Обыкновенный цинизм

С помощью «Ренессанс Капитала» в российскую экономику привлечено более $9 млрд западных инвестиций. При этом сама компания по праву считается одной из наиболее прибыльных в своей отрасли. Но зарабатывать исключительно на российской приватизации и национализации «Ренессанс», похоже, больше не намерен.

 

Глава «Ренессанс Капитала» новозеландец Стивен Дженнингс за тринадцать лет своего пребывания в России так и не научился говорить по-русски. Однако это не мешает ему находить общий язык с самыми влиятельными российскими чиновниками и бизнесменами.

На ежегодных конференциях, устраиваемых «Ренессансом» в Торгово-промышленной палате, выступают и члены правительства – Алексей Кудрин, Герман Греф, Виктор Христенко, – и руководители крупнейших отечественных компаний – Анатолий Чубайс, Сергей Богданчиков, Алексей Миллер. Интерес столь высоких гостей к мероприятиям инвестбанка вполне объясним: по приглашению «Ренессанса» на встречи в ТПП съезжаются западные финансисты, управляющие триллионами долларов.

Доказав свою незаменимость в России и заработав на этом максимально возможные дивиденды, теперь «Ренессанс Капитал» свой опыт построения инвестиционного бизнеса опробует на Украине. 

 

Бизнес с американским акцентом

 

Созданию «Ренессанс Капитала» в 1995 году предшествовали три года весьма плодотворной совместной деятельности будущих основателей компании – Бориса Йордана и Стивена Дженнингса. Оба они с 1992-го трудились в московском представительстве крупнейшего американского инвестбанка CreditSuisseFirstBoston (CSFB) и принимали самое активное участие в чековых аукционах. В результате друзья обзавелись солидным личным капиталом, а также ценными знакомствами в органах власти и среди поставивших на приватизацию российских бизнесменов. Еще в 1994-м CSFB вместе с принадлежащим Владимиру Потанину ОНЭКСИМбанком участвовал в чековой приватизации Ново-Липецкого металлургического комбината (НЛМК). Тогда ОНЭКСИМу досталось лишь 17% акций предприятия. В 1997-м ОНЭКСИМ довел свой пакет в НЛМК до контрольного. Но помогал ему в этом уже «Ренессанс Капитал». Учредив собственный инвестбанк, Йордан и Дженнингс получили возможность не делиться получаемыми от российской клиентуры щедрыми комиссионными с заокеанскими акционерами.

Шаг был более чем прозорливый, поскольку сотрудничество с наиболее амбициозным на тот момент российским олигархом – Владимиром Потаниным – позволяло «Ренессансу» получать едва ли не самые выгодные мандаты. Летом 1997-го инвестбанк Дженнингса и Йордана принял участие в крупнейшей приватизационной сделке – продаже 25%+1 акции телекоммуникационного холдинга «Связьинвест». «Ренессанс Капитал» вместе с ОНЭКСИМом и Джорджем Соросом вошел в число учредителей консорциума MustcomLtd., который предложил за «связьинвестовский» блокирующий пакет баснословные по тем временам $1,875 млрд и был признан победителем соответствующего аукциона.

Не исключено, что в значительной степени благодаря «Ренессансу» Владимир Потанин втянулся в борьбу за телекоммуникационные активы. «Дженнингс с самого начала инвестировал большие деньги в аналитику. В «Ренессансе» раньше других обратили внимание на телекомы и энергетику», – говорит председатель совета директоров инвестгруппы «Истерн-Гейт» Михаил Зайцев, в конце 1990-х занимавший руководящие посты в принадлежавшей Потанину «Международной финансовой компании» (МФК).

Победа ОНЭКСИМа в битве за «Связьинвест» (в которой, наряду с Владимиром Потаниным, участвовали также Владимир Гусинский и Борис Березовский) вызвала жесточайший конфликт. В результате информационной войны, развязанной контролируемыми Гусинским и Березовским телеканалами, заметно пошатнулись позиции реформаторского крыла правительства. Обиженные олигархи устами своих СМИ пытались доказать, что ОНЭКСИМ победил благодаря сговору с первыми вице-премьерами – Анатолием Чубайсом и Борисом Немцовым.

Едва ли основатели «Ренессанс Капитала» испытывали угрызения совести из-за того, что благодаря их стараниям Потанин нарушил негласную договоренность, заключенную основными ельцинскими спонсорами накануне президентских выборов 1996-го года, и посягнул на обещанный Березовскому с Гусинским «Связьинвест». Тем более трудно предположить, что Дженнингса и Йордана смущал возникший из-за потанинского вмешательства раскол в российском истеблишменте.

Задача инвестбанкира – продать клиенту идею и, в случае согласия последнего, грамотно организовать сделку, честно отработав бонусы. По итогам 1997 года прибыль «Ренессанс Капитала» составила $100 млн, а капитал вырос до $170 млн. Кроме того, осчастливленный «Ренессансом» Потанин инициировал объединение бизнеса Дженнингса и Йордана со своим МФК. Вновь создаваемый «МФК-Ренессанс» с капиталом в $400 млн должен был стать крупнейшим российским инвестбанком.

 

Возрождение «Ренессанса»

 

Но волна, поднятая скандальной приватизацией «Связьинвеста», все же докатилась до «Ренессанса». Первый тревожный звонок прозвучал еще в 1997-м, когда Банк России отказался санкционировать назначение американского гражданина Бориса Йордана на пост главы «МФК-Ренессанса» (в отличие от «Ренессанс Капитала» этот финансовый институт имел банковскую лицензию, и его деятельность более жестко регулировалась ЦБ).

А в 1998-м в России, так и не успевшей завершить задуманную дискредитированными младореформаторами модернизацию, разгорелся масштабный финансовый, долговой и валютный кризис. Как и многие другие его коллеги-конкуренты (в том числе и ОНЭКСИМ с МФК), «Ренессанс» «погорел» на ГКО: на покрытие сделок по госбумагам был израсходован практически весь капитал компании. Проект создания крупнейшего в стране инвестбанка сошел на нет. Из «Ренессанса» ушли почти все топ-менеджеры. Покинул компанию и один из ее основателей – Борис Йордан. «Борис не верил, что рынок может возродиться в скором времени, – вспоминает один из бывших сотрудников «Ренессанса». – Тогда нефть стоила меньше $10 за баррель, индекс РТС «скатился» до 50 пунктов. Никто и предположить не мог, что всего через два года на российском фондовом рынке начнется настоящий бум».

Йордан сосредоточился на другом своем проекте – фонде прямых инвестиций «Спутник», созданном им в 1996 году. А Дженнингс остался «зализывать раны» в «Ренессансе».

На реабилитацию ушло около полутора лет. О том, каких трудов это стоило руководству компании, остается только догадываться, поскольку официальной отчетности о деятельности «Ренессанса» за 1998-й и 1999-й годы не существует. Известно лишь, что Дженнингсу удалось договориться с кредиторами компании и отсрочить выплату всех долгов.

«После кризиса я сделал ставку на независимость своего бизнеса от каких бы то ни было олигархических структур», – говорит глава «Ренессанс Капитала». В 1999-м Дженнингс выкупил 20% акций «Ренессанса» у Потанина. По сравнению с докризисными инвестициями, $5 млн, направленные в конце 1999-го на развитие бизнеса обновленного «Ренессанса», представляются суммой более чем скромной. Но для того, чтобы в то время занять лидирующие позиции, нужны были не столько солидные капиталовложения, сколько умение работать с зарубежными инвесторами. Действуя по классическому брокерскому принципу, они решили, что рынок упал достаточно низко, чтобы можно было покупать российские ценные бумаги. Им нужен был только опытный «проводник». Дженнингс, в буквальном и в переносном смысле говорящий с ними на одном языке, наилучшим образом подходил для данной роли. Тем более что напуганные кризисом западные инвестбанки фактически свернули все свои операции в России.

Зато «Ренессанс Капитал» был единственным российским брокером с собственными «дочками» в Лондоне и Нью-Йорке. Через свои заграничные офисы компания активно торговала ADR российских эмитентов. А в 2000-м «Ренессанс» вошел в первую тройку по объемам торгов в «Российской торговой системе» (РТС).

Впрочем, ограничивать свой бизнес исключительно брокерскими операциями Дженнингс не стал. В 2001 году «Ренессанс» организовал выпуск облигаций Башкредитбанка (ныне «УралСиб») на 1 млрд руб. И уже вскоре редкое размещение долговых бумаг «первого эшелона» обходилось без участия «Ренессанса».

«В отличие от многих российских инвестбанкиров, Стивен уже тогда четко видел те направления бизнеса, которые в скором времени будут доходными. В то время рынок долговых корпоративных инструментов практически отсутствовал, «Ренессанс» стала первой компанией, решившей его развивать», – отмечает зампредправления МДМ-банка Алексей Панферов.

Поэтому осенью 2002-го никто не удивился, что компания Стивена Дженнингса, наряду с питерским Промышленно-строительным банком (ПСБ), стала одним из лид-менеджеров крупнейшего на тот момент выпуска облигаций «Газпрома» на 5 млрд руб. Если кто-то и вспоминал о пресловутом «административном ресурсе», то лишь в связи с ПСБ, принадлежащим близкому к «питерскому клану» Владимиру Когану.

 

Лобби для брокера

 

Однако в «Ренессансе» тоже всегда уделяли повышенное внимание тому, что на Западе принято называть GR-менеджментом. «У «Ренессанса», пожалуй, самые сильные лоббистские возможности среди инвесткомпаний, работающих в России», – считает управляющий директор «Антанта Капитала» Евгений Коган. «Это раньше казалось, что западная культура может победить российскую. Дженнингс – иностранец, а клиенты «Ренессанса» – владельцы или топ-менеджеры крупнейших российских компаний – привыкли доверять своим. Поэтому контакты с ними были поручены лоббистам, обладающим широкими связями в деловом сообществе», – говорит один из бывших сотрудников «Ренессанс Капитала».

В 2000 году пост управляющего директора занял генерал-майор службы внешней разведки в отставке Юрий Кобаладзе. А в марте 2002-го наблюдательный совет компании возглавил бывший вице-премьер депутат Госдумы Александр Шохин.

«Дженнингс слишком прагматичен для того, чтобы платить деньги просто за громкое имя», – утверждали скептики. И действительно, спустя три месяца после прихода в «Ренессанс» Шохина, его давний знакомый Борис Юрлов занял должность «финансового» зампреда «Газпрома».

Столь же конструктивно, как и с крупнейшими российскими корпорациями, развивались взаимоотношения «Ренессанса» с регулятором – Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг (ФКЦБ). У «Ренессанаса» никогда не возникало проблем с регистрацией проспектов эмиссии размещаемых им бумаг, что становилось дополнительным конкурентным преимуществом компании Стивена Дженнингса.

Известный своей чрезмерной подозрительностью по отношению ко многим участникам фондового рынка председатель ФКЦБ Игорь Костиков весьма спокойно относился к растущим небывалыми темпами заработкам «Ренессанс Капитала». В 2001 году чистая прибыль компании составила $35,6 млн. В дальнейшем с каждым годом доходы увеличивались чуть ли не вдвое.

«В России такие деньги нельзя заработать на обычном бизнесе – операциях с долговыми бумагами или покупке-продаже акций», – утверждает руководитель одного из ведущих отечественных инвестбанков. По мнению собеседника «Ко», «основную прибыль «Ренессанс» получает за счет крупных разовых сделок, так или иначе связанных с полуолигархическими или окологосударственными структурами».

 

«Оранжевые» инвестиции

 

«Мы стараемся работать на опережение, определяем, какие активы будут востребованы инвесторами. Например, нам было ясно, что реформирование естественных монополий вызовет большой интерес. И если мы считаем, что вложение в те или иные активы принесут нам большую прибыль, мы рискуем», – так  председатель совета директоров «Ренессанс Капитала» Олег Киселев отвечает на инсинуации недоброжелателей, пытающихся обнаружить взаимосвязь между «ренессансовскими» инвестициями и дальнейшими действиями крупнейших российских корпораций.

Тем не менее продажа 36,6% «Кузбассэнерго» «Группе МДМ» или 16% «Мосэнерго» – «Газпрому» принесли «Ренессансу» не меньше денег, чем все организованные им облигационные размещения вместе взятые. «Когда Стиву сказали, что «эмдээмовцы» готовы заплатить $100 млн за консолидированный его компанией пакет «Кузбассэнерго», он чуть со стула не упал», – комментировал впоследствии события 2002 года один из коллег инвестбанкира. Потрясение Дженнингса можно понять – ведь, по сведениям «Ко», сама компания вложила в «Кузбассэнерго» не более $25 млн.

Около $30 млн «Ренессанс Капитал» заработал на «Мосэнерго». «Когда мы начали покупать «Мосэнерго», у нас не было информации о том, что именно этот актив привлечет внимание «Газпрома», – утверждает Киселев. – Конечно, мы следим за этой компанией, на операционном уровне ведем диалог с ее менеджерами. Но у нас там нет глубоко «закопанного» инсайдера, который шлет информацию».

Ускоренный «Ренессансом» приход «Газпрома» в энергетику привел к исчезновению с российского фондового рынка акций «Мосэнерго». Вслед за газовым концерном к их скупке подключились спекулянты, в результате чего бумаг, находящихся в свободном обращении, практически не осталось.

Как и в случае со «Связьинвестом», инвестбанкиру Дженнингсу и здесь вроде бы не пристало задумываться о макроэкономических последствиях создания на базе «Газпрома» энергетического монополиста или горевать по поводу гибели очередной «голубой фишки». Но как отмечал в недавнем интервью «Ко» глава Федеральной службы по финансовым рынкам Олег Вьюгин, «конгломераты монополистического типа не нуждаются в финансовых рынках, им, скорее, необходимы крупные займы, которые можно получить у госбанков или за границей. И если экономика будет развиваться по такому сценарию, то фондовый рынок в России станет маргинальным».

Возможно, в том числе и поэтому Стивен Дженнингс обратил свое внимание на другие, не менее перспективные, страны. Еще в конце прошлого года компания обзавелась «дочкой» на Украине. «В 2003 году мы провели опрос среди иностранных инвесторов и выявили, что они очень интересуются украинскими предприятиями, в том числе и энергетическими активами», – объясняют свое решение в «Ренессансе».

«Ренессанс Капитал Украина» сейчас является лидером на национальном рынке по объему торгов акциями. Месяц назад «Ренессанс» провел в Киеве свою конференцию для западных инвесторов. Призвать иностранцев вкладывать деньги в украинскую экономику пришел лично президент Виктор Ющенко. Принимая во внимание аналитические и лоббистские таланты собственников «Ренессанса», а также прозападную ориентацию местных властей, вряд ли стоит сомневаться в том, что «Ренессансу» удастся развить свой бизнес на Украине.

Опять же опыт Дженнингса и его коллег может быть востребован в ходе инициированной администрацией Ющенко реприватизации. Для инвестбанка, участвовавшего в 2002-м в консолидации активов ЮКОСа, а в 2004-м изъявившего желание выступить посредником в переговорах терпящей бедствие нефтяной компании с администрацией            президента (впоследствии, правда, Александр Шохин дезавуировал соответствующие сообщения СМИ), по большому счету неважно, с какой целью совершается та или иная сделка. Главное, чтобы она приносила прибыль посредникам.

 

Что такое «Ренессанс Капитал» 

Год основания: 1995

Специализация: брокерские операции с акциями, инвестиционно-банковские услуги, операции с долговыми инструментами

Структура: холдинг Renaissance Capital Holdings Ltd., зарегистрированный на Бермудских островах, включает «Ренессанс Брокер» и «Ренессанс Капитал», Renaissance Capital Asset Managment, а также Renaissance Capital Limited (Великобритания), RenCap Securities Inc. (США) и «Ренессанс Капитал Украина»

Капитал – $210 млн

Прибыль за 2003 год – $114 млн

Основные конкуренты: «Объединенная финансовая группа», BrunswickUBS

 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: