Олег Меньшиков: «Фандорина как роли – нет»

Как это – не смотреть на премьере фильм, в котором снимался?


Вот именно – не смотреть на премьере! Это же премьерная публика, сидит тусовка профессиональная, а не зрители, их реакция ничего не дает. Лучше уж прийти в нейтральный зал, просто в киношку какую-то. Ну или на домашнем кинотеатре посмотреть.


Ведь никогда до сих пор не было роли, адресованной такой широкой публике? Детектив – чего уж народнее.


А я всегда хотел в детективе сняться. Только в таком, как «Пила» или «Олд бой». Потому что в фандоринских детективах то, что легко глотается при чтении, вызывает проблемы при экранизации. Не буду уточнять, но это проверено. А потом, пусть простит меня господин Акунин, роли Эраста Петровича Фандорина – нет.  Как не существует роли главного героя, в общем, ни в одном кинодетективе. Джеймс Бонд – это что, роль, прости господи?


Ведь и в «Шерлоке Холмсе» – нашем лучшем, в общем-то, детективе – сыщик тоже маска?


Там, конечно, все придумано: на скрипочке играет, трубочку курит. Но главное – Василь Борисыч Ливанов нашел правильную маску, которая устроила абсолютное большинство населения страны. То же самое должно быть с Фандориным. И еще очень важно: в «Шерлоке Холмсе» было много юмора. Рина Зеленая, реакции Виталия Соломина, Михалков – сэр Генри Баскервиль. Потому что серьезно ставить «Турецкий гамбит» и «Статского советника» – это катастрофа! Надо сразу предупреждать: ребята, мы шутим-хулиганим.


Два молодых актера уже предлагали свои маски Фандорина – это не мешало предлагать третью?


Мне? Нет. Не потому, что я не вижу соперников за этими фамилиями. Если б и Гамлета кто-то играл со мной параллельно, я бы не волновался. Но долго – три картины – идет нащупывание Фандорина, а пора уже выстрелить таким стопроцентным: вот он, наш Джеймс Бонд!


Так вот ты какой, Эраст Петрович! И Меньшиков был бы российским Шоном Коннери и играл бы, пока его не сменил какой-то российский Пирс Броснан.


Ну, предположим. Несколько картин делали бы разные режиссеры. Но неправильно, что они хотят, насколько я знаю, все время делать разных Фандориных. Тогда всё запутается, и сама идея такой фандорианы может рухнуть. И отсутствие юмора тоже губительно. Юморку надо подпускать – я настаиваю.


А как маску Фандорина можно описать? Ну невозмутимый – это понятно, а дальше?


Акунин мне вообще сказал, что Фандорин – это чудовище. Я даже сначала не понял. А он объясняет: чудовище железобетонное. Придумал себе главное – служение Отечеству, а больше ничего не существует: ни любви, ни дружбы. Машина. Значит, нужно от этого уходить, придумывать какие-то оправдания.


Но в «Статском советнике» вы все играете маски. Свои публичные или чужие:


Ну, говорю же тебе: маски. Поэтому юмор и нужен – у Зеленой, Ливанова, Соломина тоже были маски англичан. Глубин характеров там быть не может.


А как получилось, что Михалков–Пожарский оттеснил Меньшикова–Фандорина? Вот все пишут: второй герой переиграл первого.


А потому что Фандорин вечно второй – он идет за событиями, он сам обычно не ведет интригу. И в «Турецком гамбите» Фандорин идет за этой девочкой.


Но уж когда Никита Сергеич в роли князя Пожарского мохнатого шмеля помянул! Он бы еще, проходясь в соболиной шубе от санок к парадному подъезду, напел бы «а я иду, шагаю по Москве»!


Да этого даже больше надо, я говорю: хулиганить там нужно!


Вот опять усатая роль.(В это время  гример приклеивает Меньшикову усы доктора Живаго.)


Но совсем другие усы – армейские такие, уже XX века, а у Фандорина были щегольские, за ними как-то особо ухаживать было бы надо.


Вот роль Юрия Живаго кажется меньшиковской, к которой он стремился – не то что к Фандорину.


Ха! А они обе не по моей воле! Я-Фандорин в «Статском советнике» – было условием Акунина, а во мне-Живаго был настолько уверен режиссер Александр Прошкин, что просто не оставлял мне возможности для отказа. А так я обе эти книги не очень люблю.


Даже на приглашении на премьеру «Статского советника» было написано: «по лучшему роману Бориса Акунина»


А по мне, куда лучше «Коронация» или вот «Смерть Ахиллеса» – замечательный роман. И «Доктор Живаго» мне не нравится – Пастернак поэт гениальный, а роман я его не люблю. Но тут в экранизации мне нравится такое соединение Живаго и Остапа Бендера.


А как получилось в финале «Статского советника», что Фандорин остался на службе, ведь в романе он выходит в отставку?


Как получилось? Акунин в сценарии переписал финал. Если бы, как раньше собирались, фильм ставил я – у меня бы он выходил в отставку и финал бы был другой.


Какой? Вместо нынешнего – вперед, на службу Отечеству – прохода Фандорина у Василия Блаженного?


А такой: на одном вокзальном перроне с помпой встречают нового генерал-губернатора Москвы, Великого князя. А на соседнем перроне уезжающего отставленного генерал-губернатора Долгоруцкого провожает только Фандорин.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: