Проблемы в экономике куда серьезней, чем уверяет правительство

В одну глухую губернию, откуда три года скачи, ни до какой границы не доскачешь, прислали молодого губернатора с прогрессивными взглядами. Он, конечно, привез с собой столичных советников, но и с местными шишками ссориться не стал. Почти год прошел – ничего, работает. И население к нему неплохо относится, и Кремль с днем рождения поздравляет, и с силовиками все путем. Жизнь почти удалась.
Ехидное «почти» относится не только к молодому начальнику. Осень 2009 года пройдет под знаком невнятицы и тревоги. Экономика почти начала выбираться из кризиса. Банковская система почти решила проблему плохих долгов. Социальная и политическая стабильность почти устояли… Подставьте неокончательное наречие в любое описание ситуации – не ошибетесь. Качнуться может в любую сторону.
В глубине души все, конечно, понимают, в какую. Экономика России стоит перед лицом очень больших проблем. Взять нашего героя. Проблему безработицы он решил, но так, что лучше бы и не брался: в скончавшиеся было предприятия влили миллиард рублей кредитов под гарантии области. Возвращать эти деньги никто, конечно, не станет – какой спрос с покойника? Стабильность в одном из медвежьих углов России куплена ценой серьезных проблем в очень недалеком будущем. И это повсеместная практика.
Ладно губернаторы – какой с них спрос. Они лишь отрабатывают поручение Кремля – никаких массовых увольнений. Но деньги, если бросаешь их в топку, быстро кончаются. Никакой бюджет не выдержит содержания миллионов рабочих мест, на которых не производится ничего ценного. Это уже почувствовали на себе так называемые национальные чемпионы, первыми добежавшие до Минфина после начала кризиса. Этой осенью будут уволены десятки тысяч работников на АвтоВАЗе и ГАЗе. Несколько тысяч сотрудников сокращает «Аэрофлот». В следующем году волна накроет и доверенную юному либералу глухомань.
К встрече такой «второй волны» в нашем царстве-государстве никто не готов и ничто не готово. Недавно президент похвалил правительство за хорошую работу. Наверное, он просто не в курсе, что проведенная кабинетом пенсионная реформа резко увеличивает нагрузку на экономику и подрывает стимулы к созданию новых рабочих мест. Ладно президент, премьер-министр тоже не в курсе: министры финансов и экономического развития боятся ему докладывать – уж больно начальник крутенек.
Откуда возьмутся рабочие места – ключевой вопрос российской экономической политики ближайших лет. Год назад он в полный рост встал перед Белоруссией. В феврале там вступил в действие «Декрет №1», резко упростивший среди прочего процедуры открытия бизнеса. Как запасной вариант такой шаг наверняка имеется в голове и у нашего начальства – в конце концов еще зимой, на гребне паники, президенту описывали ситуацию, при которой государству ничего не останется, как по примеру Бориса Ельцина провозгласить свободу торговли. Помните весну 1992-го, когда тысячи горожан вышли на улицы торговать книжками и старьем?
Не знаю, как в Белоруссии, а в России экономическая либерализация без восстановления политических свобод не даст ничего. После всего, что было в последние пять лет, кто поверит, что экономическая свобода – всерьез и надолго, а не тактическое отступление? Вот лишь один аргумент: по нашим городам до сих пор ходит до зубов вооруженное ополчение, с 1917 года называющееся «милицией». Закон о нем написан так, что люди в синих фуражках могут прихлопнуть любой бизнес, посадить любого предпринимателя. Пока частная армия российской бюрократии не будет расформирована, нелепо ждать инвестиционного бума в «освобожденной» по указу экономике. Как выразился по этому поводу консультант правительства ректор Академии народного хозяйства Владимир Мау, образованное городское население в такие игры не играет.
Такое впечатление, что президент формулирует для себя проблему следующим образом: дать слишком мало – бессмысленно, слишком много – опасно. Но возможно, дилемма гораздо жестче. На прошлой неделе Егор Гайдар, чутче других улавливающий формирующуюся повестку, представил публике эссе под многозначительным названием «Смуты и институты». В нем описан крах российского государства после революций 1917 и 1991 годов. Когда из зала его спросили, может ли нынешний режим измениться, Гайдар ответил в том духе, что куда же он денется. Никому неохота, сказал Гайдар, чтобы его повесили, как последнего коммунистического лидера в Афганистане. Никому неохота, добавил он, бежать от уголовного преследования за границу, откуда его все равно выдадут для суда в России.

Автор – первый заместитель главного редактора журнала Forbes

Читайте также
Рулевая игра

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *