Транспортный налог может вырасти вдвое. Автомобилисты готовят протесты и идут в Конституционный суд

В этот понедельник в 10 утра по московскому времени автомобилисты всей страны собирались устроить очередную акцию протеста – «гудок гнева». Замысел простой: в течение пяти минут давить на клаксоны. Акцию устраивала Федерация автовладельцев России. Это не первая их демонстрация. 7 ноября глава московского отделения Федерации Сергей Канаев устроил несанкционированный автопробег по Садовому кольцу, и на следующей неделе Пресненский суд будет решать, как он за это будет наказан. Автомобилист Канаев не унывает и говорит, что не боится репрессий. Он надеется, что люди его поддержат и эти протесты станут самыми массовыми с тех времен, как правительство пыталось поднять пошлины на праворульные авто.
На этот раз повод негодовать есть у всех автомобилистов без исключения. На минувшей неделе Дума приняла закон, в два раза повышающий базовые ставки транспортного налога. Базовую ставку устанавливают федеральные власти, а региональные могут повышать или понижать конкретную ставку. Обычно все повышают и тем более повысят сейчас, во время кризиса, единодушны эксперты. Повышать можно максимум в пять раз. До конца ноября в регионах будут решать, что делать, а с 1 января новые ставки на местах вступят в силу.
Это довольно серьезный удар. В прошлом году Вадим Василевич, менеджер из Москвы, работающий в области кабельного ТВ, купил себе Lincoln Navigator. У него как раз родился второй ребенок, и понадобился большой автомобиль. Проблема в том, что в нем 300 лошадиных сил, а транспортный налог высчитывается исходя из мощности машины. В прошлом году он заплатил за свою машину 45 000 рублей. Вадим разводит руками: «Теперь мне что, придется отдавать $3000?» Примерно столько и выйдет, если Мосгордума симметрично повысит свою часть ставки. Для Василевича это слишком дорого. Он думает продавать машину, но сомневается, что это реально: «Кто ее теперь купит с такими ставками?»

ПОШЛИ НАВСТРЕЧУ ТРУДЯЩИМСЯ

В прошлый четверг, когда закон принимали в третьем чтении, в Думе случился казус: депутаты не получили текст закона на руки и формально голосовали за то, чего не видели. Решили переголосовать. «Чтобы потом закон не был оспорен по процедурным моментам в Конституционном суде», – объяснила Newsweek депутат Наталья Бурыкина.
Опасения не лишние: именно это и собираются делать автолюбители. Канаев пообещал Newsweek подать иск в Конституционный суд, как только закон вступит в силу. Он уверен, что закон пройдет Совет Федерации и будет подписан президентом, хотя спикер верхней палаты Сергей Миронов уже назвал его «антинародным» и пообещал голосовать против.
«Лично я подпишусь под таким иском, – говорит пенсионер Константин Коблов из Великого Новгорода. – Конечно, наши [новгородские] власти увеличат ставки». Коблов по профессии геолог. Три года назад он вышел на пенсию, а в прошлом году купил в кредит дорогой джип – Lexus RX300. В этом году он заплатил за него 13 750 рублей налога за десять месяцев, а летом остался без работы. То есть за год налог составляет 16 500 рублей. Теперь он будет как минимум 33 000 рублей.
Сергей Канаев настаивает, что в таком виде транспортный налог противоречит здравому смыслу. Налоги не могут быть слишком высокими. Это антиконституционно. Они должны быть «экономически обоснованными». Дмитрий Костальгин из Taxadvisor согласен: «Фактически налог накладывает ограничение на использование имущества – в данном случае автомобиля. Можно оспаривать соразмерность ставок доходам автолюбителей».
Сергей Канаев призывает протестовать и приводит в пример Пермь. В День автомобилиста 24 октября там, как и в других городах, прошла акция протеста, и после этого областные депутаты решили не повышать налог так сильно, как планировали сначала. Хотели поднять ставку с 19 рублей до 35 для автомобилей мощностью 100–150 лошадиных сил, а ограничились 30 рублями, рассказывает депутат краевого парламента Алексей Чибисов: «Можно сказать, пошли навстречу трудящимся».
Базовые ставки не менялись с 2003 года. Речь просто идет об индексации на уровень инфляции, говорит депутат Наталья Бурыкина. Но многие регионы, как тот же Пермский край, индексируют транспортный налог сами, не дожидаясь сигнала из Москвы. В Хакасии было принято решение об увеличении примерно на 30%. В Красноярском крае – на 30–50% в зависимости от мощности авто. На 30–35% вырастет налог в Кемеровской области. В Москве и Санкт-Петербурге о повышении транспортного налога пока вроде бы речь не идет. Однако новый закон может их к этому подтолкнуть. «Пока однозначного ответа, будет ли повышение ставок, дать не могу», – говорит депутат Мосгордумы Иван Новицкий.

МИГРАЦИЯ НАЛОГА

Транспортный налог и так не в чести. Люди его не любят – потому что платят его сами, лично. И в отличие от налога на имущество это всегда заметная сумма. Три дня назад Елена (она просила не упоминать ее фамилию), менеджер по закупкам в одной московской компании, лишилась работы и решила больше не платить транспортный налог. Дело для нее даже не в деньгах – 5000 рублей за оба своих автомобиля она как-нибудь да нашла бы. Дело, говорит, в принципе: пока дороги не станут лучше, платить не за что.
Эксперты считают транспортный налог одним из самых бестолковых. Его ввели еще в 1991 году, когда начинала формироваться российская налоговая система, по аналогии с остальным развитым миром. До 2003 года была путаница: транспортный налог и налог на имущество иногда пересекались. Выбирать приходилось чуть ли не самому владельцу. Эту проблему устранили, но от других не избавились.
Главная сложность – контроль над уплатой и собираемость транспортного налога. Ставят и снимают с учета автомобили в ГИБДД. И оттуда передают данные в налоговую, а налоговики рассчитывают объем налога конкретным людям. Проблема в том, что ГИБДД очень часто не передает вовремя эти данные в Федеральную налоговую службу. Вот типичный для Москвы случай: автовладелец продал за последние три года три машины и купил четвертую. Налоговики шлют уведомление на все четыре автомобиля – а это уже под 100 000 рублей. «Я прихожу к ним, – жалуется этот конкретный автовладелец, – они улыбаются, соглашаются, а на следующий год все повторяется снова».
Бывает и наоборот. Алексей Чибисов, депутат Законодательного собрания Пермского края, три года не получал уведомление на уплату налога. ГИБДД просто не передавала информацию в налоговую службу. «В конце концов, сам поехал в налоговую и заплатил необходимую сумму», – говорит он.
Ошибки с транспортным налогом происходят постоянно, говорит Михаил Аландаренко, партнер юридической компании «Версия». Сотрудница одного из московских автосалонов Lexus купила себе, разумеется, в этом же автосалоне машину мощностью 208 лошадиных сил. Платежка на 13 000 рублей в этом году приходила ей дважды, она по незнанию оба раза заплатила и теперь пытается вернуть деньги.
Собираемость транспортного налога составляет 50–70%, признают налоговики. То есть от трети до половины владельцев машин его просто не платят.
Зачем повышать транспортный налог, не вполне ясно. По расчетам Минфина, областные бюджеты в совокупности могут заработать на нем дополнительно около 7,5 млрд рублей. Дефицит бюджета одного только Пермского края – около 10 млрд рублей. В год местные налоговики собирают примерно 1,1 млрд рублей транспортного налога. Ставки поднимутся, но сборы пропорционально не вырастут, считают эксперты. Они полагают, что люди станут регистрировать автомобили в регионах с более низкими ставками. «Может пойти миграция налога», – признает депутат Наталья Бурыкина.
Зато Конституционного суда федеральным законодателям, вероятно, бояться нечего.
Иск автолюбителей, возможно, и будет принят к рассмотрению, говорит председатель экспертного совета бюджетного комитета Думы Михаил Орлов, но шансы на благоприятный исход дела невелики, уверен он. Фокус в том, что региональные парламенты могут сами снижать налог – максимум в десять раз относительно базовой ставки. И суд легко может решить, что претензии каждый раз нужно предъявлять руководителям конкретных субъектов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *