Нано грязи не боится

Замша, джинса, лен, нубук… Соосновательница компании «Нанобарьер» Марина Росс перечисляет, какие материалы идеально защищает наноспрей Hydrop. «Первый вариант этого средства мы вообще тестировали на шелке в Starbucks, – вспоминает она.– Мой партнер Андрей Грунин сначала обработал средством свой галстук, потом облил его смузи, который просто стек на стол, не оставив ни пятнышка».

Продвигать свою технологию – косметику для одежды и обуви с гидрофобным эффектом – «Нанобарьер» начал в 2013г. Сейчас его среднемесячный оборот колеблется в промежутке от 2до 3млн руб. Этим летом компаниясобирается выйти на рынок Санкт-Петербурга, осенью двинется на Запад. Марина Росс еще не решила, куда именно – в США или Великобританию.

Драйв, коврики и возвращение

Марине Росс пришлось быстро взрослеть. Она росла в не очень обеспеченной семье и довольно рано начала зарабатывать. В 15 лет девушка устроилась консультантом в Oriflame, через полгода дослужилась до директорской должности. Учась в 10-м классе, Марина участвовала в запуске форума «Одаренные дети». Работа была жуткой, и в памяти остались стрессовые воспоминания – Подмосковье, грязные электрички, пригласительные письма, которые нужно раздать гениальным детям, и ни копейки в кармане. Нотакие истории оказались прекрасной тренировкой в плане организации собственного бизнеса. Они научили ее думать «на ногах» и искать решение в экстремальных ситуациях.

Марина много где училась. Из основного – факультет психологии Московского экономического института и степень MBA в «Сколково». Изпослужного списка – рекламные проекты для Google, Intel, «Вымпелкома» и Microsoft. Учеба в «Сколково» стала поворотным моментом в карьере. Тогда, в 2009г., Школа управления сотрудничала с бизнес-школой Массачусетского технологического университета и вывозила своих студентов на стажировку. Три месяца они жили в Бостоне, затем отправились в Индию и Китай. «Ясемь лет проработала в маркетинге и рекламе, и мне надоело, – признается Марина. – После «Сколково» поняла, что готова открывать свое дело».

Это классическая американская сказка, мечта каждого предпринимателя – начать с великой идеи и построить прибыльный, прочный бизнес напугала семью Марины. «Четыре-пять лет назад в Москве стартап считался рискованным делом, если вы не дочка Рокфеллера, – рассуждает предпринимательница. – В Америке же быть бизнесменом в порядке вещей». Поэтому Бостон, где она неплохо ориентировалась еще со времени учебы в «Сколково», показался ей лучшим местом для старта. Марина долго думала, чем заняться. Случайно вспомнила про аппликаторы Кузнецова. Во времена СССР эти гибкие пластмассовые пластины со множеством шипов считались неплохим рефлексотерапевтическим средством. Так родилась идея превратить аппликаторы в коврики для йоги. В проект «Колючая жизнь» (Spikylife.com. – Прим. «Ко») согласился вложиться выпускник Гарварда Роман Торговицкий. На двоих первоначальные инвестиции составили чуть более $10 000. «Легенда продукта гласила: йоги всю жизнь сидели на гвоздях и углях. Поэтому правильнее всего заниматься именно на таких ковриках с шипами», – рассказывает Марина.

Первую партию ковриков партнеры заказали в Китае. В придачу покупателям давались буклеты со специальными системами упражнений при разминке, которые составили привлеченные йога-инструкторы и акупунктуристы. «Колючая жизнь» оказалась прибыльной, но нишевой историей (сейчас компания называется Soma System.– Прим.«Ко»). «Размеренная жизнь расслабила меня, – смеется Марина. – ВСША есть пословица: нельзя долго жить у океана, станешь слишком мягким. Не стоит навсегда селиться в мегаполисе, станешь чересчур твердым. Надо найти баланс». Со времен Теодора Драйзера американская мечта сильно изменилась. Теперь предел мечтаний среднего класса – иметь свой дом, вырастить парочку детей, купить две машины, завести собаку и работать в хорошей компании. Такая картинка не совпадала с системой ценностей Марины, и спустя два года она вернулась в Москву.

Эффект лотоса

Выпускника физфака МГУ Андрея Грунина Марина Росс знала еще по Бостону. Он приезжал на стажировку. Ученый несколько лет изучал свойства супергидрофобности. В 2013 г. он разработал специальное покрытие, основанное на эффекте лотоса. Первым высокую гидрофобность этого растения открыл немецкий ботаник Вильгельм Бартлотт в 1990-х. Поверхность листа лотоса состоит из невидимых глазу выступов, в свою очередь, покрытых микроскопическими волокнами, которые содержат слой воскообразного вещества. Поэтому капли воды, попадая на растение, словно отталкиваются от него и стекают, забирая с собой всю грязь. Выслушав Грунина, Марина уже знала, как продать идею. Непачкающаяся одежда и обувь в декорациях вечно пыльной и слякотной России – такая подача марки Hydrop сможет перевернуть отечественный рынок химчисток и услуг прачечных.

Первые полгода стартап «Нанобарьер» жил за свой счет – около 500000руб. ушло на разработку опытного образца, закупку сырья и приобретение аналогичных западных средств. Более глобальные инвестиции нашли предпринимателей сами. На встрече выпускников в «Сколково» Марина Росс разговорилась с одним из бывших студентов школы. Вместе с партнером он вложил в проект порядка 9 млн руб. Первая партия наноспрея (1000баллончиков) появилась осенью 2014 г. Сейчас «Нанобарьер» выпускает под маркой Hydrop четыре продукта. Главный «герой» Textile Professional (3000руб.) состоит из наночастиц диоксида титана, кремния и воды. «В него также входят дополнительные компоненты, которые позволяют этим частицам не слипаться и равномерно закрепляться на поверхности», – поясняет Марина. От грязи он защищает только замшу, нубук и текстиль.

Покрытие долго держится на обуви, уверяет генеральный директор «Нанобарьера», – почти весь сезон, а это два-три месяца. С одеждой сложнее– степень защиты зависит от материала: чем жестче и фактурнее ткань, тем дольше продержится покрытие (до десяти стирок). Весной «Нанобарьер» выпустил в продажу «жидкий утюг» Hydrop Fresh (1400 руб.). Тоже спрей, тоже нано. Способ прост – нанести на одежду иразгладить складки руками. Он, по словам Марины, также убирает запахи органического происхождения, снимает статическое электричество, дезинфицирует и выводит некоторые виды пятен. «Сделать продукт универсальным и эффективным на любой поверхности очень сложно», – объясняет она. На одних материалах средстваHydrop работают лучше, на других– хуже.

Сами наночастицы компания закупает в США и Австралии – так дешевле. Один из крупнейших заводов бытовой химии в РФ «Мэзопласт» разливает средство в баллончики. Сбывает продукцию «Нанобарьер» на своем сайте и через дистрибьюторов – интернет-магазин Lamoda, сети «Космотека» и «Мультимастер». В месяц на московский рынок компания поставляет около 1000 баллончиков– без учета партий для восьми представительств, открывшихся в регионах. В будущем Марина планирует перейти на отечественные наночастицы, если наноцентр «Дубна» снизит цены. Вближайших планах – освоить северо-западный рынок. «Грех не воспользоваться питерской непогодой», – считает предпринимательница. Она собираетсярасширить линейку и выпустить три-пять новых средств. Одно из них будет для обработки кожи.

Проект Hydrop вышел в плюс через месяц активных продаж. В этом году году компания «Нанобарьер» начала работать с восемью региональными партнерами по системе франчайзинга. «Осенью мы планируем протестировать рынок Великобритании или США. По стране больше не будем расширяться. Лучше поможем текущим партнерам», – отмечает Марина Росс. В России полно обычной косметики для одежды и обуви, но без приставки «нано». Технологическое лидерство придает ей уверенности при выходе на западный рынок, где более инновационный продукт производят только две компании – NeverWet и Ultra Ever Dry. «Оба игрока заточены на промышленное применение и делают гидрофобное покрытие для металла, бетона и стекла. Их средства не подходят для бытовых нужд из-за содержания токсичных компонентов», – подчеркивает Марина.

Нано радовались

Заявленная универсальность вписывает Hydrop сразу в две ниши – обувная косметика и химчистка одежды. В обоих случаях рынок давно сформирован и поделен, в основном иностранными производителями. Например, согласно исследованию Discovery Research Group, около 85% российского рынка средств по уходу за обувью занимают крупные зарубежные игроки вроде Salamander, Salton и Silver. В 2012 г. агентство оценило емкость этого сегмента в $223 млн. Химчистки и прачечные, по данным Росстата, в 2014 г. оказали населению услуг на суммуболее чем 7,4 млн руб. Чтобы победить в условиях сильной конкуренции, нужно выстроить очень мощную дистрибьюторскую сеть и выкинуть на маркетинг огромные бюджеты. Но гидрофобное покрытие– не новость на отечественном рынке, подчеркивает редактор журнала «Все для химчистки и прачечной» Наталья Давидян. Подобные разработки для одежды ведут, например, компании «Универсал» и «Траверс».

Раньше химчистки предлагали гидрофобное покрытие для бытовых нужд, но со временем перестали – дорого и технически сложно. «Чтобы такое покрытие было относительно стойким, технология предполагает после нанесения препарата термофиксацию, а именно каландрирование ткани (глажку на гладильных катках),– объясняет Наталья Давидян. – Иными словами, сначала на ткань наносится гидрофобное покрытие, азатем из нее шьется изделие. Например, туристическая или горнолыжная форма, рабочая одежда». УHydrop красивое описание, но эксперта смущает запрет на стирку с использованием чистящих средств. «Как они предлагают отстирывать грязь? Водой?» – удивляется Наталья Давидян.

«В дождь кожаное, замшевое или велюровое изделие, обработанное гидрофобным покрытием, не останется полностью сухим. Промокнет, но после высыхания следы влаги исчезнут», – говорит эксперт центра независимой профессиональной экспертизы «Петроэксперта» и директор центра консалтинга и технологий «Химчистка и прачечная» Андрей Парфеньев. Использовать такое покрытие в бытовых целях, по его мнению, бессмысленно: оно достаточно быстро разрушается при механическом трении, то есть при стирке и ежедневной носке.

«Эта технология на порядок поднимает стоимость химчистки. Применять гидрофобное покрытие можно только на чистых изделиях, которые должны пройти не одну процедуру очищения. Если обработать Hydrop брюки и перевести истраченный объем спрея в рубли, выходит примерно 600–900 руб., в то время, как чистка брюк в обычной химчистке или прачечной стоит 350–400 руб. Это экономически нецелесообразно. Проект пытается сыграть на приставке «нано», – выносит свой вердикт Андрей Парфеньев. – Если бы его создатели предложили гидрофобное средство за 200 руб., которое можно добавить в стиральную машину для обработки большого количества изделий, тогда это можно было бы назвать технологическим прорывом».

Инвестиционный директор Prostor Capital Станислав Косоруков, напротив, считает Hydrop инновационным во всех отношениях проектом. Ему нравится «симбиоз науки и техники». «Здесь люди действительно делают нанопродукт», – говорит он. Венчурный фонд обратил внимание на проект Марины Росс и Андрея Грунина несколько месяцев назад. Сейчас Prostor Capital проводит закрытое тестирование продукта – покупает наноспрей в разных точках страны и на практике проверяет заявленные свойства. «Пока мы довольны, окончательные результаты представим через пару недель, – резюмирует Станислав Косоруков, – после чего начнем форсировать с Hydrop сотрудничество».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: