Остров свободы от бизнеса

Уход лидера кубинской революции Фиделя Кастро, возможно, должен ускорить экономические реформы на Кубе.

Несмотря на то, что Фидель на протяжении 10 лет не управлял государством, руководство страны во главе с его младшим братом Раулем не могло не оглядываться на лидера. Сегодня же Куба, являющаяся уникальным для XXI в. реликтом советской модели развития, замерла в состоянии, примерно соответствующем состоянию экономики СССР в начале горбачевской перестройки.

Свобода по карточкам

Фидель Кастро первоначально не был коммунистом, но он добивался преодоления полуколониальной зависимости Кубы от США, а национализация американской собственности сама по себе привела к огосударствлению значительной части экономики. Логика противостояния с Америкой потребовала союза с СССР, а значит, провозглашения курса на социализм и заимствования советской экономической модели. В течение 1960-х экономика на Кубе была практически полностью национализирована. Началась индустриализация традиционно аграрной страны, которая была особенно успешна в цветной металлургии – на острове большие запасы никеля, а также меди и кобальта. Сегодня никель составляет 45% сравнительно небольшого по объему кубинского экспорта, оцениваемого в $3,5 млрд в год. Однако основу экономики Острова свободы продолжают составлять сельское хозяйство и переработка сельскохозяйственного сырья, а главные продукты экспорта, кроме никеля, – кофе, сахар и табак.

Для кубинской экономики были характерны все перегибы и недостатки советской системы, начиная с дефицита потребительских товаров, который не изжит до сих пор. Например, качественную и вкусную еду на Кубе трудно достать даже в хороших отелях. 10% ВВП страны в последние годы шло на субсидирование крупнейших государственных предприятий. В зарплатах царит уравниловка, что, конечно, способствует социальной справедливости, но уменьшает трудовую мотивацию. Стабильность гарантируется прежде всего с помощью продовольственных карточек, введенных на фоне американской блокады в 1962 г. и не отмененных до сих пор. Куба тратит более $1млрд на продовольственные субсидии, которые распределяются посредством карточек. Кубинцы платят за продукты питания всего 12% от их реальной стоимости. Рис, курятина, сахар, молоко, яйца, масло, бобы, макароны и баллонный газ продаются только по карточкам. Дети получают по карточкам компот и молоко.

«Там нет бездомных, нет голодных. Государство хоть ипокарточкам, нообеспечивает минимальный набор продуктов иуслуг. Крайней нищеты наКубе нет, нонет исредних слоев. Встране обеспечено абсолютное равенство: все привыкли, что нет поляризации, ивсе живут одинаково, хотя идовольно скромно. Раньше неразрешалось покупать компьютеры, теперь это возможно, однако сзарплатой $20вмесяц сделать это непросто. Несколько лет назад разрешили мобильную связь, итеперь умногих кубинцев есть мобильные телефоны», – рассказывает политолог Збигнев Ивановский. Стоит добавить, что пораспространению Интернета Куба занимает последнее место вЛатинской Америке.

С Москвой и без Москвы

С начала 1960-х в течение 30 лет экономика Кубы дотировалась СССР – последствием этого стали $35 млрд государственного долга Кубы перед Россией, 90% которого было списано. Впрочем, надежды на возврат суммы, равной всей экспортной выручке страны за 10 лет, все равно не было.

Распад СССР и прекращение советской помощи стали для Кубы шоком, вероятно, превосходящим шок отразрыва связей с США в начале 1960-х. В1990–1993гг. ВВП страны уменьшился на 33%, так что сокращающийся парк автобусов компенсировался использованием гужевого транспорта.

В течение 1990-х темпы роста экономики Кубы были отрицательными, однако даже это не побудило руководство разрешить частное предпринимательство. Единственное, на что согласилось правительство Фиделя Кастро,– это допуск в страну иностранных частных компаний. В 1991 г. была принята программа развития туризма, который уже к 1993-м стал второй (после сахарной промышленности) отраслью экономики по объемам поступлений в бюджет страны и основным источником иностранных инвестиций. В 1993г. был разрешен свободный оборот валюты, что было очень важно, поскольку кубинцы смогли свободно получать переводы от родственников из-за рубежа. Завремя правления Кастро страну покинула почти четверть населения, сегодня в США проживают порядка 2 млн кубинских эмигрантов, а объемы переводов из-за границы достигают $800 млн в год. Для работы иностранцев на Кубе в 1997 г. были созданы три свободные экономические зоны (Мариэль, город Гавана и Вахай), благодаря которым в страну были привлечены инвестиции в размере около $2,5 млрд.

В то же время, как отмечает декан факультета экономических и социальных наук РАНХиГС Александр Чичин, крупной неудачей обернулся проект форсирования развития основной отрасли – сахарной промышленности. В1980 г. Куба являлась главным поставщиком сахара в мире с рекордным объемом 8,2 млн т в год, но была поставлена цель довести производство до 10млнт. Под это перепрофилировали тысячи гектаров земель и десятки предприятий. Однако в итоге из года в год производство сахара стало сокращаться и в 2014г. составило всего 1,6млнт. Ктому же, из-за урезания пастбищ сократилось животноводство (с 7 до 4 млн голов). Для снабжения населения продовольствием стали развивать большие сады вгородах, но все же аграрная страна обеспечивает себя продуктами питания только на 30%.

К счастью для режима Кастро, во второй половине 1990-х в роли его спонсора выступил президент Венесуэлы Уго Чавес – например, поставки нефти частично оплачивались работой кубинских специалистов в Венесуэле. Однако и это привело к росту госдолга. Его точные размеры засекречены, но, по данным CIA World Factbook, накопленный долг Кубы с 1991 г. по начало 2012 г. составил $21,5 млрд, причем на Венесуэлу приходится $8 млрд.

Реформы начинаются

Только когда в 2006 г. Фидель Кастро отошел от власти, уступив пост председателя Госсовета своему младшему брату Раулю, в стране начались очень осторожные и очень медленно идущие реформы. К 2010 г. было официально разрешено индивидуальное предпринимательство, и к 2012 г. число ИП достигло 386000, при общей численности трудоспособного населния 5 млн человек. Две трети из них и до реформы были теневыми бизнесменами – по-русски «цеховиками» и «спекулянтами». Пословам Александра Чичина, теперь кубинец может сдавать в аренду свой дом, зарабатывать ремонтом автомобилей, содержать частный ресторанчик. Однако при этом государство оставляет за собой все рычаги регулирования и вводит многочисленные ограничения (например, ресторан не должен иметь больше 20 посадочных мест, действующим преподавателям запрещено заниматься репетиторством и т.д.), к тому же, для частников установлены сверхвысокие налоги – 25–50%. Витоге малое предпринимательство так и не стало локомотивом кубинской экономики.

В 2011 г. был принят план сокращения 500000работников госсектора, который, однако, выполнялся очень медленно.

Впрочем, даже и тогда о частных компаниях не было и речи – и только внынешнем году появился проект закона, разрешающего создание небольших частных предприятий и наемный труд в частном секторе.

Куба рассчитывает на свободную экономическую зону – порт Мариэль– как место будущего резкого увеличения торговли с США в случае снятия торгового эмбарго. Однако приход к власти Дональда Трампа, обеспокоенного «соблюдением прав человека на Кубе», по-видимому, поставит крест на этих планах, тем более, что Рауль Кастро заявляет, что «без снятия экономической блокады и возвращения Кубе базы Гуантанамо отношения между двумя странами не нормализуются никогда».

Рауль Кастро обещает отойти от власти в 2018 г., когда ему будет 87 лет. Возможным преемником считают его заместителя, бывшего министра образования Мигеля Диас-Канеля, которому исполнится «только» 58 лет. Смена поколений, несомненно, подстегнет реформы, но, возможно, они ускорятся уже после смерти старшего Кастро. Как отмечает отставной кубинский дипломат Карлос Альсугарай, «Рауль Кастро сознавал, что делает вещи, которые не нравятся его брату. Он не хотел принуждать брата к более масштабным переменам».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *