Награда нашла супергероя

Присуждение Бараку Обаме Нобелевской премии мира вызвало бурю негодования. «Он еще не заслужил!», «Премию дали авансом!», «Он меньше года в Белом доме!» – кричали заголовки мировых СМИ.

Возмущение, впрочем, вызывает любое присуждение Нобелевской премии мира, кого бы ни наградил Норвежский Нобелевский комитет. А все потому, что мировой обыватель почему-то слишком серьезно относится к Нобелевской премии. Считается, что это бесплатный пропуск на небеса, право вписать свое имя в историю золотыми буквами. А это всего-навсего диплом, медаль и небольшая сумма в норвежских кронах, судьбой которых распоряжаются пять малоизвестных норвежцев.
Никто почему-то не кричит, когда «Оскар» дают плохой актрисе. Или когда орден «За заслуги перед отечеством» дают чиновнику-коррупционеру. А ведь все то же самое: горстка людей принимает решение по своим личным – и весьма странным – причинам.
Давно подмечено, что члены Норвежского Нобелевского комитета мечутся то в одну сторону, то в другую. У них есть две крайности: гигантомания и любовь к маленькому человеку. Примерно половина Нобелевского комитета традиционно считает, что не нужно идти на поводу у общественного мнения и дать премию достойному, но абсолютно неизвестному человеку сложной судьбы, желательно из страны третьего мира. Представители второй группы, напротив, убеждены, что Нобелевский комитет должен реагировать на политические события в мире и посылать ясный сигнал позитивным силам, то есть награждать самого положительного на данный момент активиста в мире.
По негласной договоренности победителей первой и второй категории чередуют. Так, в 2003-м, 2004-м и 2006 годах выигрывали неизвестные публике и уже практически забытые Ширин Эбади из Ирана, Вангари Маатаи из Кении и Мухаммад Юнус из Бангладеш. Узнавая об их победах, мировая общественность всякий раз недоумевала: кто это? Но в 2001-м, 2002-м, 2005-м, 2007-м и 2008 годах побеждали генсек ООН Кофи Аннан, экс-президент США Джимми Картер, глава МАГАТЭ Мохаммед Барадеи, бывший вице-президент США Эл Гор и творец косовской независимости Марти Ахтисаари. Мировая общественность опять-таки недоумевала – выбор Нобелевского комитета выглядел политически ангажированным.
В этом году явно была очередь «маленького человека». Но в Нобелевском комитете произошла смена власти. Его председателем избрали бывшего норвежского премьер-министра Торбьерна Ягланда. Про этого человека раньше было известно, например, что он называет своим другом спикера Совета Федерации Сергея Миронова. А еще – что он несколько раз выдвигал на Нобелевскую премию мира Евросоюз. Целиком.
Как раз неделю назад я общался с ним в Страсбурге, где его только-только избрали генсеком Совета Европы. Я вспомнил его старую идею о «нобеле» для ЕС и спросил, кому премия достанется в этом году. Он, по-голливудски улыбаясь, уверял, что затея с Евросоюзом уже в прошлом, и теперь у Нобелевского комитета есть более интересная мысль. Неудивительно, что это оказалась мысль об Обаме.
После того как Ягланд обрел новый пост в Совете Европы, товарищи по норвежскому парламенту стали донимать его, чтобы он скорее уходил в отставку из Нобелевского комитета. Нечего, мол, занимать два места сразу. Он начал было отпираться. Но, вероятно, его скоро додавят. Это значит, что нынешний «нобель» – первый и последний в жизни этого амбициозного и склонного к самолюбованию политика. Он явно хотел присудить премию так, чтобы отличиться. Чтобы всех поразить и запомниться надолго. Поэтому пошел по проверенному пути – выбрал самую яркую поп-звезду современности.
Что, Барак Обама не заслужил обрушившейся на него славы? Еще год назад, после его победы на выборах, мировая пресса хором вздыхала: «Даже если его убьют до инаугурации, он все равно уже вошел в историю». С самого начала никто, собственно, и не жаждал, чтобы Обама что-то сделал. Его любили просто так. Он мог просто ходить – туда-сюда. Одним своим видом он заслужил Нобелевскую премию – хотя бы потому, что его победе радовались и в Нигерии, и в Японии, и даже в России.
Сегодня Барак Обама – самый свежий, самый качественный продукт в мировой политике. Рафинированный и без консервантов. Может быть, честнее было наградить команду его имиджмейкеров во главе с Дэвидом Аксельродом? Но так не бывает. «Оскар» за лучшую женскую роль не дают пластическому хирургу.
И его Нобелевская премия мира – это не аванс. Авансом было бы давать ему «нобеля» по экономике за борьбу с экономическим кризисом. А если бы награждали только политиков, которые добились результата, то нужно было бы срочно отобрать премии у всех победителей прошлых лет. И у Шимона Переса и покойных Ясира Арафата и Ицхака Рабина – потому что мира на Ближнем Востоке все еще нет. И у Эла Гора – потому что глобальное потепление никто не отменил. И даже у Михаила Горбачева – потому что не факт, что холодная война закончилась.
Жалко только борца с наркомафией, живущего где-то в Боливии. И правозащитника из Зимбабве. И еще неизвестного пацифиста из Таджикистана. Они своих премий не дождутся. Но ничего, такой вот шоу-бизнес.

Читайте также
Нобелевская премия по физике присуждена ученым из КНР и США
Нобелевская премия-2009 по литературе присуждена немецкой писательнице
Нобелевская премия-2009 по химии присуждена за исследования ДНК

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: