Остров сокровищ

В обмен на выделение 5 млрд евро Кипру министерство Антона Силуанова требует от островного государства информацию об офшорных счетах россиян, скрывающих там, по неофициальным данным, от 8 до 35 млрд евро. “Но это деньги мелких и средних бизнесменов и коррупционеров-чиновников, – уверены опрошенные “Ко” эксперты, – для больших сумм Кипр – лишь перевалочный пункт в другие офшоры, где не существует ни малейшего риска раскрытия информации”.

В подтверждение тому – декларации о доходах кандидатов в депутаты ГД шестого созыва. Среди более чем 2000 человек, подавших сведения о доходах, счета в Bank of Cyprus “Ко” обнаружил только у двух: единоросса Александра Левченко (около 163 млн руб.) и справедливоросса Алексея Чепы (около 292 000 руб.). Кстати, последнего недавно обвинили в утаивании информации о недвижимости в Майами.

Кипр сейчас пребывает в глубоком кризисе. Страна не в состоянии обслуживать взятые кредиты, банкам требуется срочная рекапитализация. На решение проблем может потребоваться до $17 млрд евро, что сравнимо с ВВП государства. Ситуация усугубляется тем, что ведущие рейтинговые агентства сразу на несколько ступеней снизили кредитные рейтинги Кипра: S-and-P (“ССС+”, прогноз негативный), Moody’s (“СааЗ”, прогноз негативный) и Fitch (“В”, негативный). Вдобавок ко всему Евросоюз отказывается выделять кредиты без тотального аудита банковской системы, а кредиторы рассматривают возможность конфискационных мер в отношении вкладчиков кипрских банков. “Ко” попытался разобраться, кого РФ спасает на Кипре? На одной чаше весов 5 млрд евро, на другой – не только деньги российских бизнесменов, но и большинство финансовых потоков практически всех крупнейших отечественных компаний, банков, строительных холдингов. Исключением не стали даже госкомпании, зарегистрировавшие на Кипре свои дочерние структуры (см. таблицу). Долговые проблемы Кипра по оценке Moody’s угрожают российской банковской системе потерей более $50 млрд.

Безотказные прачки

“Прачечной для грязных российских денег” называет Кипр экономист исследовательской организации Global Financial Integrity (GFI) Дэв Кар. По данным МВФ, в 2011 г. объем прямых инвестиций, поступивших в РФ с Кипра, составил $128,8 млрд, что превышает ВВП островного государства более чем в пять раз. По сути, это деньги, заработанные российскими бизнесменами в РФ, выведенные в офшор, а затем направленные вновь в Россию для расширения бизнеса. И Кипр по этому показателю является лидером среди остальных стран. Плохо ли это? “Налоговые льготы офшорного государства всегда будут лучше, какой бы хорошей ни была экономика в стране, – подчеркивает директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев, – хотя бы потому, что большинство экономически развитых стран социально ориентированы”. Поэтому ставка налога на прибыль на Кипре 10% против российских 20%, ставка налога на дивиденды – 5% (было 0%) против наших 9%.

Объективно отечественные банки и финансовые организации не могут работать за границей напрямую. Те же Сбербанк и ВТБ имеют несколько “дочек” за рубежом, как правило, в офшорных юрисдикциях. На Кипре они освобождены от налога на прибыль от операций с ценными бумагами. Сюда включается прибыль от операций с акциями, облигациями, опционами и т.д. как кипрских, так и зарубежных фирм, в том числе российских. Также отсутствует налог на прирост капитала, который в Европе взимается с дохода от ценных бумаг, что делает Кипр раем для трейдеров.

Не гнушаются офшорами американские и британские компании. В США из 100 крупнейших корпораций офшорные структуры есть у 83, в Великобритании у 97. Так, по данным Business Insider, Apple смогла уменьшить налоги за счет выплаты 1,9% от прибыли, полученной за пределами Соединенных Штатов. Для сравнения: в Британии налог составляет 24%, в США – 35%. В общей сложности с помощью легальных офшорных схем компания в 2012 г. скрыла от властей США $94 млрд.

Отечественный бизнес тоже активно использует низкое налогообложение на Кипре. На местные компании записаны “Евраз” и шахта “Распадская” Романа Абрамовича и Александра Абрамова, НЛМК Владимира Лисина, “Мечел” Игоря Зюзина, “Уралхим” Дмитрия Мазепина, “Северсталь” Алексея Мордашова, ГМК “Норильский никель” Владимира Потанина и Олега Дерипаски. Кипрскому офшору Donalink Ltd принадлежит и одна из крупнейших угольных компаний – СУЭК. Здесь же зарегистрированы материнские структуры ФК “Уралсиб”, Стройвестбанка и Башпромбанка. Остров интересен для создания финансовых структур, привлекающих заемные средства и затем выдающих их российским компаниям. Кипрские холдинги также используются в качестве держателей активов. В случае их перепродажи сделка фактически не облагается налогом. “Кипр для российского бизнеса – это частично нормальная площадка для правильной организации бизнеса и движения финансовых потоков, а частично – для отмывания средств, – поясняет бизнесмен Александр Лебедев. – Мои активы выведены в кипрский NRC Holding. Раньше были налоговые плюсы, сейчас их, если заниматься инвестированием в реальный сектор, практически нет. Но сохраняется плюс с точки зрения защиты прав собственности. Бизнесмены этим пользуются, чтобы активы не отобрали”. Кипр предлагает не только льготное налогообложение, но и юридическую защиту по британскому праву. Впрочем, пожалуй, самое главное, по крайней мере для российских бизнесменов и чиновников, – офшор гарантирует тайну владения.

По британскому праву

“Жизнь корпорации несколько стабильнее в ситуации, когда конечные собственники не раскрыты, – говорил совладелец Домодедово Дмитрий Каменщик в разгар борьбы за аэропортовые активы. – Физическое лицо или физические лица могут быть объектами атаки, рейдерской атаки. Если они неизвестны или не известны достоверно, то, следовательно, объект для атаки исчезает”. Именно поэтому несколько лет назад владельцы аэропорта так запутали структуру собственности, что даже Генпрокуратура не смогла в ней разобраться.

Другой яркий пример – Богучанская ГЭС, принадлежащая на 97,5% кипрскому офшору Boges Ltd, которым, в свою очередь, владеют в равных долях государственное ОАО “Русгидро” и ОК “Русал” Олега Дерипаски. Последний и настоял на офшоре, дабы проект регулировался в соответствии с английским правом. Естественно, и финансирование должно идти через Кипр. Все это было прописано в правительственном постановлении еще в 2006 г. и закреплено в соглашении между “Русалом” и РАО “ЕЭС”, от коего впоследствии отделилось “Русгидро”. Удивляет другое. Спустя три года после перерегистрации ГЭС в офшор об этом вспомнил тогдашний правительственный куратор ТЭКа Игорь Сечин. Тогда он якобы открыл секрет, доложив Владимиру Путину, что компания, управляющая строительством Богучанской ГЭС, зарегистрирована на Кипре и активно использует вексельные схемы в своей деятельности. “С этим тоже надо будет разбираться, как объект стратегического характера у нас регулируется по кипрскому законодательству”, – заявил он.

Энергия слова

Год спустя Владимир Путин объявил войну офшорам, начав с энергетиков. По его словам, система подозрительных трансграничных операций с векселями и займами стала обычной практикой для ОАО “Русгидро”, которое на протяжении нескольких лет предоставляет многомиллиардные займы и покупает беспроцентные векселя одной кипрской офшорной фирмы. “Что такое: оно так полюбило эту компанию и векселя ее покупает? Видимо, очень надежные векселя. А надежность чем обеспечена?” – возмущался Путин. За два первых года строительства ГЭС на Ангаре Boges Ltd были выделены займы на сумму $720 млн. Обвинения в адрес “Русгидро” тогда растворились в воздухе. Остался на месте и глава госкомпании Евгений Дод, да и перерегистрация из офшорной зоны не состоялась.

Более серьезно последствия выступления Путина сказались на руководителях региональных энергокомпаний. Тогда выяснилось, что энергосистема Северо-Кавказского региона контролировалась семьей Магомеда Каитова. Часть средств, поступавших в “МРСК Северного Кавказа”, проводилась через фирмы-“однодневки”, обналичивалась или присваивалась членами семьи. Среди акционеров “МРСК Северного Кавказа” числилось две кипрские фирмы (Energyo Solutions Russia (Cyprus) Ltd и “Савелком Консалтинг ЛТД”).

Сеть подконтрольных организаций, получавших подряды от “Тюменьэнерго”, но вкладывавших выделенные деньги в покупку зарубежной недвижимости и развитие семейной гостиничной сети, создал глава энергокомпании Евгений Крючков. Гендиректор “МЭС Урала” Геннадий Никитин одновременно являлся учредителем пяти коммерческих структур, обслуживавших энергетический комплекс региона. Оборот средств в 16 фирмах, созданных его родственниками, превышал 2 млрд руб. Родные руководителя холдинга “МРСК” Алексея Санникова владели несколькими десятками организаций, аффилированных с офшорными фирмами, через которые средства холдинга выводились за рубеж. Аналогичные схемы увода денег работали в Брянской, Белгородской, Курской, Орловской, Ивановской и Смоленской областях. В офшоры из этих регионов утекло свыше 25 млрд руб.

Перевалочная база

Зачем же Россия помогает Кипру? Одна из распространенных версий гласит, что это спасение капиталов крупных российских бизнесменов, держащих их в офшорной юрисдикции. Но это не совсем так. Все они уже давно в швейцарских кантонах, Люксембурге, на BVI, Джерси. “Кипр – это перевалочная база. Из России деньги уходят на остров, а дальше “разгоняются” по другим офшорам, – поясняет Александр Лебедев. – На Кипре не держат счетов ни Андрей Бородин, ни Мухтар Аблязов, ни Сергей Пугачев, ни Владимир Антонов – классические фигуры российского банковского мошенничества. Russian Commercial Bank (Cyprus) Limited банка ВТБ? Но в нем спрятаны “дыры” в балансе, а не деньги”. Экс-владелец “Уралкалия” Дмитрий Рыболовлев, владеющий 5% акций Bank of Cyprus, не в счет. Его активы и счета “распылены” по всей Европе и Америке.

Российский кредит Кипру – это, во-первых, возможность выхода на долговой рынок стран Евросоюза. Спасать такие государства, как Испания, Италия или даже Греция, слишком дорого. Для подобного нужны триллионы евро, и ни один из игроков не получил бы контроль над этим долгом. Москва топталась бы в очереди кредиторов на 5-6-м месте. И кредит нельзя было бы использовать ни с политической, ни с экономической точки зрения. А экономика Кипра относительно небольшая, при этом в дальнейшем можно получить выход и распространить влияние на другие государства ЕС. “С политической точки зрения спасать небольшие экономики выгоднее, чем гигантские”, – подчеркивает вице-президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов.

Во-вторых, на Кипре работает множество российских компаний, вернее, их материнских, дочерних и управляющих структур. Если финансовая система островного государства рухнет, удар отзовется и в России. Через эти фирмы идут все финансовые потоки, конвертация выручки, транзакции, переводы от внешнеторговых операций. Паралич управляющих структур способен повлечь остановку целых производств. Поэтому спасение Кипра – это попытка обезопасить офшорные представительства крупнейших вертикально интегрированных компаний. “На российское правительство слишком сильно влияет офшорное лобби, – считает экономист Никита Кричевский. – Спасают не Кипр, а местные банки, докапитализируя их. Через них идет значительная часть российских финансовых потоков. Если тот или иной банк обанкротится, возникает угроза неплатежей. Поэтому Минфин предпочитает докапитализировать кипрские банки, чтобы избежать риска неплатежей”. “В случае дефолта произойдет сбой отлаженной и экономически выгодной системы. Кремль пытается сохранить тот механизм, который обеспечивает возврат средств и работу важнейших стратегических российских отраслей”, – добавляет Игорь Николаев.

Впрочем, Александр Лебедев уверен, что в случае дефолта система управления российскими компаниями не рухнет. По его словам, местные банки небольшие, чтобы на их счетах хранить существенные остатки денежных средств, с одной стороны, а с другой – честные деньги быстро реинвестируются. Согласны с тем, что у наших компаний больших проблем не будет, и опрошенные “Ко” представители промышленных предприятий. По их словам, на Кипре регистрируются, как правило, головные структуры контролирующего акционера, ждущие перечисления дивидендов и участвующие в сделках с другими активами. “Fletcher Group Holdings Ltd (через этот офшор Владимир Лисин контролирует НЛМК. – Прим. “Ко”) не финансирует компанию, и операционные финансовые потоки не идут через Кипр, – отмечает директор по внешним связям НЛМК Антон Базулев. – НЛМК инкорпорирована в России, и все ее финансовые потоки консолидированы здесь”.

Сомнительное статус-кво

Если раньше Кремль был готов спасать Кипр на любых условиях – первый кредит в 2,5 млрд евро выдали без гарантий и на максимально льготных условиях, то сейчас он выставляет требования по раскрытию данных о бенефициарах местных фирм и владельцев банковских счетов. Поэтому третья и, пожалуй, основная причина выделения кредита – борьба с коррупционными схемами в российской экономике. “Закон о запрете чиновникам иметь счета в заграничных банках принимается именно по этой причине, – считает Дмитрий Абзалов. – Деньги в конвертах, сумках и чемоданах уже не носят. Зачисления идут на офшорные счета”. По его мнению, такого типа коррупционерам комфортно работать на Кипре. Во-первых, языковая среда (многие киприоты говорят по-русски, тем более, по-английски), во-вторых, отстроена финансовая система. “Требование о раскрытии информации о бенефициарах местных офшоров и владельцах банковских счетов – попытка купировать коррупцию и вернуть капитал обратно в Россию, – говорит Дмитрий Абзалов. – Но для этого надо менять налогообложение и внутри РФ. Требование Минфина направлено против физических лиц, кто боится показывать свою собственность”. Многие компании останутся на Кипре – те, кто привык к этой юрисдикции и не боится раскрытия информации, но будут и такие, кто поспешит спрятаться в других, более дружественных офшорах. Их исход станет заметен по сокращению прямых инвестиций в Россию со стороны Кипра. Это будет означать, что бенефициары фирм начали перерегистрироваться.

“Сейчас 95% крупных российских компаний и банков числятся в офшорах, девять из десяти сделок с активами компаний, работающих в России, проходит через офшорную юрисдикцию”, – констатирует старший аналитик ИК “Риком-Траст” Владислав Жуковский. Изменится ли ситуация после того, как кипрское офшорное направление будет прикрыто? Возможно. Под давлением США и европейских стран многие офшорные государства начали “раскрываться”. Швейцария приоткрыла банковскую тайну и передала властям информацию о счетах состоятельных российских граждан в швейцарских банках, которые могут использоваться для уклонения от уплаты налогов. Каймановы острова под давлением США вынуждены были приподнять завесу секретности в отношении источников средств и размеров доходов американских участников местных компаний. “Теперь дело за Кипром, у которого перед угрозой дефолта выбора, в общем, и не осталось. И за российский кредит он готов на многое. Другое дело, что для РФ этот кредит будет, скорее всего, проблемным, учитывая средне- и долгосрочные негативные перспективы европейской экономики и возможный развал еврозоны, – резюмирует Игорь Николаев. – Но, с другой стороны, остается надежда, что 5 млрд евро окажутся минимальной ценой за сохранение статус-кво”.

Офшорный рай

Актив

Отрасль

Один из владельцев актива

Дульсиминское и Средне-Ботуобинское месторождения

ТЭК

Urals Energy (Кипр)

Богучанская ГЭС

ТЭК

Boges Ltd. (Кипр)

“СУЭК-Кузбасс”, “СУЭК-Красноярск”, “Приморскуголь”, “Ургалуголь”

ТЭК

Donalink Ltd. (Кипр)

“Роснефть Шелл Каспиан Венчурс Лимитед” (Кипр)

транспортировка сырья

ОАО “НК “Роснефть” владеет 51%

LUKOIL Cyprus Ltd., K-and-S Baltic Offshore (Cyprus) Ltd., LUKOIL Overseas Cyprus Ltd., Bitech (Cyprus) Ltd.

сбыт нефтепродуктов, сервисные и прочие услуги, финансы

ЛУКОЙЛ владеет 100%

НЛМК

металлургия

Fletcher Group Holdings Ltd.

Западно-Сибирский меткомбинат

металлургия

Lanebrook Ltd. (Кипр)

Norilsk Nickel (Cyprus) Ltd.

металлургия

ОАО “ГМК “Норильский никель” владеет 100%

Norilsk Nickel (Cyprus) Ltd.

финансы

ОАО “ГМК “Норильский никель” владеет 100%

ROL Holdings Ltd. (Кипр), Agama Ltd. (Кипр)

сбыт, маркетинг

ОАО “Вымпелком” владеет 100%

Ванинский морской торговый порт

транспорт

“Седмино Инвестментс Лимитед”, “Оперн Трейд Лимитед”, “Травине Трейдинг Лимитед” (Кипр)

Russian Commercial Bank (Cyprus) Ltd., I.T.C. Consultants (Cyprus) Ltd.

финансы

ВТБ владеет 100%

Blairwood Ltd. и Stoneflower Ltd. (Кипр) (им принадлежит 27,6% ООО “Галс-Девелопмент”)

девелопмент

ВТБ владеет 100%

“Милфорд Инвестмент Лтд.” (Кипр) (ему принадлежит 100%

ООО “ВЭБ-Инвест”, который владеет ОАО “Новинский бульвар, 31” (Москва), ОАО “ТРК “Сибирский молл” (Новосибирск) и “Слава бизнес-центр” (Москва)

девелопмент

ВЭБ РФ владеет 100%

Здание аэровокзала и земля аэропорта Домодедово

девелопмент

Hacienda Investments Ltd. (Кипр), “Кроссгейт Трейдинг Лимитед” (Кипр)

Гостиница “Будапешт”

девелопмент

MC Ko Hotels Management Ltd. (Кипр)

“Дом Наркомфина”, гостиница на пр. Вернадского, здание ЦНИИПСК им. Мельникова

девелопмент

“Олфаза Трейдинг” (Кипр), “Вистарол Венчурз” (Кипр), “Зерофиа Трейдинг” (Кипр)

Национальный торговый банк

финансы

Altared Holdings Ltd. и Ferl Holdings Limited (Кипр)

Банк “Петрокоммерц”

финансы

Reserve Invest (Кипр)

Аптечная сеть “36,6”

ритейл

36,6 Investments Ltd. (Кипр)

“КИТ-Кэпитал”

девелопмент

Ommo Traiding LIM” и Polling Holding Lim (Кипр)

“Главстрой СПб”

девелопмент

“Клерс Партнерс энд Девелопмент” (Кипр)

ГК “Теорема”

девелопмент

Teorema Holding (Кипр) и 2-м кипрским трастам

ООО “Маревен Фуд Сэнтрал” (лапша “Роллтон”)

пищевая

Angleside (Кипр)

Источник: Tax Consulting U.K.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: