На жидком фундаменте

«Ойлмагеддон» привел в движение экономические и политические системы, базирующиеся на торговле сырьем. Без экстренных мер и реформ руководители этих стран рискуют остаться не удел.

 

Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Венесуэла, Азербайджан и Россия – пятерка государств, на примере которых видны ошибки и успехи в борьбе с ресурсным проклятием.

Апокалипсис сегодня

С февраля 2015 г. стоимость нефти марки Brent просела на 45%, с $55 до $30 за баррель. За два года котировки обвалились на 72%. «Ойлмагеддон» уже здесь.

Экономика Китая – одного из крупнейших потребителей черного золота – буксует. По итогам прошлого года ВВП Поднебесной вырос на 6,9% – худший результат за четверть века. Значит, страна будет потреблять меньше топлива.

Для нефтедобытчиков настали темные дни. К 2017 г. при сохранении текущих котировок треть нефтяных корпораций в США ждет крах, предрекают аналитики из уоллстритовской Wolfe Research. Американский гигант ExxonMobil отчитался о падении прибыли в IV квартале 2015 г. на 58% (по сравнению с аналогичным периодом 2014‑го), до $2,8 млрд. А годовая прибыль сократилась в два раза – с $32,5 до $16,2 млрд. С октября по декабрь прошлого года британская компания BP сумела заработать лишь $196 млн – на 91% меньше, чем в IV квартале 2014 г. По итогам 12 месяцев она зафиксировала убыток в $6,5 млрд.

Советы директоров энергетических предприятий стараются отвечать на внешние вызовы – сокращают персонал, режут инвестпрограммы, останавливают вышки. Все это – проблемы конкретных организаций и десятков тысяч сотрудников, работающих на них. Хуже, когда целые страны оказываются в заложниках у нефтяной конъюнктуры. Речь идет о государствах, являющихся, по сути, большими сырьевыми компаниями – их благополучие и развитие зависит исключительно от движения цен на горючее. «Голландская болезнь», «ресурсное проклятие», «нефтяная игла» – вот какие термины характеризуют экономики данных стран-корпораций. Депрессия на энергорынке загоняет советы директоров – правящие семьи, правительства, президентов – в угол. Под давлением низких цен на нефть они принимают решения, которые касаются сотен миллионов человек. Решения эти могут быть популярными. Например, в кризис поднять зарплаты, пенсии, стипендии, компенсации. Или, наоборот, возмутительными – допустим, сократить расходы, в том числе социальные, в целях экономии бюджетных средств. В обоих случаях условный совет директоров рискует выронить бразды правления. В первом – из-за того, что финансово‑экономическая система может просто не выдержать постоянных подачек населению, во втором – в результате роста народного недовольства.

Короли могут не все

«Рынок завален нефтью. В краткосрочной перспективе ждать ее подорожания не стоит, а текущий рост котировок – не что иное, как ложная заря», – такой вывод содержится в февральском отчете Международного энергетического агентства (МЭА). Эксперты МЭА подчеркивают, что ключевой участник ОПЕК – Саудовская Аравия – продолжает наращивать добычу и продажу черного золота. Согласно статистическому бюллетеню картеля, в 2015 г. королевство производило в среднем 9,71 млн бочек нефти в день и гнало на экспорт 7,15 млн из них.

Государство саудитов – ярчайший пример страны-корпорации, занимающейся нефтяным бизнесом. Ее управляющие органы наделены безграничной властью. На самой вершине находится монарх – председатель совета директоров – Салман Аль Сауд, а важные посты розданы членам королевской семьи. К примеру, премьер-министром является сам Салман, главой Минобороны – его сын, принц Мухаммед. Портфель министра минеральных ресурсов – у 80‑летнего нефтяного патриарха Али ан-Нуайми, близкого к Аль Саудам. Он руководит отраслью вот уже 20 лет, а до этого 12 лет рулил госкомпанией Saudi Aramco (самая дорогая непубличная организация в мире: по оценке The Financial Times, ее стоимость в 2006 г. достигала $781 млрд). Заместитель ан-Нуайми – принц Абдулазиз. В целом две-три сотни саудитов составляют костяк системы получения и перераспределения нефтяной прибыли в стране-корпорации. И система эта начинает барахлить.

Али ан-Нуайми любит повторять, что Саудовская Аравия устоит и при цене на нефть в $4–5 за баррель – себестоимость добычи позволяет ему спокойно размышлять о будущем. В реальности дела обстоят куда хуже.

Из-за обвала котировок королевство завершило 2015 г. с рекордным дефицитом бюджета в $98 млрд (367 млрд риалов). Запланированного уровня доходов в $190 млрд достичь не удалось – страна заработала только $162 млрд. Расходы выросли на 13%, до $260 млрд. «80% доходов казны Саудовской Аравии обеспечивается за счет продажи нефти. Доля углеводородного сектора в ВВП королевства – 45%, в экспорте – 90%. Бюджет на 2016 г. сформирован с дефицитом в $87 млрд (11% ВВП)», – приводит данные аналитик IFC Markets Дмитрий Лукашов.

Международный валютный фонд (МВФ) уже предупредил саудитов о грядущем банкротстве. Свести концы с концами у королевства-корпорации получится только при нефти за $106 за баррель, при $50 казна затрещит по швам через пять лет. Конечно, у Саудовской Аравии есть солидная подушка безопасности – резервные $700 млрд. Но в МВФ полагают, что она быстро иссякнет. Властям придется запустить широкую программу внешних заимствований, и страна погрязнет в долгах.

В последние годы совет директоров корпорации «Саудовская Аравия» щедро тратил деньги на строительство государства всеобщего благоденствия. Минимальная зарплата здесь составляет $1,4 тыс. Среднемесячный оклад медсестры – $13,7 тыс., учителя – $18,6 тыс., инженера-проектировщика – $36,6 тыс., кардиолога – $68,3 тыс. (данные сервиса PayScale). Нижний порог пенсии по старости равен $460 в месяц. Номинальный ВВП на душу населения – около $30 тыс. Добиться таких выдающих результатов помогло субсидирование предприятий. Ради сохранения стабильности правящая семья старалась направлять денежные потоки в карманы населения. 31,5 млн человек были бенефициарами эпохи высокой нефти.

Время расточительности ушло, и страна переходит на режим экономии. 9 февраля Минтруда королевства сообщило, что сразу несколько строительных компаний почти полгода не платили своим работникам. Тревожный сигнал для государства, где труд в последние годы оплачивался щедро и бесперебойно.

Впрочем, управляющие Саудовской Аравией мыслят стратегически. Али ан-Нуайми заверил, что королевство откажется от нефти к 2040 г. и станет глобальным игроком на рынке солнечной электроэнергии. Да, уж чего-чего, а солнца на Аравийском полуострове действительно много. А если народ в ближайшие 15 лет не захочет терпеть лишения, то на помощь совету директоров всегда придет насилие. Митинги и протесты запрещены с 2011 г. как противоречащие нормам шариата, а у полицейских полностью развязаны руки при их разгоне. Не забываем и о том, как часто в стране применяется смертная казнь. С начала 2016 г. и до 8 февраля под разными предлогами было отрублено 59 голов.

Нефтяная игла в небо

«Страшно даже думать, какими могут быть последствия низких цен на нефть», – пожаловалась в интервью местной прессе жительница Дубая по имени Ясмин. Так она отреагировала на новость, что товары повседневного спроса в Объединенных Арабских Эмиратах (ОАЭ) стали стоить дороже бензина. Рухнувшие котировки привели к аномальным искажениям в потребительских ценах. Литр моторного топлива Special продают за 40 центов. Полуторалитровая бутылка минералки Evian обойдется в $2,15, литр Pepsi – в 80 центов. Шесть яиц в супермаркетах Дубая стоит $1,06, хлеб – $1,23.

ОАЭ – еще одна страна, больше похожая на корпорацию. Как и Саудовская Аравия, она входит в ОПЕК (добыча – 2,79 млн баррелей в день, экспорт – 2,49 млн). «Совет директоров» ОАЭ также обладает абсолютной властью. Главным человеком является президент Халифа Аль Нахайян, шейх эмирата Абу-Даби. По версии Forbes, Халифа занимает третье место в списке богатейших монархов планеты. Его личное состояние в 2013 г. оценивалось в $47,4 млрд. Среди других важных фигур в структуре управления ОАО «ОАЭ» – премьер-министр, шейх Дубая Мухаммед Аль Мактум. Это он курировал строительство самого высокого сооружения в мире – башни «Бурдж Дубай», которую сам же и переименовал в честь своего босса в «Бурдж Халифа». Небоскреб стал своеобразным памятником дорогой нефти. В середине 2008 г., когда баррель Brent достиг пика в $140, игла «Бурдж Халифы» взмыла над землей на 630 м (ее высота в законченном виде – 828 м).

«Правление» Эмиратов оказалось более мудрым, чем руководство Саудовской Аравии. Стратегия корпорации «ОАЭ» – диверсификация экономики. И можно сказать, что она себя оправдала: серьезных социальных потрясений нет, экономический крах также не предвидится.

«ОАЭ обеспечили себя страховкой от падения цен на нефть за счет масштабных инвестиций в неэнергетический сектор – инфраструктуру, недвижимость, технологии. С 70‑х гг. прошлого века доля нефти в ВВП упала в три раза, до 30%. К 2021 г. страна планирует снизить зависимость экспорта от черного золота до 5%», – отметила в беседе с «Ко» старший аналитик Vygon Consulting Мария Белова. Тем не менее падение котировок имеет негативный эффект для Эмиратов, продолжает она. В частности, замедляется экономический рост (с 3,5% до 2,9% в 2015 г.). По словам главного аналитика Промсвязьбанка Екатерины Крыловой, в прошлом году страны ОПЕК недополучили $400 млрд. из-за подешевевшей нефти. В среднем участники картеля закладывали в казну баррель по $73, говорит она. Дефицит бюджета ОАЭ в 2015 г. составил 5% ВВП, а в 2016‑м может увеличиться до 7,5%. «Экономика Объединенных Арабских Эмиратов более-менее диверсифицирована. Страна экспортирует не только нефть, но и газ, алмазы, золото. Продажа углеводородов в структуре экспорта занимает 37%, в ВВП – 20%, в доходах бюджета – 53%», – указывает эксперт.

Помимо строительства гибкой экономической системы, власти ОАЭ озаботились накоплением резервов. Халифа Аль Нахайян управляет фондом Abu Dhabi Investment Authority. Его объем – $875 млрд. В 2015 г. расходная часть бюджета Эмиратов равнялась примерно $14 млрд. Даже если страна вообще ничего не будет зарабатывать, резервов ей хватит более чем на 60 лет. Поэтому нет ничего удивительного в том, что 9 февраля Мухаммед Аль Мактум сообщил о расширении правительства. Оно прирастет двумя новыми министерствами – счастья и веротерпимости. Других насущных проблем в корпорации «ОАЭ», судя по всему, нет. Благодаря перераспределению нефтяных доходов в пользу диверсификации и развития (данный процесс отнял у властей более 30 лет) Эмираты смягчили негативный эффект от падения цены на черное золото. Важнейшей проблемой остается ускорение экономического роста, а члены условного совета директоров могут не волноваться за свои кресла.

Контрреволюция

«Страна осталась без еды, без лекарств и без работающей правоохранительной системы», – заявил 12 февраля депутат венесуэльского парламента Хулио Борхес, представляющий оппозиционные силы. 30 млн жителей Боливарианской Республики оказались на грани голода из-за падения мировых цен на нефть и провальной экономической политики руководителей государства. Сельхозпроизводство рухнуло на 90%. Поток нефтедолларов иссяк – на импорт еды банально нет денег. В Венесуэле введено чрезвычайное положение.

Вот уж кому действительно нужно Министерство счастья, так это действующему президенту Венесуэлы Николасу Мадуро. Агентство Bloomberg признало экономику этой страны самой несчастной в мире (с индексом 159,7 – он определяется как сумма безработицы и инфляции). По информации Нацбанка республики, с сентября 2014‑го по сентябрь 2015‑го цены в стране выросли на 141,5%. МВФ прогнозирует, что в 2016 г. инфляция разгонится до 720%. Разница между официальным курсом боливара и его стоимостью на черном рынке достигла 10 000% (данные The Economist за июль 2015 г.).

Социалистический совет директоров корпорации «Венесуэла» явно не контролирует ситуацию. Предыдущий председатель правления Уго Чавес громыхал и одерживал триумфы благодаря дорогой нефти (первую половину его президентства черное золото торговалось выше $50, вторую – выше $100) и харизме (он пел народные песни, вел многочасовые телевизионные трансляции, называл президента США Джорджа Буша-младшего дьяволом). На долю преемника Чавеса не выпало ни того, ни другого.

Безудержная национализация, популизм (как пример – введение в 2008 г. самой большой на тот момент минимальной зарплаты в Латинской Америке размером $372 или стипендий по $100) и отсутствие долгосрочного плана привели компанию-государство и ее управляющих к краху.

Впервые за 16 лет оппозиция одержала победу на парламентских выборах. В декабре прошлого года коалиция «Круглый стол демократического единства» получила в Национальной ассамблее 109 мест из 164. Выборы президента должны состояться в 2019 г. Но в 2016‑м истекает половина срока Мадуро. По желанию избирателей может быть проведен референдум о прекращении его полномочий – Конституция дает гражданам такое право. Поэтому власти Венесуэлы так стремятся повлиять на политику ОПЕК. Они инициируют проведение экстренного заседания, пытаются сговориться со странами, не входящими в картель (в том числе и с РФ). Их цель – добиться глобального сокращения добычи или хотя бы заморозки производства на сегодняшних значениях. Только дорогая нефть спасет клан чавистов. Иначе их сметут – не в 2016‑м, так в 2019‑м.

«Точка безубыточности бюджета Венесуэлы в 2015 г. находилась в $117,5 за баррель. Вскоре правительству придется погашать гособлигации. Стабфонда нет, уровень золотовалютных резервов низкий, поэтому возникают сомнения по поводу способности Венесуэлы обслуживать внешние долги», – утверждает Мария Белова. По ее словам, в 2013–2014 гг. из-за ухудшения качества ресурсной базы венесуэльская госкомпания PdVSA генерировала положительный денежный поток только от половины добываемой нефти (1,4–1,5 млн баррелей в день). Даже до падения котировок предприятие было в тяжелом финансовом положении. «В 2015‑м дефицит потока наличности PdVSA оценивался в $12–20 млрд. Удешевление нефти на $1 приводило к потере более $685 млн», – подчеркивает она.

Я устал, но не ухожу

«Честно говоря, это весьма изматывает, в том числе с психологической точки зрения, не говоря уже о потребности сбалансировать госбюджет», – жаловался на низкую стоимость нефти президент Азербайджана Ильхам Алиев. «К сожалению, после каждого заседания ОПЕК цены на нефть снижаются. Мы очень обеспокоены возможным следующим заседанием. Может, лучше его вообще не проводить?» – иронизировал он.

Но жителям Азербайджана уже не до шуток. Множество экспертов признали манат худшей валютой по итогам прошлого года. 21 декабря 2015 г. Нацбанк отпустил его в свободное плавание, и он тут же подешевел на 50% к доллару и продолжил падать. В середине февраля курс американской валюты поднялся до 1,59 маната.

Корпорацией «Азербайджан» управляет клан Алиевых. Нынешний глава совета директоров страны – Ильхам – находится на своем посту с 2003 г. Он получил президентский трон от отца Гейдара. Последний руководил страной с 1993 г., а еще 13 лет (с 1969 г.) был первым секретарем ЦК компартии Азербайджанской ССР. Таким образом, семья находится у власти 36 лет (с перерывами, так как Гейдар Алиев уходил с повышением на всесоюзный уровень). Фактически в стране установлена монархия с демократическим декором – Алиева-отца и Алиева-сына пять раз избирали президентами путем всеобщего голосования. Подрастает и Алиев‑внук – 19‑летний Гейдар сейчас учится в Дипломатической академии Азербайджана. Так что смена есть. Смогут ли Алиевы удержаться у власти, зависит от их реакции на экономические трудности.

Эксперт по Азербайджану аналитической службы Economist Intelligence Unit Алекс Найс в интервью Bloomberg заявил, что Ильхам Алиев совершенно не готов к нефтяному кризису – у него нет опыта по решению такого рода проблем. «Зависимость страны от нефти сопоставима с саудовской, но валютные резервы у Азербайджана куда скромнее», – говорил он. Действительно, резервы страны примерно равны $5 млрд.

«Текущее положение дел в Азербайджане тяжелое, но фатальным его назвать нельзя», – считает ведущий аналитик инвесткомпании «Окей Брокер» Роман Ткачук. В то же время, говорит он, население привыкло к относительно высокому уровню жизни. Его снижение может вызвать напряженность в обществе.

Рейтинговое агентство S&P прогнозирует, что в 2016 г. инфляция в Азербайджане вырастет до 15%. При этом народ уже недоволен. 5 февраля в крупном городе Гянджа около тысячи человек вышли с требованием поднять зарплату и улучшить ситуацию с занятостью. Пока власти пытаются потушить протест деньгами. С начала года Алиев подписал два десятка указов о повышении зарплат и соцвыплат. Глава Минфина Самир Шарифов пообещал населению, что расходы казны вырастут на $770 млн. До этого ожидалось, что дефицит бюджета составит $1,09 млрд.

«Баку привлечет заемное финансирование, в том числе, несколько миллиардов долларов от МВФ и Всемирного банка. Кроме того, манат был девальвирован на 60%, что позволяет сгладить ситуацию с нехваткой средств от продажи углеводородов», – говорит Роман Ткачук.

«Азербайджан в еще большей степени, чем Россия, зависит от экспорта нефти и газа (около 65% во внешних поставках). Девальвация была проведена слишком поздно, большая часть золотовалютных резервов потрачена на искусственную поддержку курса национальной валюты. Поэтому, в отличие от Москвы, Баку потребуется помощь МВФ», – утверждает директор по региональным рейтингам агентства RusRating Антон Табах. Эксперт добавляет, что сейчас в Азербайджане тестируется политическая стабильность.

Вероятно, тест будет пройден, если Ильхам Алиев претворит в жизнь собственный план диверсификации. В январе глава государства напомнил правительству о необходимости реформирования сельского хозяйства, развития IT-сектора и превращения Азербайджана в туристический центр региона.

Ленинградская группировка

«Нефть продолжит дешеветь, пока рынок не доберется до точки максимальной боли», – с таким мрачным пророчеством выступил аналитик «ВТБ капитал» Нил Маккиннон. Точка эта находится на уровне ниже $30 за баррель, оценил он. Бюджет РФ на 2016 г. принимался с верой в то, что бочка Urals будет стоить $50. Но даже при такой цене его дефицит составляет 2,36 трлн. руб., или 3% ВВП.

Уже шестнадцатый год компанией «Россия» руководит одна и та же структура. Клан питерских, силовики, кооператив «Озеро» – как только ее не называли. Системно значимые фигуры в совете директоров нашего государства – президент Владимир Путин, глава «Роснефти» Игорь Сечин, руководитель «Газпрома» Алексей Миллер, бизнесмены Аркадий и Борис Ротенберги и премьер-министр Дмитрий Медведев. Всех их вместе соединил Ленинград. Эта команда в меру своих способностей пытается удержаться на плаву. Будет пытаться и после преодоления «точки максимальной боли».

«Россия зависит от углеводородов меньше, чем, например, Саудовская Аравия. Экспорт нефти на душу населения у нас – 14 баррелей в год, у саудитов – в 10 раз больше», – комментирует Дмитрий Лукашов. Разумеется, дешевеющая нефть негативно сказывается на отечественной экономике. Так, правительство собирается сократить расходы на 10%, или на $20 млрд. «Конечно, жизнь населения ухудшится, но на это придется пойти», – считает аналитик.

Режим Путина обанкротится в 2017 г., предрек миллиардер Джордж Сорос. По его мнению, популярность президента базируется на контракте с обществом. Основные положения данного договора – финансовая стабильность и постоянный рост уровня жизни.

Устойчивость денежной системы ушла в прошлое вместе с поддержкой рубля. Без интервенций ЦБ российская валюта подешевела относительно доллара на 66%. Благосостояние также перестало увеличиваться. Инфляция в 2015 г. разогналась до 12,9%, реальные зарплаты населения упали на 9,5%. Совет директоров «России» вынужден урезать соцрасходы. Пенсии индексируются всего на 4%. Работающие пенсионеры вообще останутся без повышения выплат. При этом государство продолжает экспроприировать пенсионные накопления граждан. За три года у россиян отняли 892,4 млрд руб. Но все же у РФ остаются большие золотовалютные резервы – $371,56 млрд. Их должно хватить, чтобы пережить долгий кризис.

Не стоит также забывать, что из-за санкций Россия не может привлекать зарубежное финансирование в необходимых объемах. Нехватку средств придется покрывать внутренними ресурсами – Резервным фондом (за год он сократился на 36%, до 3,7 трлн руб.) и распродажей госимущества. Среди прочего обсуждается приватизация 19,5% акций «Роснефти» не менее чем за 500 млрд руб.

«Обычно политическая стабильность снижается, когда ВВП на душу населения в долларах падает примерно в три раза. Здесь у России еще есть запас снижения примерно в 1,5 раза», – рассказал «Ко» советник по макроэкономике гендиректора компании «Открытие Брокер» Сергей Хестанов. Урон для РФ от обвала котировок серьезен, но торможение экономики началось еще весной 2013 г., напоминает он. «Причиной стало исчерпание модели сырьевого роста. Так или иначе, Россия приспособится к новым реалиям. Но будет это нелегко, непросто и небыстро», – предсказывает эксперт.

«Меня часто спрашивают: вы уже сколько лет у власти, и президент Путин, и вы практически столько же работаете, а почему структура экономики не изменилась? Но ее не изменить за 15 лет, ну невозможно изменить», – признал в беседе с журналистами немецкой газеты Handelsblatt премьер-министр Дмитрий Медведев. В качестве своего оправдания он привел следующий аргумент. Нынешняя экономическая система складывалась в течение 50–60 лет, и сломить ее очень трудно. Исходя из логики Медведева, первые плоды диверсификации мы должны увидеть ближе к середине века.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: