Опилки вместо нефти

Российские лесопромышленники намерены захватить европейский рынок биотоплива – уже через шесть лет они планируют поставлять туда до 25% древесных пеллет (прессованных топливных элементов), на которые массово переводят местные угольные котельные.

Еще пару десятилетий назад такой отрасли, как производство пеллет, в России не существовало в принципе, а уже сегодня отечественные компании контролируют до 4% европейского потребления. Помогает слабый рубль, благодаря которому российские пеллеты конкурентоспособны иприносят неплохой доход.

Из России на экспорт

Сегодня мировой объем потребления древесных пеллет составляет около 28млнт, увеличившись за последние 10 лет в шесть раз. Основной потребитель продукции – Европа, где пеллеты используются как альтернатива угольному топливу, причем как в промышленности, так и в частных хозяйствах.

«Это глобальный тренд: во всем мире тепловые электростанции повсеместно переходят на экологичное топливо, в частности, на древесные пеллеты», – говорит директор FSC России Андрей Птичников.

«В последние годы в Европе наблюдался быстрый рост спроса напеллеты, связанный с существующими законодательными ограничениями на выбросы парниковых газов в рамках Киотского протокола,атакже Директивой по возобновляемым источникам энергии ЕС», – уточняет руководитель направления AgroBioTech&Food акселератора GenerationS-2016 Елена Левина.

Большинство прогнозов предполагает рост мирового рынка пеллет до 50 млн т до 2020–2022 гг. На текущий момент доля отечественных производителей на мировом рынке оценивается в пределах 1 млн т древесных пеллет, уточняют в агентстве «Инфобио». Однако отрасль растет– за последние 10 лет сектор увеличился более чем в восемь раз. Так, в2005г. в России производилось около 150000т древесных пеллет. Это почти на четверть меньше, чем во IIполугодии 2015 г. купила уроссийских производителей только Дания.

Хотя производство древесных пеллет в России увеличивается, своего внутреннего рынка потребления практически нет – по разным данным, внутри страны если используется не более 10% произведенного биотоплива.

Основное направление экспорта для России – это европейские стран, прежде всего Дания.

Затем идут Швеция, Германия, Южная Корея и Италия. С 2016 г. российские пеллеты пришли на рынки Великобритании и Нидерландов.

Ловят волну

Сегодня в России отходы лесопереработки, которые и идут на производство пеллет, используются максимум на 10%. По оценкам ассоциации «Энбио», в стране сформировалось более 40млн куб. м отходов, 20 млн куб. м которых пригодно для производства пеллет (всего из них можно произвести до 6,5 млн т пеллет).

Еще недавно отходы лесопромышленного производства дешевле было утилизировать (например, жечь или закапывать), теперь же, сучетом роста курса валют, производители наращивают за их счет свои мощности.

Кроме того, рост производства биотоплива должен простимулировать закон о запрете на захоронение древесных отходов, который вступит в силу с 2018 г. «Лесоперерабатывающие производства будут вынуждены искать альтернативу, и одна из них– это переработка в топливо»,– говорит региональный директор компании eToro в России и СНГ Павел Салас.

В стране появляется все больше пеллетных производств, в том числе небольших, на несколько тысяч тонн. Но основные игроки на этом рынке – крупные лесопромышленные компании и холдинги, для которых сырье имеет фактически нулевую стоимость, что делает экспортные поставки выгодными, даже с учетом затрат на создание мощностей. «Производство пеллет – всегда побочное, комплементарное производство по отношению к производству пиломатериалов», – уточняет генеральный директор компании Lesprom Network Алексей Богатырев.

Потенциально крупнейшее вРоссии предприятие по производству пеллет – Выборгская лесопромышленная корпорация бизнесмена Александра Сабадаша (он сейчас отбывает срок за мошенничество)– может производить в900 000 т продукции ежегодно. Ноработает оно далеко не на полную мощность, а лишь на 30–40%. Впервой половине 2016 г. объемы выпуска ивовсе снизились до 14000т, однако предприятие рассчитывает нарастить объемы– этого ждут ина рынке. По словам руководителя информационно-аналитического агентства «Инфобио» Ольги Ракитовой, корпорация в сентябре проходит сертификацию, после чего увеличит производство с расчетом на экспортные поставки.

Два новых завода – «ЛДК Игирма» (п. Новая Игирма) и ТСЛК (г.Усть-Кут) – запустила в Иркутской области «Русская лесная группа», контролируемая братьями Ананьевыми. Заявленная мощность этих предприятий – 110 000 т и 75 000 т соответственно.

В Архангельской области развивать пеллетное производство намерен владелец Московского кредитного банка Роман Авдеев – онмного лет инвестирует в холдинг «Вельский лес», в том числе производит пеллеты. Также недавно стало известно оприобретении лесопильного производства Соломбальского ЛДК, где также планируется запуск пеллетной линии на 150 000 т в год.

Еще один крупный игрок на рынке производства древесных пеллет– группа компаний «Титан», основной поставщик лесного сырья на Архангельский ЦБК (считается, что его опосредованно контролирует впрошлом российский, а теперь украинский бизнесмен Владимир Крупчак, ранее также возглавлявший «Титан», а сегодня занимающий пост инвестиционного советника австрийской компании Pulp Mill Holding, владеющей АЦБК).

С 2008 г. пеллеты производит предприятие «Лесозавод 25» (мощность – 120 000 т, по итогам 2015 г. выпустило 94 000 т пеллет, нарастив производство вдвое). В 2014 г. ГК«Титан» купила еще одного производителя пеллет, завод « ЛДК-3», ушведской компании Rusforest AV.

Производство опилочного топлива уже осознает себя как особый субъект рынка, поэтому появилась отраслевая ассоциация «Энбио». Непосредственный инициатор ее создания – президент инвесткомпании «Нова капитал» Александр Рудик, давно работающий в лесной отрасли. По его мнению, игрокам пеллетного производства пришло время объединиться, тем более, что пока, с учетом низких объемов производства, они друг другу не конкуренты.

Он не исключает, что при участии ассоциации будут появляться новые производства пеллет, в том числе при участии банка «Центрокредит», который вошел в состав «Энбио».

«Весь мир зарабатывает при деревообработке на продаже отходов (до 50% при производстве пиломатериалов). Если ты лесопромышленник и знаешь, куда продаешь отходы, ты можешь работать», – говорит Александр Рудик.

В новом производстве, отмечает он, относительно быстрая оборачиваемость. Строительство завода по производству пеллет мощностью 30 000 т вгод (столько нужно для минимальной окупаемости) может окупиться быстрее, чем за 4–5 лет (средняя окупаемость),– что выгодно. Инвестиции при этом оцениваются впределах 5 млн евро.

«Для крупных лесопромышленников это существенные, но не очень большие деньги, к тому же, они могут перекредитоваться», – говорит Александр Рудик.

Сам бизнесмен также развивает пеллетные производства: среди заработавших в последние годы в России заводов есть и контролируемые им предприятия. Речь идет, к примеру, о заводе в пос. Магистральный Иркутской области, принадлежащем шведской компании Rusforest AB (производственные мощности по пеллетам – 30 000 т в год). Поданным Bloomberg, крупнейший акционер компании (25,4% акций) – «Нова капитал» Рудика, он же владеет еще 1,6% Rusforest AB напрямую. За акции компании Рудик заплатил 11,6 млн евро. В Иркутской области Рудику также принадлежит предприятие «Лесресурс».

Более 12 лет назад Александр Рудик занимал пост вице-губернатора Иркутской области (2002–2004 гг.), до этого с 1995 г. развивал инвестиционную группу «Регион». Последнюю Рудик продал в 2011 г., основав в итоге «Нова капитал». Сумма сделки официально не объявлялась, но специалисты говорили о $20 млн. На момент продажи среди клиентовгруппы было 32 негосударственных пенсионных фонда, в том числе группа работала с фондом «Нефтегарант», учрежденным «Роснефтью».

«Нова капитал» инвестирует не только в лес – например, компания стала учредителем онлайн-ресурса об образовании «Мел», созданного по инициативе журналиста НикитыБелоголовцева. В 2013 г. компания пробовала развивать аграрные проекты– она выступила в качестве инвестора холдинга «Оптифуд», занимавшегося птицеводством вРостовской областиинаходившегося в предбанкротном состоянии. Однако долговпроекте компания не задержалась– в2014г. предприятие перешло кхолдингу «Белая птица», которую связывают сбратьями Ананьевыми.

Основными активами «Нова капитала» сегодня остаются лесные производства, втом числе, исходя изпредыдущего бизнес-опыта владельца– впрошлом Рудик участвовал всоздании «Русской лесной группы» (вышел из актива в 2008 г.).

Бремя лоббизма

На рост потребления пеллет внутри страны по примеру Европы участники ассоциации всерьез не рассчитывают.

«На данный момент самым выгодным источником тепловой энергии остается природный газ. Искорее всего, это будет продолжаться еще долгое время», – говорит Павел Салас.

В ряде российских регионов есть прецеденты перевода угольных котельных на биотопливо, в том числе на древесную щепу и пеллеты. Но это, скорее, экзотика, к тому же, зачастую под биотопливом понимаются обычные дрова. По данным Аналитического центра при Правительстве РФ, инвестиционные проекты (всего их 92) по реконструкции работающих на нефти или нефтепродуктах котельных есть лишь 19регионах России, в большинстве случае речь идет о переводе котельных на газ или уголь. Только 13 проектов предполагает использование возобновляемых видов топлива – щепу, торфяные брикеты и пеллеты. Апостроенную в рамках программы приграничного сотрудничества сФинляндией котельную на щепе в Лужском районе Ленинградской области и вовсе будут сносить как незаконную.

«Перспектива развития древесного биотоплива в России видится крайне туманно. Это связано в первую очередь с отсутствием государственной воли в виде субсидий, льгот и вообще какого-либо внимания со стороны государства в сторону биотоплива», – согласен генеральный директор «Русскойлеснойгруппы» Геннадий Бабуджи.

А вот исключительная экспортная ориентация может сыграть спроизводителями злую шутку– из-за снижения цен на нефть в мире падает и цена на биотопливо, включая пеллеты.

«Сейчас энергоносители, в частности, нефть, подешевели, и конъюнктура рынка в целом не самая благоприятная для биотоплива»,– уточняет Елена Левина. Спорить сложно – к примеру, в2016 г. обанкротился один из ведущих производителей пеллет в Германии – German Pellets, ежегодно выпускавший более 2 млн т продукции.

О том, что внешний рынок переживает непростые времена, говорят и сами экспортеры, впрочем, это не мешает им продолжать наращивать производство, в том числе с расчетом на новые рынки, например, на Японию.

«Внешний рынок, несмотря на то, что находится в глубоком кризисе, имеет все шансы на стабильный рост. Если европейский рынок, скорее всего, определился в объемах потребления, то рынки АТР находятся на стадии формирования изначительного роста потребления данного вида продукции», – говорит Геннадий Бабуджи.

Участники рынка не прочь подстраховаться: если в Европе с угля на биотопливо переводят котельные, то в России производители биотоплива намерены по примеру угольщиков добиться субсидий на железнодорожные перевозки. Стоимость последних составляет весомую часть цены пеллет. По словам Александр Рудика, год назад тонна пеллет на условиях СИФ (с учетом транспорта и страховки) при транспортировке вЮжную Корею стоила $180, при этом примерно в такую же сумму обходилась транспортировка самого груза. Из-за высокой стоимости транспортной составляющей «Нова капитал» не может организовать поставки вБельгию.

«Европа никогда не откажется от пеллетного топлива», – уверена Ольга Ракитова. Она напоминает, что отечественных экспортеров падение цены затронуло не сильно, ведь они получают оплату в валюте, которая выросла по отношению к рублю более чем вдвое.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: