От бабушки не ушел

Родители в крупных городах объединяются в борьбе за места в детских садах

Годовалому ребенку в полдень полагается спать. Двухлетнему – обедать. Трехлетнему – гулять. Вместо этого в полдень понедельника несколько сотен детей и их родителей из четырех крупных российских городов пошли на пикеты – требовать места в детских садах. Родители, может быть, и не потащили бы детей на митинг, но что же делать, если нет ни бабушки, ни няни, ни садика?
Выйти на пикет 22 июня собирались жители Томска, Красноярска, Новосибирска и Самары. Речь идет о первых массовых централизованных выступлениях в связи с проблемой нехватки мест в детских садах. На пикеты шли родители детей, которые заняли очередь в садик сразу после рождения ребенка, но рискуют так и не дождаться места до самой школы: программа стимулирования рождаемости в России сработала, а прочие составляющие демографической политики проваливаются.
«Когда у нас родился первый ребенок, мы, конечно, знали, что с садиками проблема, мест нет, но наивно полагали, что уж как-нибудь, но пристроимся, – рассказывает Наталья Колмыкова из Красноярска. – Но это оказалось так сложно, что мы поняли: во второй раз это не пройдет». Поэтому, выписавшись из роддома со вторым ребенком, Наталья на следующий день пошла в загс за свидетельством о рождении, а, выйдя из загса, сразу отправилась записывать новорожденного в детсадовскую очередь.
Сейчас младшей дочери Колмыковой год, ее номер в районной очереди 261, а путевок в детские сады в этом районе Красноярска каждый год дают всего 120 на всех, включая льготников. В этом году путевки уже раздали, значит, младшая Колмыкова попадет в муниципальный сад в лучшем случае в четыре года. Всего в городе 33 000 детей-очередников, а стройки новых садиков из-за кризиса заморожены.
История из Красноярска мало отличается от историй в других больших городах. Вообще-то в России каждый ребенок имеет право на место в детском саду. Право есть, а мест нет. Рождаемость в прошлом году выросла на 7%, это рекорд постсоветских лет. Но старые сады были распроданы, пока рождаемость падала. В них просто не было нужды: по данным официальной статистики, за последние 15 лет в России было приватизировано более 40 000 детсадов. А новые сады муниципалитеты строить не успевают или у них нет денег.
Везде одинаковая картина. Разница только в длине «хвоста», в котором стоят дети. В Хабаровске путевки в детский сад ждут 8000 детей, в Новосибирске – 14 000, в Томске – 16 000, в Самаре – 21 000, в Екатеринбурге – 25 000. Правда, по словам Владимира Путина, в прошлом году очередь сократилась на 30%. «Это серьезное продвижение вперед», – похвастался премьер, отвечая на вопрос про детские садики из Хабаровска во время прямой линии в декабре 2008 года.
Полгода спустя, 1 июня 2009 года, хабаровские родители вышли на пикет с плакатами «Детские сады – детям!» В тот же день прошел такой же пикет в Красноярске, 29 мая – в Новосибирске, 5 июня – в Самаре, 11 июня – в Екатеринбурге. 16 июня Новосибирск вышел на второй пикет, 22 июня на второй пикет собиралась Самара.
Родители из этих городов поначалу действовали разобщенно, а потом нашли друг друга в интернете. «Когда мне в голову пришла мысль о пикете, я набрала в поисковике ключевые слова и обнаружила такие же идеи на родительских форумах сразу нескольких городов, – говорит Елена Пожидаева из Томска, один из инициаторов общероссийского пикета. – Я поняла, что нам надо объединять усилия и действовать в федеральном масштабе. Важно, чтобы поднялось несколько городов сразу».
Проблема у пикетчиков одна, но требования к властям и предложения у каждого города свои. В Новосибирске, рассказывает один из координаторов общероссийского пикета Юлия Колесникова, очень много детсадов сейчас в прямом смысле слова занято госструктурами, и даже департамент образования, который вынужден отказывать детям в путевках из-за нехватки мест, тоже обитает в бывшем детском саду. «Когда я вижу огромный двухэтажный сад, где сидит миграционная служба, мягко говоря, становится очень неприятно, – жалуется Юлия. – И выезжать не собираются. Им там очень уютно и удобно!» На пикет родители пойдут с требованиями вернуть детям хотя бы часть бывших детсадовских зданий.
У Натальи Кокшаровой из Самары недалеко от дома такое же двухэтажное здание садика занимает институт сервиса. «Почему он должен сидеть именно в садике?» – негодует мама трехлетней Маши. Наталья очень хотела устроить ребенка в сад – не потому, что ее заждались на работе или семья экстренно нуждалась в ее заработке, а чтобы дочка общалась со сверстниками. Но получить место не помогали даже открытые «предложения материальной помощи» администрации садиков – просто не было мест.
Самара, как и все крупные российские города, еще совсем недавно активно застраивалась, но даже в районах комплексной застройки сады не проектировали. Раз нет денег у города, нужно стимулировать застройщиков, считает Наталья, чтобы в проектах новых микрорайонов не только в теории, но и на практике были и новые садики – на первых этажах домов, например.
В Красноярске, считает Наталья Колмыкова, можно было бы сократить очередь, открывая филиалы муниципальных садов на дому. Сейчас такие группы в порядке эксперимента действуют всего в двух-трех городах страны. Обычная мама при помощи детсадовских методистов составляет программу занятий, ведет несложную бухгалтерию по детскому питанию и в придачу к собственным одному-двум детям в своей же квартире занимается еще с парой детей. Родители платят за такой сад не больше, чем за обычный муниципальный, то есть вполне символическую сумму, а мама-воспитатель получает небольшую зарплату.
В такой филиал Наталье было бы не страшно отдать ребенка – во-первых, его регулярно будут проверять санитарные службы, а, во-вторых, это все официально. Пока же, говорит Наталья, город предлагает им только водить детей в так называемые группы краткосрочного пребывания – на несколько часов два или три раза в неделю. «Такие группы не дают возможности матери выйти на работу на полный день, – говорит Наталья. – Это не решение проблемы».
В Томске департамент образования тоже занимает здание детского сада. Томская активистка Елена Пожидаева говорит, что родители не надеются на скорое строительство муниципальных садиков, а выход – в том, чтобы назначить детям, которые ждут очереди, специальное денежное пособие. Монетизировать неполученное место в саду: «Три-пять тысяч рублей – это существенные деньги в нашем городе, примерно половина зарплаты няни, например», – рассуждает Елена.
Кроме того, продолжает Пожидаева, сократить очередь могли бы частные детские сады – сейчас для их развития не хватает законодательной базы. Пока в Томске только два частных сада с лицензиями, они рассчитаны на 130 детей. Получить лицензию трудно, льгот на аренду здания нет, поэтому большинство частных садиков – это полуподпольные группы на квартирах. Их работу никто не контролирует, но власти закрывают на это глаза. Входят в положение, ведь у многих мам просто нет выбора.
В Екатеринбурге проблемой озабочены не только родители, но и родители родителей. Местный активист Анатолий Булатов, известный на родительских форумах под ником Дед, говорит, что мест всегда не хватало – что тридцать лет назад, когда он сам пристраивал своих детей в сад, что теперь, когда пришла пора внуков. «Пошла моя дочь устраивать сына в сад – вернулась в слезах и ни с чем, – вспоминает Анатолий Терентьевич, гуляя со старшими внуками на детской площадке. – И тогда в отдел образования пошел я».
Путевку внуку в конце концов дали, но не всем же так везет. Государство должно выполнять свои обязательства, заявляет Булатов: ведь написано же в Конституции, что оно гарантирует детям доступное и бесплатное дошкольное образование. Значит, должно строить государственные же садики. Частные – не вариант, считает дедушка трех внуков, они дороги и нерентабельны, они никогда не будут реальной альтернативной муниципальным.
У екатеринбуржцев накопился самый большой опыт общения с властями по поводу детсадов. Письма с требованиями запретить продажу и сдачу в аренду детсадов они писали уже трижды. Собирали по 8000 подписей, но очередь только росла. Обращались к полпреду президента и к местной «Единой России», но и там и там передавать президенту письма с подписями по своим каналам отказались, говорит Булатов: сказали, нужен общефедеральный масштаб проблемы.
«Вот поэтому нам так важно поднять сразу несколько городов – чтобы нас заметили, чтобы масштаб показать, – подхватывает Елена Пожидаева из Томска. – Поэтому мы будем обращаться с новым письмом непосредственно к президенту. Простая вежливость требует, чтобы на публичное обращение к президенту президент публично же и ответил».
Правда, федеральные и региональные власти до сих пор тщательно переводили стрелки на муниципалитеты, в чьей сфере ведения сейчас находятся детские сады. «Это прежде всего ответственность регионов и муниципалитетов», – всякий раз отвечал Владимир Путин, когда граждане осведомлялись у него об очередях в садики. Но пикетчики не теряют надежды. В конце концов, президента Медведева они еще не спрашивали.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *