Нет житья от этих францев

Баварский бизнесмен Франц Зедельмайер говорит, что большинство его старых питерских друзей сегодня «мертвы, в тюрьме или в Кремле». В числе последних – Владимир Путин. В те годы нынешний премьер-министр был питерским вице-мэром. Зедельмайер о Путине отзывается хорошо. По его словам, тот взяток не брал, а если чего и просил, то на благо города.

Так, утверждает немец, в августе 1993 года он подарил мэрии Санкт-Петербурга несколько автомобилей, спецтехнику и экипировку. Вице-мэр Путин перенаправил подарки в Министерство безопасности РФ (предшественник ФСБ). Зедельмайер говорит, что дары пошли на оснащение создававшегося антитеррористического подразделения «Град». Ксерокопия документа о получении и передаче имущества за подписью Путина имеется в распоряжении Newsweek.

В ответ Владимир Путин якобы обещал помощь в решении проблем совместного предприятия, основанного баварцем двумя годами ранее. Обещание он сдержал. Копии бумаг, подтверждающих, что в конце 1993-го – начале 1994 года Путин хлопотал по делу Зедельмайера, также есть у Newsweek. Вмешательство вице-мэра тогда спасло немца, но уже в конце 1994 года у него снова начались проблемы. На этот раз Путин, по воспоминаниям Зедельмайера, якобы развел руками и честно признал: «Ничем помочь не могу. Против тебя Москва. Тут я бессилен».

В результате с начала 1996 года Зедельмайер судится с Россией и добивается ареста ее экспозиций на выставках, счетов в банках и самолетов на авиашоу. Дольше Россию преследует только швейцарская Noga. В 2006 году Зедельмайер отсудил часть доходов от аренды здания бывшего торгпредства СССР в Кёльне, а в прошлом году добился продажи части этого комплекса с молотка, выручив в итоге €600 000.

А 9 сентября этого года берлинский суд по иску Зедельмайера постановил продать с молотка Российский центр науки и культуры (Русский дом) – символ российских культурных связей с Германией. Занимающее целый квартал здание находится в самом центре Берлина в нескольких минутах ходьбы от Бранденбургских ворот.

Баварцу не пришлось долго радоваться этой крупной победе. 24 сентября суд отменил свое решение, согласившись, что здание защищено договорами о статусе дипмиссий. Впрочем, 46-летний Зедельмайер жизнью доволен, ездит на красном Porsche, курит дорогие сигары и много смеется. Борьба с российской бюрократией для него стала чем-то вроде спорта. Два года назад он решил поделиться опытом с другими и создал компанию по выбиванию долгов у разных стран. «Теперь-то я знаю, как это делается», – хвастается он. В числе его клиентов россияне, которые судятся с Колумбией, и американцы, которые ведут тяжбы с Голландией. Сам он так увлекся преследованием российских активов, что уже провел переговоры об оказании услуг бывшим иностранным акционерам ЮКОСа.

ЧУМА НА ОБА ДОМА

После обеда здесь ходят толпы народа, но утром прошлого понедельника в Русском доме было совсем мало посетителей. В книжном магазине молодой немец, купив томик Достоевского, поинтересовался, нет ли в продаже компьютерной программы по обучению кириллице. Не было. Пожилая русскоговорящая пара искала фильм про Курочку Рябу, но удовлетворилась выпуском «АиФ».

«Мы очень переживаем. Это же собственность России, как он мог?! Он, наверное, спекулянт!» – возмущалась продавщица. «Потеря дома была бы трагедией. Это же символ России, о нем каждый берлинец знает», – горячилась Жанна Круглякова, завотделом культуры клуба «Диалог», который находится этажом выше.

Виновник возмущения Франц Зедельмайер сам потерял дом. Сейчас к особняку на Каменном острове в Петербурге не подъехать даже на танке: на пути – огромный ров, бетонные заграждения и море охраны. По данным Newsweek, здание входит в комплекс резиденции К-4, находящейся в ведении Управделами президента и предназначенной для приема иностранных гостей. Те смогут останавливаться там с 2010 года, когда закончится реставрация, рассказали в компании «Кредо», которая является генпроектировщиком. Этот дом – бывшая штаб-квартира того самого совместного предприятия Зедельмайера с питерскими властями.

Виктор Хреков из Управделами президента списывает все на лихие 1990-е, когда «принимались необоснованные решения, создавались непонятные СП». Самого Зедельмайера он называет «профессиональным сутяжником». Чиновник уверен: мстительный немец ничего не добьется – Русский дом останется за Россией.

Зедельмайер уверен в обратном. Он готовится обжаловать решение суда на том основании, что первый этаж Русского дома сдается под бутики. Нецелевое использование, по мнению его адвокатов, ставит под сомнение российский суверенитет над зданием. Директор Русского дома Михаил Владимир говорит, что это не аргумент. «Если бы мы не имели права сдавать эти помещения, налоговые службы Германии нас разве не прищучили бы? – объясняет он. – Мы ни копейки в карман не кладем, все идет на культурные мероприятия».

Сейчас Зедельмайер выступает истцом в 60 судебных процессах против России и Германии. От России он требует денег, а Германию обвиняет в пособничестве Кремлю. Свои претензии к Москве Зедельмайер оценивает в ?4,5 млн. Половина суммы – расходы на адвокатов и пени.

Сколько потратила Россия на судебные издержки за 13 лет, неизвестно. Немецкие газеты пишут, что на кону не только российские деньги, но и репутация. По словам Штефана Хобе, директора кельнского Международного центра по защите инвестиций, в немецком деловом сообществе пристально следят за развитием ситуации. «Многие, правда, считают этот случай нерепрезентативным, – говорит он. – Но вкупе с исками иностранных акционеров ЮКОСа история Зедельмайера показывает, что Россия еще не готова соблюдать международные обязательства».

Сам Зедельмайер не устает твердить одно и то же: «Вести бизнес с Россией (покупать, продавать) – это одно, инвестировать в нее – другое. Рейдерство процветает там и сегодня». Михаэль Хармс, председатель правления Российско-германской внешнеторговой палаты, сомневается, что Зедельмайеру удалось убедить немецких инвесторов в своей правоте, но отмечает, что «история уже принимает гротескные формы».

ОСТРОВ НЕВЕЗЕНИЯ

Семейный бизнес Зедельмайеров – производство оснащения для силовиков и ЧОПов, от приборов ночного видения до бронежилетов и спецавтомобилей. В Германии они, к примеру, снабжают бундесвер. В СССР немец впервые приехал в 1989 году. «Арендовал машину в Финляндии и поехал в Ленинград, – вспоминает он. – Пересек границу и удивился, что дорога на Выборг не хуже автобана. Разогнался до 140 км/ч, но не проехал и полпути, как влетел в гору песка – дорогу не достроили, а о знаках никто не позаботился».

Свою первую неделю в Ленинграде он вспоминает как «самую интересную в жизни»: «Бесконечные переговоры. Люди толпились перед моим гостиничным номером, и у всех были сумасшедшие проекты». Чиновники активно звали Зедельмайера работать в России, рассказывает один из его бывших партнеров по бизнесу, попросивший не называть его имени: «В стране был бардак, в бюджете – дыры. Криминал был оснащен лучше милиции. Бороться с преступностью ручкой и блокнотом было невозможно».

В августе 1991 года компания Зедельмайера SGC International и ГУВД Санкт-Петербурга создают совместное предприятие АОЗТ «Каменный остров». Денег у ГУВД не было – в качестве доли милиция внесла в уставной фонд СП 20 000 кв. м земли на элитном Каменном острове и дачу архитектора Мельцера 1904 года постройки. СП получил ее в аренду на 25 лет. Один из сотрудников СП вспоминает, что дом был в ужасном состоянии: «Территория загажена. В подвале – бассейн, там лягушки плавали. Отопление отсутствовало. Дерьмо выливали из канализационного люка ведром».

«Расчет был верен: немец не будет работать в хлеву и вложит в ремонт деньги», – говорит бывший партнер Зедельмайера. В одном из документов за подписью Путина значится, что вкладом SGC International в СП стали «три автомобиля, оборудование для выставочного комплекса, ремонт и реставрация резиденции, денежные средства в иностранной валюте». Этот вклад оценивался Путиным в 700 000 рублей (в ценах 1991 года). Сам баварец называет ту же сумму, только в немецких марках.

«Особняку дали вторую жизнь, всем понравилось, – вспоминает партнер Зедельмайера. – Чиновники ходили толпами». Зедельмайер занялся обучением российских силовиков и планировал организовать для них производство экипировки. Но не прошло и полгода, как дело забуксовало. Новый закон лишил милицию права заниматься коммерцией. Выходя из игры, ГУВД хотело забрать особняк. Без какой-либо компенсации за ремонт.

Тогда Зедельмайер и обратился за помощью к Путину. Немец утверждает, что с Путиным у него были «хорошие дружеские отношения». «Часто у него в приемной сидело 20 человек, но меня без лишних вопросов пропускал Игорь Иванович [Сечин]», – вспоминает он. Путин помог ему найти нового партнера – Комитет по управлению городским имуществом (КУГИ). Оставалось изъять у ГУВД тот самый особняк и поставить его на баланс мэрии. С соответствующим запросом Владимир Путин 27 апреля 1994 года обратился к председателю Госкомимущества РФ Анатолию Чубайсу.

ПРОТИВ МОСКВЫ НЕ ПОЙДУ

Но через полгода Борис Ельцин подписал распоряжение №633-рп о передаче особняка на Каменном острове Управделами президента. Немец согласился покинуть здание, но потребовал от мэрии похожее помещение и участок, а от милиции (дом так и не успели переоформить на КУГИ) – деньги за ремонт.

За помощью он вновь обратился к Путину, но тот якобы сказал, что «против Москвы не пойдет» и обещал лишь узнать, кто затеял процесс изъятия дома. Через два дня Путин якобы ответил: «Я этого человека плохо знаю, но он вроде вменяемый. Это Павел Бородин [в то время глава управделами президента]». Представитель госсекретаря Союзного государства Павла Бородина Иван Макушок заявил Newsweek, что к словам Зедельмайера не стоит относиться всерьез: «Он заинтересован в том, чтобы поднимать фамилии первых лиц, которые играли значительную роль в политике тех лет, и таким образом вводить людей в заблуждение».

В переговорах о судьбе компании Зедельмайера участвовал и нынешний глава Сбербанка Герман Греф, в то время занимавший пост зампредседателя КУГИ. В докладной записке от 18 января 1995 года он предлагает своему начальству два варианта действий: «изучить возможность выхода КУГИ из совместного предприятия АОЗТ “Каменный остров” без представления ему каких-либо компенсаций», либо «провести переговоры о подборе других зданий и условиях компенсации».

Зедельмайер утверждает, что Греф обещал подыскать замену дому. «Но в итоге нам предложили развалину, настоящую помойку на заводе имени Климова», – говорит бывший партнер баварца. Зедельмайер не согласился и забаррикадировался на Каменном острове. 9 октября 1995 года питерский ОМОН взял его штаб-квартиру штурмом. Через несколько месяцев немец покинул Россию и тут же подал иск в международный арбитраж в Стокгольме.

В 1998 году суд обязал Россию выплатить ему $2,35 млн – возмещение ущерба и упущенной выгоды плюс 10% пени за каждый год просрочки платежа. Россия пыталась оспорить это решение и обвинила бизнесмена в контрабанде, неуплате налогов и утаивании дивидендов.

А в 2003 году Управделами президента предложило Зедельмайеру мировое соглашение. В одном из документов за подписью замуправделами Сергея Болховитина говорится, что «российская сторона никогда не отказывалась от компенсации ущерба». Зедельмайер утверждает, что ему обещали $10 млн, но переговоры сорвались.

Прения прошли четыре международные инстанции и завершились в 2005 году победой Зедельмайера. С тех пор он и добивается исполнения этого решения, пытаясь конфисковать движимое и недвижимое российское имущество за рубежом. При этом, по его словам, немецкое правительство ему всячески «ставит палки в колеса».

Так, за несколько дней до начала аэрокосмического салона ILA-2006 ему якобы звонили из ведомства федерального канцлера и просили не предпринимать действий против России. Он ослушался и в итоге был арестован на подъезде к выставочному комплексу вместе с сопровождавшими его судебными приставами и группой журналистов. «Немцы не хотят ссориться с Россией из-за какой-то “мелочи”. Легче нарушить права собственного гражданина», – возмущается предприниматель.

Его почти удавшаяся попытка отсудить Русский дом в Берлине испугала немецких дипломатов не меньше русских. Узнав о первом решении берлинского суда, немцы сразу отправили в МИД РФ ноту, в которой сообщили, что к делу Зедельмайера они отношения не имеют, говорит источник в МИДе Германии. Немцы, по словам источника, переживают, как бы эта история не отразилась на судьбе немецкого Института им. Гёте в Москве. Переговоры о статусе этого учреждения идут уже более шести лет. По словам собеседника Newsweek, теперь в немецком МИДе боятся, что институт потеряет здание на Ленинском проспекте.

В подготовке статьи участвовал Михаил Зыгарь

Копии документов

Акт передачи от 2 сентября 1993 года

Обращение В.В. Путина в Арбитражный суд (1 стр., 2 стр., 3 стр., 4 стр., 5 стр.)

Обращение В.В. Путина к А.Б. Чубайсу (1 стр., 2 стр.)

Докладная записка Г.О. Грефа (1 стр., 2 стр., 3 стр.)

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: