Чемпионат мира по футболу в ЮАР, едва начавшись, уже вошел в историю как самый небезопасный

ВАСИЛИЙ КОНОВ

Накануне открытия чемпионата мира по футболу в Йоханнесбурге прошел конгресс ФИФА. Чужих, в том числе журналистов, туда не пускали—только звезды, футбольные функционеры и организаторы. К примеру, Игорь Шувалов, Роман Абрамович и Андрей Аршавин представляли российскую заявку на проведение чемпионата мира 2018 года. Конгресс проходил под усиленной охраной, но, как признался гендиректор Российского футбольного союза Алексей Сорокин, два тома из трех российской заявочной книги были украдены прямо со стенда. Пострадала не только российская заявка—заявочную книгу украли и у голландцев с бельгийцами.
Незадолго до старта главного футбольного события четырехлетия генеральный секретарь ФИФА Жером Вальке говорил, что во время чемпионата ЮАР будет самым безопасным местом на планете. Больше всего чиновники беспокоились, чтобы участники и гости чемпионата не стали мишенью террористов. Однако пока проблем хватает и без них. В первые же дни первенства сами жители Южной Африки приложили все усилия для того, чтобы их чемпионат заслужил титул самого опасного в истории футбола.
 
БАНДИТСКИЙ ЙОХАННЕСБУРГ
Именно с Йоханнесбургом, крупнейшим городом ЮАР, связана большая часть преступлений, случившихся в первые дни чемпионата мира. Тут находятся Соуэто и Александра—районы, пользующиеся славой самых криминальных мест в мире.
Людям с белым цветом кожи туда не рекомендуется заходить даже в светлое время суток, а правила, принятые в остальных частях города, там не работают. Например, там не только можно, но и нужно проезжать на красный свет светофора—иначе слишком велик риск нападения со стороны случайных прохожих. Во времена апартеида Соуэто был местом принудительного расселения чернокожих африканцев. Этот квартал и до сих пор место скопления хибар, в которых выживают более пяти миллионов голодных и безработных.
Один из полицейских так прямо и объяснил: большинство безработных Йоханнесбурга считают чемпионат мира по футболу своей работой. Ведь появление в городе огромного количества богатых и беспечных—реальная возможность обеспечить себе безбедное существование на несколько месяцев вперед.
Как раз на краю Соуэто находится главная арена турнира—Soccer City. Здесь прошло открытие, планируется целый ряд матчей группового этапа и плей-офф, а также финал. Здесь же расположен и главный телецентр. Возможно, именно это странное соседство и стало основной причиной всех бед чемпионата.
В один из первых дней соревнований съемочная группа российского Первого канала на свой страх и риск решила заехать в Соуэто, пусть и не очень далеко. Съемки прошли удачно: жалкие лачуги, где на пяти квадратных метрах ютятся по пять-семь человек, нищета, антисанитария—все, что скрывают от туристов, чего не увидишь за глянцевыми обложками с пейзажами океанского прибоя, портретами диких животных и снимками деликатесов на серебряных блюдах. Корреспондент Тимур Сиразиев записал свой стенд-ап, после чего он и его коллеги обнаружили: их местный чернокожий гид пропал.
Отсутствовал он недолго, но, когда появился, его ладонь была исполосована ножом, а ценные вещи украдены. Съемки тут же прекратили. В полицейском участке они обнаружили длинную очередь из таких же пострадавших бедолаг.
Жители Йоханнесбурга рассказывают, что даже в Соуэто существуют свои неписаные правила. Поездка туда возможна лишь после договоренностей с «авторитетами», которые контролируют этот район. Все дело в цене. Разговор начинается от €1000. Чем больше вы заплатите, тем больше шансов получить настоящий эксклюзивный материал. При этом вам гарантируют, что покажут то, чего никто не увидит, выделят охрану, а если повезет, еще и накормят. Однако среди приехавших на чемпионат мира журналистов это спецпредложение спросом не пользуется.
Впрочем, опасность подстерегает не только в Соуэто. Португалец Антониу Симоэш спал в своем гостиничном номере в пригороде Йоханнесбурга, когда его разбудил вломившийся в номер грабитель. Он просто приставил к лицу фотографа дуло пистолета, после чего в комнату вошли подельники и вынесли оттуда все: аппаратуру, деньги, одежду, документы. Потом они прошлись по соседним номерам—там жили репортеры из Испании. Один из них, пережив шок, не смог продолжить работу и вернулся в Мадрид еще до начала турнира.
Четверых китайских журналистов ограбили рядом со стадионом Soccer City. А журналиста из Южной Кореи—и вовсе возле отеля Carlton, в Сендтоне, в самом центре Йоханнесбурга, где проживает преимущественно белое население города. Корреспондента телекомпании MBC принялись душить в туалете торгового центра. Он потерял сознание и перестал сопротивляться, что и спасло ему жизнь.
Есть пострадавшие и среди футболистов: еще за две недели до начала чемпионата в полном составе была ограблена сборная Колумбии, участвовавшая в товарищеских матчах, а затем настал черед греков—из номеров некоторых игроков похитили деньги.
 
ПО ДОРОГЕ В РИО
По данным оргкомитета чемпионата, на обеспечение безопасности во время первенства было потрачено ?100 млн. В Германии четыре года назад на обеспечение безопасности ушло в два раза меньше средств.
Правда, обнаружить следы этих трат в ЮАР непросто. Путешествуя по Йоханнесбургу—а ездить на машине следует с едва приоткрытыми окнами, чтобы их сложнее было разбить с первого удара,—можно заметить, что в городе вообще нет полицейских. На спортивных объектах охрана вроде бы присутствует, но ничего не проверяет. В течение двух дней я ради эксперимента проходил все пункты досмотра в телецентре и на стадионах, не показывая аккредитацию. Меня ни разу не остановили—всегда улыбались и пропускали внутрь, хотя ни при каких условиях не должны были этого делать. Возможно, пропуском был цвет кожи.
Из-за проблем с безопасностью резко снизилось число болельщиков. Изначально в ЮАР ожидали около полумиллиона человек (проходи турнир в Европе, цифры были бы на порядок выше). Потом было объявлено, что в лучшем случае приедет 350 000. За день до старта турнира оптимистичные прогнозы снизились до 300 000. Сколько в итоге народу приедет в Южную Африку, не знает никто.
Уже ясно, что в коммерческом плане нынешний турнир—катастрофа. Матч-открытие, в котором встречались ЮАР и Мексика, не собрал полного стадиона. Свободных мест было около 10%, хотя сообщалось, что билеты распроданы. В ФИФА заявили: будут разбираться. Впрочем, что произошло, и так ясно: билеты у спекулянтов, которые теперь не могут от них избавиться и готовы продавать даже по номиналу. Перед матчами Аргентина–Нигерия (в Йоханнесбурге) и Италия–Парагвай (в Кейптауне) я разговаривал с шустрыми парнями, скороговоркой предлагающими квиточки на лучшие места. Они жаловались на отсутствие спроса.
Жители Йоханнесбурга или Кейптауна делятся на две категории. Одни, возможно, и хотели бы пойти на стадион, но не в состоянии заплатить даже по номиналу. А те, кто может себе это позволить, предпочтут остаться дома—за двухметровыми заборами с колючей проволокой под электрическим напряжением. Кстати, в таких же условиях—за забором и колючкой под током—живут во время первенства и российские журналисты. Ощущения не самые приятные.
Проблем с безопасностью хватает и на стадионах. Охраны внутри нет. Но еще сильнее европейских болельщиков поражает наличие в продаже пива в стеклянной таре. В других частях света такое давно уже невозможно.
Во время чемпионата Европы по футболу 2000 года в бельгийском Шарлеруа, когда играли Англия с Германией, обезумевших от пива и солнца английских болельщиков разгоняли водометами. Тогда над стадионом минут тридцать летали пластиковые стаканчики, столы и стулья. Можно себе представить, что случится, если в одном из предстоящих матчей фанаты пустят в ход стеклянные пивные бутылки.
По словам полицейского из Йоханнесбурга, сейчас в городе находится делегация из Бразилии. Она перенимает опыт проведения соревнований—через четыре года чемпионат мира, стараниями президента ФИФА Зеппа Блаттера, пройдет там.
На нынешнем чемпионате болельщики и журналисты уже получили возможность очутиться в декорациях фильма «Район №9». В 2014 году будет возможность почувствовать себя героями «Города Бога». Два из пяти самых опасных районов мира футбольным фанатам уже показали в Йоханнесбурге. На очереди—фавелы в Рио. На этом фоне заявка России на право проведения чемпионата мира по футболу 2018 года выглядит довольно заманчивым предложением.
 
Егор Розенков, болельщик, зампред Московского правозащитного центра
В первый день пребывания в Йоханнесбурге мы с моей девушкой Людмилой зашли в бутик. Она поставила сумочку на прилавок, на секунду отвернулась, а когда повернулась – сумки уже не было. Зато продавщица мило улыбалась. Мы вызвали полицию, но все поиски оказались тщетными.
Перед отлетом мне говорили, что нельзя выходить с дорогими часами, с ноутбуком, говорить по телефону на улице, потому что в лучшем случае отберут, в худшем – дадут по голове. Во время регистрации в отеле нас предупредили, что около четверти населения заражены СПИДом, и посоветовали не общаться с местными жителями.
Знакомый из соседнего номера вышел пройтись днем по городу, свернул за угол и через пять минут оказался в одном нижнем белье – ему приставили нож к горлу и раздели.
Каждый день к нам подбегают чернокожие дети и просят денег. Мы даем им сладости – жалко же детишек. Один повадился подкарауливать нас каждый день. А вчера попросил его усыновить – сказал, что белые люди добрые, мы ему очень нравимся, родители разрешают переехать к нам.
Мы пьем таблетки от головной боли – безумные африканцы начинают дудеть в свои вувузелы с шести часов утра и продолжают до глубокой ночи без перерыва. Даже я (врач-психиатр по образованию) схожу с ума от этих звуков.
Решение о проведении чемпионата мира в ЮАР было, наверное, очень опрометчивым. Устроителям, конечно, хотелось экзотики и расширения географии, но сейчас, думаю, они кусают локти.
 
Александр Бедеров, корреспондент телеканала «Россия 2»
В гостинице нам сразу сказали: окна не открывать. Если в дверь стучат, на всякий случай посмотрите в глазок.
Однажды мы ехали по Йоханнесбургу с чернокожим водителем, Патриком. Он, не зная дороги, ввел данные в навигатор и поехал через центр города. Там много чернокожих – сидят, жарят на кострах кукурузу. Кругом железные бочки, в них – огонь. Время – около одиннадцати вечера. Когда Патрик остановился на красный, мы сказали: «Патрик, не надо здесь стоять». А Патрик, видимо, сам испугался и поехал по встречной. Его остановила полиция. Бедный Патрик побелел – за это прав лишают. Я говорю: «Хорошо, вы сейчас забираете права, Патрика увозите, а мы остаемся на улице – и что мы будем делать?» В общем, аргументы возымели свое действие. Патрик был нам очень благодарен, долго жал руки. А потом заблудился опять.
Ездили снимать сюжет в православный храм. Он тоже под охраной – высокий забор, колючая проволока, электричество, которое они включают на ночь.
 
Роман Трушечкин, телекомментатор
Мне повезло: я живу не в Йоханнесбурге, а в Дурбане. Вышел как-то прогуляться и понял, что это здесь не принято – меня сразу облаяли все окрестные собаки. Тут белые люди перемещаются на машинах, за воротами – собаки, на воротах – колючая проволока. Иногда даже под током.
Местное темнокожее население довольно приветливое. Мне иногда даже стыдно, что я их опасаюсь. Совершенно невинные люди. Но трудно избавиться от ощущения, что после захода солнца эти милые черные люди становятся охотниками. И ты чувствуешь себя жертвой.
Болельщики – они даже в самых криминогенных странах всегда ведут себя довольно расслабленно, потому что по одному не ходят и подбадривают себя напитками. Допустим, толпу швейцарцев после победы над Испанией можно было встретить и в черном районе. Шли, пели свои песни, и никто их не трогал. Все случаи ограбления связаны с футболистами или журналистами – у них дорогая аппаратура.
 
Геннадий Орлов, комментатор Первого канала
Пришел я в супермаркет, хотел кашу купить. Положил ноутбук на тележку. Отвернулся – раз, и нету его. А никого вокруг не было. Ясно, что это были какие-то профессионалы. И потом сколько было уже таких примеров.
Провел три дня в городе Порт-Элизабет. Жил в частном отеле. Вокруг зелень, газоны, коттеджи. Вечером сидел у открытого окна, красиво, зелень вокруг. И птички поют. И вдруг пришла горничная и зашторила мои окна. Чтоб не видели со стороны!
Страна совсем не бедная. Но что поражает: в коттеджах даже на четвертых этажах – решетки. То есть боятся, что будут с крыши залезать. Ну, жутковато. Это как горячая точка. Но победит все равно футбол.
 
Алексей Смертин, футболист, комментатор Первого канала
Я в этой стране уже в третий раз. До этого дважды приезжал сюда с заявочным комитетом. Поэтому мне очень трудно судить, поскольку когда человека что-то не касается, то он не замечает. Апартаменты в Йоханнесбурге, где мы живем, охраняются. По сути, контактов с местным населением у нас нет. В центр города не приходится выезжать. Я хожу по городу пешком, разговариваю по мобильнику, более того, даже бегал здесь.
 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *