Нет калыма без огня

За последние годы пожарный надзор превратился в огромный бизнес, который прикрывается интересами безопасности.

Роман, инспектор пожарной охраны из подмосковных Луховиц, каждое утро садится в свой новый джип Lexus. На нем он делает большую часть пути, в квартале от пожарной части пересаживается в старенькую «шестерку» и переодевается в форму старшего лейтенанта. За три года работы в пожарнадзоре любой инспектор обзаводится и квартирой, и приличной иномаркой, рассказывает Роман. Система такая же, как в ГИБДД: инспектор несет своему начальнику, тот – дальше наверх. По оценке Романа, начальник районной инспекции передает в центральный региональный центр около 1 млн рублей. Оттуда, соответственно, какая-то сумма поступает в главное областное управление, а оттуда уже в Москву, в МЧС.
Даже руководство Роспожарнадзора признает, что инспекторы иногда поддаются соблазну. Это мягкая формулировка. На самом деле пожарная охрана – крупный бизнес с безотказными методами продажи, выверенными каналами продвижения средств и ежегодным оборотом в миллиарды долларов.
В Перми сначала в виновных записали установщиков пиротехники и владельцев клуба. В воскресенье 6 декабря следственный комитет говорил, что претензий к пожарному надзору нет. Потом журналисты слышали, как главе местного следственного комитета позвонил из Москвы ее шеф Александр Бастрыкин. Это было накануне визита Владимира Путина, который прилетел в ночь на вторник. Уже во вторник был отставлен глава Роспожарнадзора по Пермскому краю. Через два дня ему предъявили обвинения в халатности и отправили в СИЗО прямо из кардиологического центра. А Владимир Путин устроил разнос чиновникам и сказал, что нужны системные решения. Из того, что он говорит, следует, что проверки будут ужесточаться.

СЛУЧИСЬ ЧТО, МЫ КРАЙНИЕ

Если оглянуться вокруг, пока главные виноватые – бары и клубы. Проверки идут по всей стране. В Москве уже найдены первые виноватые – префектуры через суд закрывают клубы за несоответствие нормам пожарной безопасности. В префектуре Центрального округа Newsweek сказали, что проверяются все 85 клубов округа. По нескольким материалы уже ушли в суд. Этот список почему-то полностью совпадает со списком подозрительных с точки зрения безопасности клубов, которые вывесил в своем блоге один из московских музыкальных критиков.
В компаниях, которые занимаются пожарной безопасностью, утверждают, что с противопожарными мерами в клубах действительно плохо. Например, уровень звука системы пожарной эвакуации – от 95 до 110 Дб. Музыка в клубе явно громче, а сигнализация срабатывает, например, на сигаретный дым. В клубах просто отключают пожарную систему на время концертов, это повсеместная практика. «А мы будем крайними, случись что», – говорит директор работающей на этом рынке компании «Стингер» Игорь Займидорога.
Это все преувеличение, не согласны менеджеры клубов. И кивают на пожарных инспекторов – те у них вымогают деньги. «По закону мы каждую гирлянду, висящую на елке, должны согласовывать с пожарным инспектором. Это невозможно», – говорит основатель одного из московских клубов. По его оценке, обычный московский клуб в год отдает пожарнадзору 20 000–40 000 рублей. Это если нет связей.
Виноватые номер два – пиротехники. Про короля российской пиротехники Яна Абрамова больше известно, что он муж певицы Алсу. Он отказался разговаривать с Newsweek, сославшись на занятость. У пиротехников канун Нового года – самая горячая пора. Глава МЧС Сергей Шойгу – Роспожарнадзор входит в структуру его ведомства – уже предложил если не запретить, то ограничить продажу пиротехники. Впрочем, такие предложения возникают регулярно.
Абрамов к Перми не имеет вообще никакого отношения. «Это моя пиротехника, – признает Анатолий Воробьев, владелец компании “Русский фейерверк”. – Но пермская компания “Пироцвет” (посредник-поставщик “Хромой лошади”) не могла сознательно нарушить технику безопасности. Это грамотная компания, член пиротехнической ассоциации». Теперь, рассказывает Воробьев, ему звонят дилеры, например, из Казани и представители крупных торговых сетей – «Метро», «Перекресток», «Лента», «Ашан», «Магнит» – и говорят, что не будут торговать его пиротехникой, потому что на них давят чиновники на местах.
Ирония заключается в том, что без согласования с пожарной охраной пиротехника на прилавки попасть не может. Воробьев не стал обсуждать эту тему с Newsweek: «Я просто устал, у меня допросы в прокуратуре по пять часов». Мелкие торговцы в один голос уверяют, что у них у всех есть разрешения от пожарных, удостоверяющие надежность и безопасность их продукции. «Мы просим разрешить нам торговать в магазине. Они выдают бумагу, что все нормально – естественно, за взятку», – говорит один из таких торговцев.
Есть такие бумаги и у торговцев китайской контрабандой – по оценкам Воробьева, они занимают 30% рынка. Общий объем рынка хлопушек, фейерверков и салютов, по оценкам российской пиротехнической ассоциации, – около $100 млн в год. Можно предположить, что пожарному надзору уходит до четверти этой суммы.

ТАКСА ТАКАЯ, МЕНЬШЕ НЕЛЬЗЯ

Сергей, брат Романа из Луховиц, работает в одной с братом пожарной инспекции. На его жену зарегистрировано ООО «Пожарная помощь». Эта компания может помочь бизнесменам и лавочникам, у которых Сергей и Роман обнаружили недостатки. Недостатки исправляются на бумаге: фирма готовит необходимый пакет документов, и пожарному надзору этого будет достаточно.
Еще более распространенная схема: инспектор направляет бизнесмена за противопожарным оборудованием в конкретную фирму, а эта фирма платит инспектору комиссию. «Обычно 25% от суммы заказа, – говорит Михаил, владелец московской фирмы по установке противопожарного оборудования. – Как-то ко мне пришли сразу три инспектора и сказали, что хотят каждый по 25% с одного объекта: мол, такса такая, меньше нельзя». Другие просто требуют определенную сумму – допустим, 500 000 рублей с клиента, вне зависимости от объема заказа, продолжает Михаил.
Алексей, хозяин другой фирмы по установке противопожарного оборудования, подтверждает слова своего коллеги: «Когда я первый раз отдавал миллион рублей пожарному, было неуютно, а теперь привык, они приходят ко мне, как за зарплатой в бухгалтерию пожарки». Пока он общался с Newsweek, в офис зашел пожарный инспектор лет пятидесяти, с полиэтиленовым пакетом под мышкой. «200 000 сейчас заберет», – объясняет Алексей. А предприниматели говорят, что в фирмах, к которым советуют обращаться пожарные, товар в среднем на треть дороже.
Установить пожарную сигнализацию в стометровом офисе стоит 60 000–90 000 рублей, в Москве – около 100 000. Система дымоудаления и пожаротушения обойдется уже в 300 000–900 000. Плюс 15 000–20 000 в месяц на обслуживание. «Если не проводить техобслуживание по регламенту, то в нужный момент система просто не сработает. Но большинство старается сэкономить – и на самой системе, и на обслуживании», – говорит торговец оборудованием Михаил.
Бывает, что и клиент, и поставщик считают, что вопрос решен самим фактом сделки, с которой инспектор уже получил комиссию. Тогда поставщик в целях экономии может обмануть клиента. Поставить ему спринклер – противопожарный «душ» на потолке – на каждые 10 кв. м. вместо положенных 5 кв. м. А то и вовсе установить муляжи вместо оборудования. Многие поставщики экономят на материалах огнезащиты, утверждает торговец Михаил.
Можно решить вопрос еще проще, рассказывает Эдуард Черченко из «Деловой России» в Алтайском крае: бизнесмен вместе с инспектором оценивают стоимость устранения недоделок, пожарный получает половину этой суммы и закрывает глаза, допустим, на отсутствие огнетушителя. Можно занизить категорию здания: про цех по переработке древесины написать в документах, что это склад для хранения металла, поясняет торговец Михаил, и сократить таким образом затраты на «пожарку».
Только простейшего противопожарного оборудования – огнетушителей, защитных комплектов и прочего – в России ежегодно продается не менее чем на $100 млн.

ПЛАН ПО СБОРАМ

В январе 2009 года в питерский магазин ООО «Дека» пришел пожарный инспектор и, как водится, выявил нарушения. Цена вопроса составляла $1000, но предприниматели заартачились – кризис, они работают на грани себестоимости, каждая копейка на счету. Инспектор выписал предписание на проведение мероприятий на 1,64 млн рублей. Предприниматели пошли в суд. «Независимая экспертиза подтвердила необоснованность половины претензий, – рассказывает адвокат истцов Юрий Соломинский. – Суд принял нашу сторону, компания устранила оставшиеся нарушения».
Но этим не кончилось. Вскоре в магазин снова пришел пожарный инспектор. Он выписал новые предписания еще на 400 000 рублей. В ноябре магазин закрылся. «У них логика простая. Или дайте большие деньги и мы выпишем маленькие предписания, а не дадите денег – выпишем большие предписания и закроем компанию», – объясняет Соломинский. Он сам работает в ассоциации среднего и малого бизнеса. Ивану, коммерческому директору небольшой московской компании, эта ситуация кажется логичной. Нельзя сдавать пожарных, это плохо кончится, ведь они не сами по себе приходят, а с планом на месяц от начальства. «Инспектор смотрит на оборот и назначает платеж», – объясняет Иван.
Так и есть. «У пожарных – фактически плановое хозяйство. Им нужно найти нарушения, и они их всегда находят», – рассказывает председатель волгоградского отделения «Деловой России» Роман Созаруков. И пожарные в один голос это подтверждают.
Пожарный инспектор, с которым говорил Newsweek, на минувшей неделе уволился после двух с половиной лет работы – говорит, стало противно. Он рассказывает, что зарабатывал 80 000 рублей в месяц чистыми, а 200 000 рублей относил начальству. У всех старших лейтенантов в его отделе иномарки не дешевле $30 000, говорит он, а у начальника отдела на пять муниципальных районов вообще шесть автомобилей. По подсчетам собеседника Newsweek, его ежемесячный заработок – около $20 000–30 000.
Основа дохода пожарной инспекции – плановая проверка: от $300 до $1500, например, в Подмосковье, в зависимости от объема бизнеса. По закону плановые проверки нельзя проводить чаще чем раз в два года. В «Хромой лошади» в декабре прошлого года выявили нарушения и дали год на их устранение. В любом случае эти ограничения можно обойти. По жалобе гражданина можно проводить внеплановые проверки. И все инспекции обзавелись целым штатом жалобщиков.
Или, например, подпись пожарного инспектора должна стоять на лицензии на реализацию алкогольной продукции. За право ее поставить инспектор отдает своему начальнику 4000 рублей, говорит недавно уволившийся московский инспектор, а компании, которой нужна лицензия, эта услуга стоит 10 000 рублей.
По оценкам Ассоциации предпринимателей малого и среднего бизнеса Санкт-Петербурга, такса пожарных инспекторов за последние десять лет выросла в пять раз, и в Питере на взятки пожарным малый и средний бизнес тратит до $30 млн в год.

ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА

Новостройка на юго-западе Москвы называется «Well House на Ленинском». Это самое высокое здание в данной части города – 162 метра. «Не функционирует система пожаротушения», – утверждает депутат Государственной Думы Антон Беляков. Застройщик признает этот факт: компания Mirax Group получила этот проект в 2007 году, и он был нерентабельным, говорит представитель компании Михаил Дворкович. Было решено увеличить этажность. Для новых этажей пожарный проект до сих пор не утвержден. В компании обещают утвердить его самое позднее в январе.
Есть основания полагать, что многие сданные в эксплуатацию здания могут иметь плохую систему защиты или даже не иметь ее вовсе. Противопожарные нормативы ужесточаются каждый год, рассказывает генеральный директор крупной строительной компании. Делается это из благих побуждений – чтобы люди при пожаре могли спастись. Но на практике это просто увеличивает стоимость квадратного метра.
Год назад требования к безопасности строящихся зданий были ужесточены. К примеру, раньше все конструкции должны были выдерживать 45 минут пожара, сейчас – 120. Три месяца назад изменился порядок – теперь инспектор пожарной охраны подписывает отдельный документ, а не акт госкомиссии. Разницы пока особой нет, рассказывает гендиректор стройкомпании. Другое недавнее изменение: перед тем как подать проектные документы на госэкспертизу, нужно согласовать их у пожарных. Следовательно, от них зависит, будет проект рассмотрен или нет.
Чем выше здание, тем больше вероятность, что оно не соответствует нормам, а пожарные получили взятку. Для зданий до 75 метров высотой (25 этажей) норматив прочности конструкций при пожаре – 120 минут. То есть при пожаре дом не развалится в течение двух часов. Выше 75 метров – уже 240 минут. Выполнение этого норматива требует увеличения себестоимости строительства примерно с 50 000 рублей до 75 000 рублей за квадратный метр, говорит гендиректор компании-застройщика. Что делать? Договориться с экспертом, который визирует проект. Цена вопроса – от $10 000 до 50 000.
Платить приходится и за другие вещи. Бывает, к примеру, что разрешение на строительство было получено давно и с тех пор с точки зрения пожарной безопасности проект устарел. Переделать его может обойтись в 50 млн. рублей. Проще и дешевле отдать 1 млн рублей инспектору. Когда дом принимает госкомиссия, отстеивать надо всегда. «Даже если все идеально, чего никогда не бывает – около $300 надо дать инспектору. Просто из уважения», – говорит строитель. Он приводит другой пример. Его сотрудники сэкономили на дверях в местах общего пользования около 5 млн рублей: «С другими недоделками цена вопроса – 50 000 евро».

БИТЬ СМЕРТНЫМ БОЕМ

«Первые требования к пожарной безопасности в России были написаны в 1649 году. Нарушителей должны были “смертным боем быть битыми от государя”, – зачитывает директор департамента надзорной деятельности МЧС Юрий Дешевых. Это его в Перми после катастрофы под камеры распекал министр Сергей Шойгу (см. следующую статью). Юрий Дешевых добавляет: «Это, конечно, чрезмерно. У нас есть Административный и Уголовный кодекс». Он утверждает, что в МЧС уже готов проект ужесточения наказаний за нарушение противопожарных нормативов. Некоторые штрафы вырастут в 200 раз.

Бизнесмены готовятся к увеличению поборов. Пожарные же убеждены, что ужесточение нормативов и штрафов повышает безопасность. Самые жесткие нормативы сегодня – на особо опасных объектах. Поэтому там безопасно. Обыватели боятся, что пожар будет на АЗС или на заводе. «Но специалисты знают, что старая больница или школа на порядок опаснее, чем напичканный взрывчатыми веществами склад. Потому что у больницы нет денег на огнетушители. А на складе или допустим АЗС – автоматическая система тушения», – говорит научный сотрудник Всероссийского научно-исследовательского института противопожарной обороны. Он не может называть свою фамилию, потому что на это нужно разрешение МЧС.

Это теория. На практике, опять таки, со всеми можно договориться. С 2005 по 2008 год к АЗС действовало требование получать специальную лицензию – как пожароопасным производственным объектам. Выполнение требований лицензии на безопасности не сказывалось, утверждает Российского топливного союза Евгений Аркуша, потому что АЗС и так были безопасными и давали высокую гарантию от пожара. Так или иначе, все договаривались: от $300 до $3000 за одну заправку, рассказывает информированный участник рынка.

Предприниматели считают, что проблему пожарной безопасности бизнес может решить своими силами. Надо ввести обязательную страховку от огня, и тогда страховые компании будут следить за безопасностью не за страх, а на совесть, предлагает юрист Григорий Соломинский. С этой идеей одно время ходил Сергей Шойгу, вспоминает он, но потом почему-то от нее отказался.
ГОТОВНОСТЬ НОМЕР 01

По всем регионам России идут массовые проверки развлекательных заведений. Предварительные итоги показали, что клубов или ресторанов, полностью соответствующих требованиям пожарной охраны, – единицы. Инспекторы в 80–90% случаев выписывают предписания, а самым злостным нарушителям грозит закрытие.

Москва

Клуб «Б2»
Был назван столичными пожарными в числе шести московских клубов, где нарушены правила пожарной безопасности. Установлено, что там закрыты окна и завалены эвакуационные выходы. Материалы проверок переданы в суд. Между тем 9 декабря «Б2» был закрыт по техническим причинам, один из концертов перенесен с 10 на 16 декабря в связи «с ремонтно-профилактическими работами в клубе». На сайте «Б2» появилось сообщение о том, какие меры пожарной безопасности приняты в клубе.

Тюмень

Чайхана «Киш-миш»
Эвакуационный выход проходит через все производственные помещения, отсутствуют аварийное освещение и указатели путей эвакуации, среди сотрудников нет ответственного за эксплуатацию электроприборов. Решается вопрос о возбуждении административного дела и временном закрытии ресторана.

Улан-Удэ (Бурятия)

Ночной клуб «Эпицентр»
Нарушения, установленные еще сентябрьской проверкой, до сих пор не исправлены: неправильно установлена сигнализация, плохо освещены эвакуационные выходы, декорации сделаны из легковоспламеняющихся материалов. Владелец заведения привлечен к административной ответственности.

Саратов

Кафе «Альбион»
Отсутствует автоматическая противопожарная система, стены и полы обшиты легковоспламеняющимися материалами, прямо в кафе установлена сауна, VIP-кабинеты оборудованы в подвале, из которых трудно выбраться, о запасных выходах посетители не информированы. Выдано предписание об устранении нарушений.

Климовск (Московская область)

Кафе-бар «Таверна»
Расположен в жилом доме, путь к единственному выходу идет через узкий длинный коридор, в отделке применены тростник, солома и деревянные декорации. Прокуратура рассматривает вопрос о приостановке работы кафе-бара.

Уфа (Башкирия)

Ресторан «Стейк хаус “Нью-Йорк”»
Сложно достать огнетушитель, который висит под лестницей, ведущей на второй этаж, план эвакуации не согласован с пожарным надзором, нарисован фломастерами, затем залит водой и теперь трудно читаем, запасной выход захламлен. Во время проверки директор ресторана обещал устранить недостатки.

Черногорск (Хакасия)

Кинотеатр «Луначарский» и блинная «Солнцепек» в одном здании
Закрыты эвакуационные выходы, на окнах установлены металлические решетки, автоматическая пожарная сигнализация отключена, системы оповещения не работают, плана эвакуации нет. Рассматривается вопрос о приостановке работы.

Красноуральск (Свердловская область)

Частная дискотека в бывшей школе №9
Отсутствует пожарная сигнализация, запасной выход не оборудован стрелочными указателями, деревянная сцена в зале не обработана противопожарным составом. Прокуратура временно приостановила работу дискотеки, против владельца возбуждено административное дело.

Пермь

Ресторан «Генацвале»
По информации ГУ МЧС Пермского края, ресторан расположен в подвале жилой пятиэтажки, для эвакуации используется винтовая лестница, ширина выхода менее 1,2 м, в связи с этим работа ресторана приостановлена. Вместе с тем в самом ресторане уверяют, что информация о нарушениях не соответствует действительности, и ресторан продолжает работу, хотя клиенты теперь приходят отказываться от новогодних банкетов.

Чита

Ресторан «Гермес»
Эвакуационные выходы и средства пожаротушения не соответствуют нормативам, персонал не обучен технике безопасности, более того, не все сотрудники знают телефон пожарной охраны. Выписано предписание о закрытии ресторана.

Челябинск

Ресторан «Ной»
На кухне, обшитой деревом, используется открытый огонь, нет пожарной сигнализации, запасные выходы завалены хламом, вместо плана эвакуации – карта Армении, в подсобке – оголенные провода и лампочки без плафонов. В суд направлено представление о закрытии заведения.

Краснодар

Клуб «Майами»
Не успели инспекторы приступить к проверке, как на пульт 01 поступил сигнал о возгорании клуба-ресторана «Майами». Здание было старым, утеплители на потолках были сделаны из соломы. Площадь возгорания составила 70 кв. м, пострадавших нет. В числе причин пожарные называют короткое замыкание, владельцы – поджог. Помещение восстановлению не подлежит.

Воронеж

Ночной клуб «Бункер»
Заведение рассчитано на 50 человек, но посетителей там бывает больше. Нет регламента о пожарной безопасности и плана эвакуации, сотрудники не обучены, как действовать в случае ЧП, эвакуационный выход закрыт на замок. Пол выстлан коврами, которые легко горят. Возбуждено административное дело, решается вопрос о закрытии клуба.

Источники: по материалам из открытых источников

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: