 руб. за $1. С ним соглашается иМихаил Ханов: «При снижении курса доллара до 55–58 руб. мы увидим активность ЦБ на валютном рынке».

«Прогнозируемый курс рубля на этот год – 60–65 руб. за $1 при стоимости нефти $48–50», – говорит Михаил Ханов. «Курс американского доллара по отношению к российскому рублю может составлять 63–67 руб. за $1, это может быть связано сполитикой новоизбранного президента Дональда Трампа – поддержкой внутренней экономики, созданием рабочих мест, сокращением расходов на внешнюю политику идальнейшим повышением процентных ставок»,– соглашаются аналитики Goldman Capital. Но если котировки нефти уйдут выше отметки $60 за баррель, то ЦБ наверняка придется прибегнуть к скупке долларов. Это несет для регулятора и экономики довольно серьезные риски. «Главным риском крупных интервенций является избыточная рублевая ликвидность укоммерческих банков при достаточно ограниченном наборе инструментов инвестирования. С одной стороны, это прямой путь к росту инфляции, с другой же – повышение спроса на доллар и чрезмерное использование его в спекулятивных целях», – считает Евгения Абрамович. То есть, скупая валюту на рынке при достижении определенных уровней, ЦБ спровоцирует спекулянтов, которые легко смогут зарабатывать, постоянно пытаясь тестировать критические для регулятора отметки, параллельно будет разгоняться инфляция, удерживание которой в рамках однозначных отметок глава ЦБ Эльвира Набиуллина считает одним из основных своих достижений.

Сдвинуть недвижимое

Какие только апокалипсические сценарии эксперты не рисовали для строительного рынка на 2016 г. Однако на первый взгляд ничего критического не произошло: девелоперы рапортуют о хороших продажах квартир, наблюдается процесс слияния солидных игроков (ПИК и «Мортон»). Представители крупных компаний продолжают успокаивать: «По сути, сейчас идут восстановительные процессы: произошла «утряска», и внешние обстоятельства, включая санкции, уже не играют такой роли, как раньше. Содной стороны, подобная ситуация будет способствовать привлечению спроса, что положительно повлияет на ценовую составляющую, но с другой – застройщики, скорее всего, сохранят акции и скидки, что будет сдерживать рост стоимости квартир»,– говорит руководитель департамента новостроек компании «НДВ-недвижимость» Татьяна Подкидышева.

«Никаких серьезных изменений на рынке недвижимости в 2017г. ждать не стоит. Цены как на первичном, так и на вторичном рынке продолжат плавно снижаться. По нашим прогнозам, тренд к падению стоимости квадратного метра сохранится на рынке вплоть до конца 2019г. Снижение цен на новостройки столицы и регионов по итогам 2017 г. может достичь 6%. Такую же ситуацию мы прогнозируем и для вторичного рынка жилья. Понашим расчетам, к концу 2020 г. цены на вторичном рынке упадут на 30% по отношению кнынешним», – говорит руководитель отдела аналитики компании «Century 21 Россия» Кирилл Котриков. Весьма радужная перспектива на первый взгляд – покрайней мере, для покупателей квартир. Но то же самое нельзя сказать опродавцах, в первую очередь девелоперах, ведь строительные материалы за последние два года подорожали более чем на 20%. Иными словами, стоимость квартир снижается, а себестоимость– растет. В этой ситуации далеко не все строительные компании смогут пережить период столь длительного снижения цен. Понеподтвержденным данным, девелоперы в приватных беседах сообщают, что нынешние цены заставляют их в буквальном смысле слова балансировать на грани рентабельности. Признаться в этом публично– значит поставить под удар продажи жилья на этапе строительства, ведь мало кто из покупателей захочет оказаться вситуации, в которую попали дольщики «СУ-155».

«В 2017 г. тайное станет явным. Сейчас огромная масса жилой недвижимости выставлена на продажу, но, судя по данным самих риелторов (которые они не стремятся афишировать), продать удается максимум одну квартиру из пяти. На этом рынке скидки от указанной в предложении цены достигают 30% и даже более. Учитывая ситуацию в экономике ирастущие имущественные налоги, в наступившем году продавцы будут готовы к более адекватному первоначальному предложению, и мы воочию увидим падение цен. Активность будет сосредоточена в массовом сегменте», – говорит генеральный директор Berkshire Advisory Group Ирина Вишневская.

«В наступившем году на рынке недвижимости ожидаются глобальные изменения. Часть застройщиков покинет рынок Подмосковья на долгое время. Замедление темпов продаж произойдет у каждого девелопера, это связано с тем, что покупательная способность населения продолжит снижаться с каждым месяцем и только во второй половине 2017 г. возможно небольшое улучшение ситуации,– прогнозирует директор по стратегическому развитию ГК «Премьер» Сергей Новиков. – На рынке новостроек ожидается снижение цены квадратного метра на 5%. Ипотечные ставки будут стремиться упасть до 8%. Большая часть застройщиков прибегнет кдемпингу, чтобы увеличить продажи или хотя бы сохранить их уровень». Ключевое слово здесь – «демпинг»: учитывая, что девелоперам практически недоступны заемные средства, даже малейшее снижение продаж может привести к банкротству. Опрошенные «Ко» эксперты признают, что цены на рынке Подмосковья и так уже стремятся к «недопустимой грани». Есть застройщики, которые предлагают квартиры от 50 000–55000руб. за кв. м. Можно встретить «однушки» и квартиры-студии с отделкой за 1,7млн руб. «Да, на рынке есть девелоперы, которые продают квартиры ниже себестоимости. Таких предложений не стоит опасаться, если их анонсирует стабильный девелопер, у которого есть в реализации перспективные объекты, но только в том случае, если эти акции краткосрочные. Таким образом застройщики стараются быстро избавиться от наименее ликвидных проектов, где остановились продажи», – объясняет Сергей Новиков. Но, по его словам, девелоперы, которые демпингуют на протяжении всего года, должны вызывать подозрение: планируют ли они выполнить свои обязательства и достроить объект? Втаком случае есть вероятность создания пирамиды– застройщик продаст все квартиры, но у него не хватит финансовых средств на завершение объекта. Ориске появления подобных строительных пирамид еще всередине 2016 г. предупреждал глава Минстроя Михаил Мень.

В этой связи на фоне звучащих повсеместно заявлений, что недвижимость будет только дешеветь, есть иная точка зрения: опасаясь банкротства, отдельные девелоперы, а вслед за ними и весь рынок, напротив, повысят цены на квартиры. Тем более что снижение инфляции, а вслед за ней ключевой ставки и ипотечных ставок, приведет к тому, что все больше квартир будет продаваться с использованием заемных средств. Это может в значительной степени поддержать спрос даже в условиях роста цен. «Ядумаю, в ближайшие полтора-два года не следует ожидать быстрого развития строительной отрасли. Основные причины, на мой взгляд, просты ибанальны – отсутствие денег унаселения, неспособность государства поддержать строительную отрасль и,как следствие, рост цен»,– полагает старший юрист департамента правового сопровождения инвестиционных проектов IPT Group Михаил Викулов. Он напоминает, что с 1 января 2017 г. вступили в силу изменения в закон №214-ФЗ. Одно из нововведений – создание компенсационного фонда, который планируется формировать за счет взносов застройщиков в размере 1% от стоимости строительства объекта, указанной в проектной декларации. Эти деньги будут тратиться на незавершенные объекты по всей России, а это означает, что, скорее всего, их не хватит на достройку всех таких домов. Не говоря уже о том, что на находящуюся не в лучшей финансовой форме строительную отрасль лягут дополнительные расходы. Поэтому драйверы повышения и падения цен на недвижимость во многом будут уравновешивать друг друга.

Девелоперы же продолжат балансировать на грани рентабельности. «Из-за жесткой конкуренции цены на недвижимость, как бы парадоксально это ни звучало, имеют обратную динамику по отношению к себестоимости строительства. Материалы дорожали, дорожают и, вероятнее всего, продолжат дорожать. Особенно резкий подъем цен на них, наибольший за долгое время, наблюдался вмае прошлого года», – рисует совсем безрадостную для девелоперов картину старший аналитик компании BSA Алексей Зубик.

Отпустить ручник

В конце 2016г. отечественный автомобильный рынок впервые за последние два года показал положительную динамику. В прошлом ноябре впервые с декабря 2014-го был зафиксирован рост продаж на 0,6%, сообщает Ассоциация европейского бизнеса (АЕБ), – было реализовано более 132 000 новых легковых и коммерческих автомобилей. «Действительно, в последние месяцы динамика продаж начала выправляться. Но прежде всего это касается грузовых автомобилей, продажи которых за 11 месяцев наконец вышли в плюс по сравнению с позапрошлым годом (+2,2%), причем положительная динамика в этом сегменте наблюдалась уже с конца весны, а в ноябре прирост составил целых 32,4% (по сравнению с ноябрем 2015 г). Легкие коммерческие автомобили также стабилизировали свой рынок – в ноябре было продано на 27,6% больше, чем в том же месяце позапрошлого года, а в целом за январь–ноябрь 2016-го темпы снижения сократились до 3,1%, и есть надежда, что по году продажи всегменте если и не выйдут в плюс, то, по крайней мере, стабилизируются»,– подтверждает эксперт-аналитик АО «Финам» Алексей Калачев.

По новым легковым автомобилям динамика пока не столь радостная: согласно подсчетам АЕБ, продажи новых легковых автомобилей вРоссии по итогам 11 месяцев 2016 г. были на 12% ниже позапрошлогоднего уровня. Даже если по результатам декабря произойдет рывок, в целом по году рынок сократится не менее чем на 10%. Однако и это неплохо, ведь в 2015г. рынок в целом просел на 36%. «Так как ко мне приходят устраиваться на работу сотрудники из компаний– официальных дилеров, они отмечают спад покупок новых автомобилей– роста нет. Сокращение и оптимизацию персонала подразделений новых автомобилей начали многие компании в автомобильном бизнесе», – отмечает основатель автомобильного агентства «Форсаж» Илья Ушаев. Автопроизводители пытались сдерживать обвал продаж постепенным повышением цен на автомобили, как уже писал «Ко», отдельные модели в России впрошлом году продавались даже дешевле, чем на традиционно недорогом американском рынке. Но кконцу прошлого года практически все мировые мейджоры привели цены в соответствие с текущим курсом рубля, что обусловило дальнейший спад продаж. Рынок новых автомобилей– один из самых уязвимых секторов экономики, так как завязан на состояние потребительского спроса в сегменте потребителей со средним уровнем доходов, которые переживают кризис снаибольшими потерями.

«Стабилизация национальной валюты, восстановление сырьевых цен ив целом начало укрепления экономики, привыкающей жить вновых условиях, приводят к восстановлению покупательной способности населения. Прекращение падения объемов продаж новых автомобилей свидетельствует о положительных изменениях. Если адаптация экономики кновым условиям продолжится и начало ее восстановления будет подтверждено в первом квартале 2017г., можно будет в следующем году даже ожидать роста продаж новых легковых автомобилей на 10–15% год к году», – предполагает Алексей Калачев.

«Если в 2017 г. начнутся постепенное укрепление рубля и снижение инфляции, то должен вернуться отложенный спрос. Люди, которые не сменили автомобиль, например, когда ему исполнилось три года, а отложили покупку, отправятся в дилерские центры. Также может начаться ожидаемое некоторыми политиками ослабление санкций, а это повлечет за собой быстрое восстановление рынка, но более реалистичным будет постепенный рост до 2025 г., когда наступит насыщение. Точно можно сказать, что в 2017 г. продажи должны быть немного больше, чем в ушедшем году, возможно, они сравняются с2015-м»,– подтверждает региональный директор Русского автомотоклуба (РАМК) Николай Степанов. По его словам, особенность текущего кризиса заключается в том, что объем рынка продолжает сокращаться четвертый год подряд.

Последние два года происходила адаптация производителей к новым условиям: марки, продажи которых упали сильнеевсего, ушли из России, ауоставшихся продолжает сокращаться количество моделей имодификаций. В 2017 г. постепенное восстановление рынка возможно только за счет массовых моделей, и мы, скорее всего, увидим дальнейшее сужение выбора.

Импортируемые автомобилипродолжают дорожать, азначит, становятся все менее популярными: впрошлом году их ввоз упал на 23,6%. Астроить новые заводы внашей стране пока не решаются даже китайские компании. Хотя буквально на днях концерн Daimler объявил, что намерен начать строительство завода легковых автомобилей Mercedes-Benz в Подмосковье. Производство может стартовать через три года, сказал министр промышленности иторговли России Денис Мантуров. Но не исключено, что значительная часть автомобилей будет поставляться на соседние рынки, асмысл строительства завода вРоссии вовсе не в удовлетворении наших внутренних потребностей, а в желании сэкономить на производстве– себестоимость машин российской сборки будет ниже, чем немецкой.

«Производители считают, что мы с вами привыкли к новым ценам, идаже корейцы Hyundai и Kia, которые увеличивали свою долю за счет минимального подорожания, подняли ценники до среднерыночного уровня. Динамика и развитие предложения сейчас есть только в двух сегментах– компактные кроссоверы и премиум-сегмент», – констатирует Николай Степанов. Уже анонсированы премьеры в этих сегментах: новое поколение Ford Kuga и Mazda CX-5, новый кроссовер Kodiaq от Škoda, обновятся лидеры рынка Solaris и Rio, а также нас ждет новый премиум-бренд, который отделился от Hyundai,– Genesis.

К сожалению, рост цен не остановится, и в 2017 г., но он будет происходить при смене поколений ивыводе новых моделей. Во-первых, это связано с тем, что так будет легче покупателям, поскольку цену нового автомобиля не сравнишь с докризисной, когда он не продавался, и потому решение принимается спокойнее. А во-вторых, очевидна зависимость отобязательного внедрения тревожной кнопки «ЭРА-ГЛОНАСС», то есть от затрат автопроизводителей на дополнительные краш-тесты и сертификацию. «В данном случае в значительной степени действует фактор запугивания покупателей автодилерами, – уверен Владимир Макаренко, директор по развитию компании Fort Telecom – разработчика и поставщика решений в области М2М-технологий (ГЛОНАСС/GPS-систем мониторинга транспорта, людей и стационарных объектов). – Винформационном поле преобладают статьи о повышении цен с 2017 г., в том числе в качестве причины называется применение на автомобилях устройств «ЭРА-ГЛОНАСС». Помнению эксперта, это сомнительный фактор. С учетом действующих ОТТС на некоторые автомобили, они не будут оснащаться устройствами «ЭРА-ГЛОНАСС» как минимум ближайший год, но и себестоимость машин, на которые будут установлены указанные устройства, вряд ли вырастет более чем на $250–300, если мы говорим омассовом сегменте. Если автодилеры и будут использовать фактор «ЭРЫ-ГЛОНАСС», то, скорее, как предлог для повышения цен, не сомневается Владимир Макаренко.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: