Не выйти из сумрака

Содержание

Энергетики начинают отключать потребителей за неплатежи, а РАО ЕЭС восстает из пепла под новой вывеской

1 июля 2009 года Анатолий Чубайс начал претворять в жизнь очередную масштабную реформу по переводу российской экономики на инновационные рельсы. Это очень символично. Год назад Чубайс закончил свой предыдущий мегапроект: 1 июля 2008 года перестало существовать РАО ЕЭС, которое он возглавлял. Сегодня понятно, что Чубайс ушел как нельзя вовремя: за этот год выяснилось, что задачи энергетической реформы выполнены едва ли не с точностью до наоборот.
Концепция реформы обещала светлое будущее. Переход к рыночным ценам должен был обеспечить справедливые тарифы на основе баланса спроса и предложения. Предполагалось, что 22 производителя электроэнергии, выделенных из РАО ЕЭС, будут конкурировать между собой и снижать цены. Не вышло. «В кризис потребление электроэнергии упало, по логике должны были упасть и цены. Но для конечных потребителей они стабильно продолжают расти», – говорит директор Института проблем естественных монополий (ИПЕМ) Юрий Саакян.
Вместо справедливых цен потребители получили завышенные, о масштабных инвестициях можно забыть, а вместо притока частного капитала – в том числе международного – в отрасли началось огосударствление. Время будто пошло вспять. В регионах снова возникла проблема, знакомая с 90-х годов: энергетики отключают неплательщиков, в том числе больницы и другие социальные объекты. Неплательщики жалуются в Москву. Реформа электроэнергетики была сверстана в расчете на безудержный рост экономики в целом и энергопотребления в частности. К экономическому спаду новая энергосистема оказалась совсем не готова.

С начала года цены на электричество для промышленных потребителей Карелии выросли больше чем в два раза. Петрозаводская компания MB Barbell производит спортинвентарь. Весной ее директору Вадиму Маркелову пришлось сократить объем производства на 30% и уволить 100 человек. «Из-за цен на электроэнергию моя продукция стала слишком дорогой», – говорит Маркелов. Таких предпринимателей в Карелии много. В мае они собрались в Петрозаводске и устроили ритуальное сожжение чучела на электрическом стуле. Перформанс назвали «Большая энергия губит малый бизнес».
Тарифы растут из-за нового механизма расчета цены, который появился в результате реформы. Выделенные из РАО сбытовые компании стремятся продавать весь зарезервированный за ними объем электроэнергии – раз они его заказали, значит, обязаны оплатить. Основные потребители, крупные заводы, из-за кризиса снижают производство, а соответственно, и потребление энергии. Но сбытовые компании должны выполнить план, иначе они понесут убытки. И они повышают тарифы. Но не для всех. То, что не доплатил какой-нибудь огромный завод, перекладывается на плечи небольших и средних компаний. Они фактически платят за гигантов.
Ровно это и происходит в Карелии. На Надвоицком алюминиевом заводе и заводе «Карельский окатыш» резко сократилось потребление энергии. За те мегаватты, которые заводы не выкупили, расплачивается малый бизнес, которому сильно подняли тарифные ставки. «Почему крупным промышленникам продают электроэнергию по 89 копеек, а малый и средний бизнес должен платить 3 рубля 60 копеек?!» – возмущен Маркелов. Он поставил этот вопрос на заседании местного правительства, откуда был со скандалом выдворен.
Электроэнергию в Петрозаводск поставляет компания «Энергокомфорт», которая перекупает объемы у Карельской энергосбытовой компании. Гендиректор компании-поставщика Юрий Азаров подтверждает: электричество подорожало в 2,5 раза. Многие потребители теперь стали не в состоянии оплачивать счета. Не исключено, что скоро в городе встанут троллейбусы – парк уже должен 11 млн рублей. Дальше будет хуже, уверен Азаров. «Энергокомфорту» придется отключать потребителей.

ОПЕРАЦИИ ВО ТЬМЕ

Карелия не единственная проблемная область. Похожая ситуация с долгами в Вологодской, Тульской и Астраханской областях, а также на Дальнем Востоке. «Дальэнергосбыт» уже ограничивает электроснабжение ключевых промышленных объектов Приморского края. С прошлой недели практически полностью отключено от сети ОАО «Находкинский морской рыбный порт», рассказали Newsweek в Госкомрыболовстве. Долг предприятия – 3 млн рублей. С 1 июля энергией питаются только холодильные установки. Руководство порта в панике шлет письма в прокуратуру, ФСБ и краевую администрацию, угрожая негативными экологическими последствиями. Кроме того, «Дальэнергосбыт» практически полностью обесточил водоснабжающие компании в нескольких районах Приморского края, от чего возникли перебои с водой.
В Тульской области чуть не произошла катастрофа. За неуплату была отключена Центральная районная больница Богородицкого района, и хирурги не могли проводить операции. Электричество дали на следующий день, но в больнице до сих пор нет света в физкабинете – больные вынуждены сдавать анализы в другом корпусе, рассказал один из сотрудников больницы на условиях анонимности. Других подробностей узнать не удалось: у многих врачей, в том числе и у главного, за неуплату отключены рабочие телефоны.
В подобном положении сейчас находятся десятки, если не сотни объектов по всей России. По оценке банка Credit Suisse, неплатежи в электроэнергетике уже достигли 10% от суммы выставленных счетов. Ни в бюджетах компаний, ни в бюджетах регионов не был запланирован резкий рост расходов на электроэнергию, а оперативно изыскать дополнительные деньги в кризис очень сложно.
Хуже всего, что у мелких и средних потребителей нет выбора. Крупные компании могут напрямую покупать энергию на конкурентном свободном рынке. Остальным приходится идти в сбытовую компанию. «В Великобритании каждая семья может сама решать, у кого покупать энергию. В России конкуренция сбытовых компаний пока не предусмотрена», – говорит директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. Сколько накручивает сбытовая компания, кого и в каком порядке отключает – ее личное дело.
«Точно могу сказать: в Карелии родильные дома, детские сады, школы отключать не будем. Даже в самой тяжелой ситуации отключение подобных учреждений будет в последнюю очередь», – говорит Азаров из «Энергокомфорта». Не все такие совестливые. В Астраханской области отключать социальные учреждения запретила прокуратура. ОАО «Астраханская энергосбытовая компания», предусмотревшая такую возможность в договорах, нарушила закон, убеждены прокуроры.

Вообще-то цели реформы были совсем другими. Одной из ее задач было обновление изношенной энергосистемы. Реформаторы решили, что государство в одиночку этот проект не потянет – требовалось потратить более 3 трлн рублей до 2010 года. Новых собственников энергокомпаний обязали стать инвесторами – строить сети и энергоблоки. «У государства денег нет, поэтому оно решило обменять контроль над энергетикой на инвестиции», – рассказывает бывший председатель совета директоров ОГК-3 (одна из компаний, выделенных из РАО ЕЭС) Андрей Бугров.
РАО ЕЭС раздробили на 23 компании. Контрольный пакет в 20 из них должны были получить частные инвесторы. Взамен они обязывались исправно выполнять инвестпрограммы – реконструировать старые и строить новые энергетические объекты. Сведенные воедино инвестпрограммы стали ключевой частью Генсхемы размещения объектов электроэнергетики на период до 2020 года, названной ГОЭЛРО-2 – по аналогии с ленинским планом электрификации Советской России. По этим инвестпрограммам, например, в 2010 году предполагался ввод 16 ГВт генерирующих мощностей. Теперь выясняется: инвестпрограммы изначально были нереалистичными.
Известно, что спусковым крючком активной фазы реформы стала авария на подмосковной подстанции «Чагино» в мае 2005 года. Тогда без электричества осталась почти четверть Москвы, а высшее руководство страны наконец осознало, что в энергетике пора что-то менять. В ходе расследования чагинской аварии стало ясно, что энергосистема столицы не справилась с ростом потребления электричества. В 2005 году рост составил почти 5%, и эта цифра стала ориентиром при верстке ГОЭЛРО-2.
Сегодня понятно, что это было ошибкой. В прошлом году спрос увеличился всего на 2,5%, а с начала этого года уже упал на 7%. В последующие годы он будет расти на 1,5%, считает Анатолий Кузовкин из Института микроэкономики. Инвесторов обязали строить никому не нужные мощности.
К тому же вскрылась еще одна проблема. Далеко не для всех объектов ГОЭЛРО-2 есть топливо. «Мы должны были ввести два энергоблока на Костромской ГРЭС. Но “Газпром” предупредил нас, что не даст газа. Так что, мы там памятник должны были строить?» – говорит Андрей Бугров.
Наконец, у новых владельцев энергетики банально нет денег. Предполагалось, что они обеспечат большую часть стоимости инвестпрограмм за счет дополнительных эмиссий, а еще около 0,5 трлн рублей – возьмут в долг у банков. Но банки сейчас денег не дают.
В результате ГОЭЛРО-2 массово саботируют. «Практически все генерирующие компании гласно или негласно заморозили все инвестпроекты. Главным образом это касается объектов нового строительства. Нет ни денег, ни гарантий спроса», – рассказывает Юрий Саакян из ИПЕМ. Новые владельцы энергокомпаний просят правительство отложить выполнение инвестпрограмм. «Ничего страшного. Пусть строят на будущее», – заявил Newsweek источник в правительстве.

ВОЕДИНО СОЗВАТЬ

Но строить на будущее с совершенно неясной перспективой окупаемости никто не будет. Между тем срыв выполнения инвестпрограммы грозит собственникам разорительным штрафом – 25% от стоимости переданных им активов. Это означает фактическую национализацию энергокомпаний.
В 2006–2008 годах энергетические активы собирались вокруг частных структур – «Базового элемента» Олега Дерипаски, угольной компании СУЭК Андрея Мельниченко и Сергея Попова, «Комплексных энергетических систем» Виктора Вексельберга. Когда грянул кризис, центром консолидации вдруг стала государственная (входит в «Росатом») «Интер РАО ЕЭС», которая изначально задумывалась как компания-посредник, продающая энергию соседним странам.
Но в марте этого года «Интер РАО ЕЭС» стала владельцем контрольного пакета акций крупной генерирующей компании ОГК-1, а на прошлой неделе получила ее в управление. Следующий объект поглощения уже известен – это ТГК-11, еще одна компания, выделенная из РАО ЕЭС. Тучи сгустились и над другими ОГК и ТГК.
Чиновникам не нравится, как ОГК-3 распоряжается деньгами, собранными на инвестпрограмму. Не все гладко с инвестпрограммой и у «КЭС-холдинга» Виктора Вексельберга, который контролирует ТГК-5, ТГК-6, ТГК-7 и ТГК-9. В холдинге признают, что сложности есть, но обещают достроить предусмотренные планом ГОЭЛРО-2 3000 МВт.
Едва ли не самые большие проблемы у ТГК-2 и ТГК-4. Эти компании не хотят выполнять свои обязательства перед миноритарными акционерами. По закону эти ТГК должны были выкупать у миноритариев акции по докризисным ценам. Понятно, что делать это компании не хотят – сейчас акции стоят гораздо дешевле. Юристы ТГК нашли способ отказаться от выкупа, и тогда в ход пошла тяжелая артиллерия: на владельцев ТГК обрушился с критикой Анатолий Чубайс. «Споры должны решаться в судах, а не в публичном поле», – говорит Newsweek представитель группы ОНЭКСИМ (владеет ТГК-4) Игорь Петров.
А на прошлой неделе за миноритариев вступился вице-премьер и председатель совета директоров «Интер РАО ЕЭС» Игорь Сечин. «Подождем судебных решений, которые защитят интересы акционеров», – сказал он. Выкуп акций у миноритариев ТГК-4 обойдется ОНЭКСИМу в 15 млрд рублей, «Синтез» сенатора Леонида Лебедева потратит на ТГК-2 немногим меньше. Смогут ли они найти эти деньги и захотят ли, неизвестно. Зато известно, кто положил глаз на ТГК-2 и ТГК-4. «“Интер РАО ЕЭС” как компания, имеющая поддержку власти, реально претендует на все энергокомпании, владельцы которых не смогут справиться со своим энергобизнесом», – говорит аналитик «Совлинка» Екатерина Трипотень. Через год после распада РАО ЕЭС энергетическая монополия начала собираться воедино, разве что слегка поменялась вывеска.

Статья подготовлена при участии Светланы Зайцевой

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: