Накликать Родине победу

В матче за звание чемпиона Европы по футболу встретились сборные Англии и Испании. Дело было в Ганновере, в полпятого вечера. Болельщиков собралось сотни три. Блистали английские нападающие Уэйн Руни и Майкл Оуэн—финальный свисток судьи сделал их чемпионами. Немцы ликовали. Это их соотечественник привел английскую сборную к победе. А больше всех расстроились россияне—игравшему за испанцев Виктору Гусеву досталось лишь «серебро».


Стрелялки, файтинги, стратегии, виртуальный футбол—все они окончательно признаны полноценными видами спорта. Большого спорта. Чемпионат Европы по компьютерным играм, который завершился в прошлое воскресенье, только с виду казался камерным мероприятиям. Сотни тысяч болельщиков следили за состязаниями не вживую, а через Интернет. 300 игроков из 30 стран разыграли девять комплектов наград, общий призовой фонд составил €150 000. Призовой фонд чемпионата мира по киберспорту World Cyber Games (WCG), который пройдет в ноябре в Сингапуре, будет еще больше—около €500 000. Виртуальный спорт поддерживают такие гиганты, как Intel, Microsoft и Samsung. Кроме WCG, есть и другие крупные чемпионаты, например, Cyber Professional League Games и Electronic Sport World Cup с бюджетами по $1 млн каждый. На приличную часть этих денег претендуют россияне. Достижения наших мастеров клавиатур и мышек почти столь же велики, как у советской олимпийской сборной.


Кроме Гусева, больше известного под псевдонимом Alex, «серебро» на европейском чемпионате завоевал еще один россиянин—Андрей Android Кухианидзе. Его вид спорта—стратегия Starcraft. Вообще-то две медали для нас более чем скромный результат. Ребята из нашей команды уверяют, что им просто не повезло. Обычно нам достается «золото» в самых престижных видах. В 2002 г. на играх в Сеуле титул чемпиона планеты по игре Quake III—самой популярной стрелялке в мире—завоевал Алексей uNkind Смаев. Пятнадцатилетний московский подросток тогда увез домой $20 000. На том же чемпионате питерская команда M19 заняла первое место по CounterStrike. В тот же год 18-летний Алексей LeXeR Нестеров занял первое место на американском турнире QuakeCon, столь же авторитетном в среде геймеров, как US Open у теннисистов. А сколько медалей русские киберспортсмены завоевали за последние пару лет на более мелких чемпионатах—Англии, Германии, Израиля, Швеции, Восточной Европы,—и считать никто не берется. Точно больше сотни.


Большинство игроков—старшеклассники и студенты. В звезды киберспорта пока пробились только юноши. Но и девушки обещают скоро подтянуться. Светлана Svetaska Алексеева из своих двадцати двух лет последние четыре играет в CounterStrike. «Интерес, азарт, адреналин! Я отдаю игре очень много времени и нервов, но взамен получаю признание друзей,—с восторгом рассказывает она.—Правда, пока нам рано соперничать с парнями, они играют на порядок лучше». Но это не беда, ведь есть чисто женские соревнования. На последних команда Светланы заняла первое место. Вместе девочки тренируются около 35 часов в неделю, а потом еще каждый тренируется по отдельности дома или в клубе. Но даже играя круглые сутки, профессионалом стать непросто. Нужны деньги. По оценке специалиста Samsung Electronics Дениса Самохина, который отвечает за организацию российских этапов WCG, подготовка профессионального игрока занимает около двух-трех лет, и каждый год на него нужно тратить не менее $100 000. Платить придется в основном за самую современную технику (один только навороченный джойстик может стоить больше $1000), да поездки на соревнования. Некоторым игрокам требуется специальное медицинское обслуживание—например, особый массаж кистей рук.


Чемпион России Игорь Caravaggio Лялин играет в Warcraft 3. Цель игры—как можно быстрее и эффективнее развить свою базу, построить армию и разгромить противника. Одновременно Игорь следит за сотней различных объектов, каждый из которых живет своей жизнью. Тактика и стратегия просчитываются на разных уровнях сознания. На одном он приказывает солдатам, когда и куда двигаться, на другом—что и в какой момент надо строить. «Надо чувствовать игру. Мгновение промедлил, и тебя задавят»,—поясняет Игорь, не отрываясь от экрана. Его левая рука буквально порхает над клавиатурой. За секунду он успевает нажать штук пять различных кнопок: «Профессионал может позволить себе думать только о том, что нужно сделать. Вопрос, как это сделать даже не стоит,—руки сами все сделают».


Все киберспортсмены называют себя интеллектуалами. Даже те, кто предпочитает игры в жанре «мочилово», вроде того же Quake. «Тупым в нашем спорте делать нечего. Когда все метко стреляют, нужно подключать мозг, думать, какую тактику игры выбрать, как подловить противника»,—говорит ветеран чемпионатов по Quake Роман Polosatiy Тарасенко. Даже Ники, то есть клички, геймеры подбирают себе с претензией. «По молодости у меня был ник Deathman, довольно глупый,—вспоминает Caravaggio.—А потом мы как-то с братом поехали на Мальту и там зашли в церковь. Меня поразили фрески Микеланджело Караваджо, так и родился мой нынешний ник».


Игорь тренируется в столичном клубе FlashBack. Здесь его знают в лицо все—и менеджеры, и игроки. «Допустим, купил я себе черную клавиатуру Cherry и пришел с ней в клуб. В следующий раз, когда я снова приду сюда, у половины будет такая же»,—улыбается чемпион. Интернет-клубы сегодня есть практически в каждом московском квартале. «Но по-настоящему приличного уровня из них не больше десятка, а надо бы хотя бы сотню,—говорит управляющий FlashBack Кирилл Рудик.—Тогда можно будет говорить об образовании профессионального сообщества, какие есть, например, в Америке. И вот тогда мы точно всех в киберспорте задавим». Открыть хороший клуб стоит около $200 000. «За полтора-два года эти деньги окупятся»,—уверяет Рудик. Один час игры стоит в среднем $1, а пустыми клубы не бывают даже ночью.


—Компьютер у меня дома есть, да вот с Интернетом беда,—рассказывает паренек лет четырнадцати, представившийся Диманом.—Вот и вишу здесь. Днем отсыпаюсь, а ночью сюда прихожу.


—А родители не ругают?


—А-а, привыкли,—машет рукой Диман.


Конечно, привыкли, подтверждает Кирилл Рудик, даже рады бывают. Всегда известно, где искать ребенка. «Сначала я не понимала увлечения своей дочери, слишком уж много времени она проводила за компьютером,—рассказывает Ирина Викториновна, мама Светланы Алексеевой.—Начались проблемы с учебой. Но после нескольких серьезных бесед со слезами с обеих сторон Светуля взялась за ум и научилась контролировать свое время». И добавляет, что ждет, когда дочь завоюет очередной титул. Команда клуба FlashBack, в которой играет Светлана, старается не пропускать ни одного крупного чемпионата. «Вы только не подумайте, что мы только и делаем, что играем. Женька увлекается волейболом, Аня танцует профессионально, Ольга в бильярд здорово играет. А сама я баскетболистка,—защищает свою команду Света.—И, конечно, у каждой есть парень!»


Если ты чемпион, сломить недоверие родителей проще. Особенно, если они не слишком богаты. Игорь Лялин за последние полгода заработал $12 000. Источников доходов два: мелкие, но частые турниры с призовым фондом по $200–300 и уроки по Интернету. Большинство клиентов—начинающие игроки из Европы, готовые платить за премудрости тактики и стратегии по $20 в час. А еще Игорь собирается стать чемпионом мира. «В этот раз мне откровенно не повезло, но в ноябре я всех порву!»—обещает Игорь.


Завоевать мировое «золото» надеется и Виктор Гусев. Работу над ошибками европейского чемпионата он начал сразу после церемонии награждения. Да так увлекся, что чуть не забыл забрать символический чек на €3000. «Ах, да деньги»,—спохватился он минут через двадцать после «разбора полетов».


 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: