На запасный путь

Отставка вице-премьера правительства Аркадия Дворковича, разговоры о переходе которого в РЖД начались в октябре, может изменить расклад сил в правительстве и околовластных группировках. Речь идет о противоборстве либерального и силового блоков в правительстве – тех, кого называют «путинскими» и «медведевскими», и топ-менеджеров госкомпаний и бизнесменов, которые за ними стоят. 

«Аркадий Дворкович – наиболее приближенный к Дмитрию Медведеву человек с очень высокими полномочиями. В ранге вице-премьера он курирует весь ТЭК, промышленность, транспорт и агропромышленный комплекс. И передать его полномочия кому-то другому рискованно как для самого премьера, так и для президента, который стремится уравновесить силы», – говорит исполнительный директор Института политических исследований Григорий Добромелов.

«Позиции вице-президента в последние пару лет значительно ослабли, – отмечает собеседник «Ко», приближенный к администрации президента. – Против него настроены многие, и последним поражением для чиновника стала продажа «Башнефти» «Роснефти», против чего он активно выступал». По словам эксперта, это может быть одной из причин, почему Дворкович хочет уйти из правительства. Он давно претендует на РЖД, и возможный переход в железнодорожную отрасль – скорее его желание и инициатива, нежели решение премьера или президента.

 

Испортил отношения

Как куратор ТЭКа, Аркадий Дворкович начал свое соревнование с главой «Роснефти» Игорем Сечиным в 2012 г., фактически с момента своего назначения вице-премьером. И практически сразу стало понятно, что он проигрывает. Буквально через пару месяцев после того, как Игорь Сечин возглавил «Роснефть», в пику правительству он создал президентскую комиссию по стратегическому развитию ТЭКа и стал ее ответственным секретарем. Две комиссии должны были работать параллельно: президентская – решать стратегические вопросы, а правительственная – оперативные. Но на деле основные решения принимались президентской комиссией. Аркадий Дворкович лишь был сдерживающим фактором растущих амбиций «Роснефти», и то с переменным успехом. Например, весь либеральный блок правительства во главе с вице-премьером выступал за планомерную приватизацию госактивов, и в первую очередь это касалось «Роснефти». Но Игорь Сечин был противником ускоренной приватизации и выступал за консолидацию ТЭКа. Еще в 2011 г., будучи вице-премьером по ТЭКу, он писал Владимиру Путину, что «Роснефть», перестав быть государственной, не сможет работать на шельфе и будет меньше платить налогов. Он также добавлял, что объективная оценка «Транснефти» не проведена, приватизация «Русгидро» может негативно отразиться на ее инвестпроектах, а «Зарубежнефть» – компания специального назначения. 

В результате приватизация ТЭКа так и не началась, за исключением «Башнефти», и эта компания отошла «Роснефти», причем без всякого конкурса. «Минувшим летом, когда обсуждался вопрос продажи «Башнефти», Дворкович выступал непримиримым противником передачи ее акций государственной «Роснефти», – говорит экономист Никита Кричевский, – но уже тогда все понимали, что речь идет не о приватизации, а о сокращении дефицита федерального бюджета». По мнению экономиста, продажа «Башнефти» противоречит всем канонам. Эта прибыльная компания не нуждалась в смене собственника, а основным претендентом на нее считался «Лукойл». В итоге в Кремле вопрос был решен в пользу «Роснефти». «Позиция вице-премьера, курирующего ТЭК, по этому вопросу была непринципиальной, – считает руководитель Центра по изучению проблем взаимодействия бизнеса и власти Павел Толстых. – Все решалось на уровне первых лиц – Сечина и Путина».

«Аркадий Дворкович восстановил против себя не только нефтяников,– рассказывает источник «Ко», близкий к администрации президента. – Еще до Олимпийских игр в Сочи он поругался с владельцем курорта «Роза Хутор» Владимиром Потаниным, имеющим связи в аппарате правительства, год назад у него возник конфликт с главой «Лукойла» Вагитом Алекперовым, он испортил отношения и с бывшим министром финансов Алексеем Кудриным». «Конфликтовал чиновник и с министром сельского хозяйства Александром Ткачевым», – вспоминает Григорий Добромелов.

 

Бизнес-окружение

Четыре года на посту вице-премьера среди зубров большой политики – не так плохо для экономиста, известного своими либеральными взглядами. Дворкович, выпускник экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, начинал карьеру в Экспертной экономической группе при Министерстве финансов. На него обратил внимание Герман Греф, возглавлявший тогда Центр стратегических разработок, и пригласил в 2000 г. к себе. В 2004 г. с подачи Германа Грефа Дворкович возглавил Экспертное управление президента и должен был наладить и систематизировать потоки экономической информации, поступавшие в администрацию. А шанс на перемены в карьере он получил с приходом в 2008 г. в Кремль Дмитрия Медведева, которому требовалась собственная команда. Но к тому времени Дворкович и сам обзавелся полезными связями. Он учился на одном курсе с владельцем группы «Сумма» Зиявудином Магомедовым, а супруга вице-премьера Зумруд Рустамова работала у владельца финансово-промышленной группы «Нафта Москва» Сулеймана Керимова. 

«Уход из правительства Аркадия Дворковича ослабит позиции и Дмитрия Медведева, и лояльных к нему бизнесменов», – считает Павел Толстых. К таковым причисляют, кроме Зиявудина Магомедова, сенатора Сулеймана Керимова; основателя инжиниринговой компании «Группа Е4», министра по делам «Открытого правительства» Михаила Абызова, бывшего владельца курорта «Горная карусель» в Красной Поляне в Сочи Ахмеда Билалова, бывшего министра энергетики Игоря Юсуфова и его сына Виталия. Это так называемый круг дагестанских бизнесменов. В начале 2010-х, когда президентом являлся Дмитрий Медведев, эта группа была на коне – суммарные активы входящих в нее предпринимателей оценивались более чем в $50 млрд. Но в последние годы они резко сдали свои позиции. 

О бизнесе Юсуфовых практически ничего не слышно. В начале этого года они продали немецкие верфи Nordic Yards малазийской Genting Group оценочно за $262,5 млн. «Группа Е4» сейчас банкротится, а Зиявудин Магомедов и Сулейман Керимов практически перестали принимать участие в крупных федеральных проектах. Сенатор от Республики Дагестан последовательно продает активы, а самые интересные переводит на своего сына Саида.

Опрошенные «Ко» эксперты констатируют, что в последнее время связь Аркадия Дворковича с дагестанскими предпринимателями ослабла. Некоторые, например, братья Ахмед и Магомед Билаловы, занимавшиеся строительством горнолыжных трамплинов в олимпийском Сочи, уехали из России. Весной 2013 г. Генпрокуратура заподозрила Билаловых в растрате бюджетных средств и завела на них уголовные дела. Но братья успели уехать за границу. Можно считать совпадением, что информация о прекращении уголовного преследования братьев Билаловых появилась в день подписания распоряжения правительства о продаже 50,075% компании «Башнефть» за 329,6 млрд рублей НК «Роснефть». Тогда же появились слухи об уходе Аркадия Дворковича в РЖД.

 

Схема движения

«Назначение в РЖД может стать своего рода компенсацией чиновнику за отставку с поста главы совета директоров железнодорожной монополии», – говорит собеседник «Ко» из крупной железнодорожной компании. В конце сентября стало известно, что эту должность вместо Дворковича займет бывший глава Службы внешней разведки Михаил Фрадков. Но теперь встает вопрос о целой череде кадровых перестановок. 

Нынешний глава РЖД Олег Белозеров сел в свое кресло чуть больше года назад – в августе 2015 г. «Пока никак себя не показал, только начал въезжать в дела, но и явных провалов у него нет», – сообщает «Ко» чиновник из Минтранса. «С приходом Белозерова в РЖД начались положительные подвижки, работать с ним стало легче и проще», – отмечает топ-менеджер одной из транспортных компаний. 

Кандидатура Олега Белозерова год назад оказалась компромиссной – она устраивала и правительство, и хороших знакомых президента, давно интересующихся контрактами с РЖД. Речь идет об Аркадии Ротенберге, спарринг-партнере Владимира Путина по дзюдо. С Белозеровым он знаком еще с 1990-х, по работе в Санкт-Петербурге. В 2011 г. Ротенберг потерпел поражение: подконтрольная ему компания «Трансстроймеханизация» не была допущена к конкурсу на строительство участка железнодорожной магистрали стоимостью почти 50 млрд руб. Контракт достался группе «Сумма» Зиявудина Магомедова, который дружен с Аркадием Дворковичем. И с уходом Белозерова позиции братьев Ротенбергов на железной дороге могут вновь ослабнуть.

Встает еще один вопрос: куда девать Белозерова? «В РЖД он чужой, у него нет до сих пор своей команды, он не любит железные дороги, и пошел туда только потому, что нужно было двигаться выше с поста замминистра транспорта, – размышляет бывший подчиненный Белозерова в Минтрансе. – Для него интереснее кресло министра: правительственные заседания, машина с мигалкой…» 

«На место министра транспорта Максим Соколов попал случайно, как всех устраивающая кандидатура. И за несколько лет работы ничем особым себя не проявил»,– говорит источник «Ко», близкий к администрации президента. Кем сделать Максима Соколова? Помощником президента? Но эту позицию занимает бывший министр транспорта Игорь Левитин. «Соколова прочат на пост губернатора Санкт-Петербурга вместо Георгия Полтавченко», – полагает Никита Кричевский. 

 

Важная позиция

Развитие всех ключевых отраслей экономики завязано на позицию вице-премьера Аркадия Дворковича. Это и решения о господдержке, налоговых льготах, импортозамещении и пр. И весь крупный бизнес (и энергетики, и нефтяники, и металлурги) заинтересован, чтобы это кресло занял близкий им человек. «Сейчас в правительстве наблюдается паритет между либералами и силовиками, – говорит директор Дальневосточного консалтингового центра Петр Ханас. – Прямой логики в переназначении нет, но это решение принимает один человек, и все зависит от его мотивов и видения ситуации». Пресс-секретарь премьера Наталья Тимакова опровергла информацию об отставке Аркадия Дворковича, но сколько подобных заявлений уже было сделано… 

Среди наиболее вероятных претендентов на кресло вице-премьера – помощник президента и бывший министр экономического развития Андрей Белоусов и министр промышленности и торговли Денис Мантуров. «Сейчас ставка на молодых управленцев, – говорит руководитель Политической экспертной группы Константин Калачев. – Непонятно, какие задачи решат эти перестановки, как поменяется функционал, стоит ли за этим что-то еще, кроме желания перетряхнуть обойму, чтобы не допустить застоя». 

Выпускник экономфака МГУ Андрей Белоусов еще в студенческие годы работал с группой экономистов под руководством Александра Анчишкина, который в 1977–1981 гг. заведовал одной из кафедр экономического факультета МГУ. С Минэкономики Белоусов начал сотрудничать в 1999 г., был консультантом у нескольких премьеров, а с Михаилом Касьяновым и Михаилом Фрадковым работал в статусе внештатного советника. Белоусов, кстати, спрогнозировал экономический кризис 2008 г., спад экономики в 2011—2012 г. и сбой системы госуправления в 2015–2017 гг. 

На госслужбу Белоусов перешел только в 2006 г. – стал заместителем Германа Грефа в Минэкономразвития, а два года спустя пошел на повышение в правительство: Владимир Путин назначил его директором департамента экономики и финансов аппарата правительства. Помощником президента по экономическим вопросам он стал летом 2013 г. вместо ушедшей в ЦБ Эльвиры Набиуллиной. «Белоусов – очень мощный экономист, и переход в правительство будет для него понижением, – считает Павел Толстых. – Ему придется нести ключевую ответственность за принимаемые решения. Сейчас же он имеет очень большое влияние, но ни за что при этом не отвечает. И он будет сопротивляться этому назначению».

Опрошенные «Ко» эксперты считают, что больше подходит на вице-премьерскую позицию Денис Мантуров. Он считается протеже главы «Ростеха» Сергея Чемезова (возглавлял «дочку» «Ростеха» – «Оборонпром»), но, вместе с тем, зарекомендовал себя в Минпромторге (возглавляет с 2012 г.) как профессионал и хороший управленец. «Он перерос министерство, и пора двигаться дальше», – считает Георгий Добромелов. «Но в этом случае группа Сергея Чемезова расширяет свое влияние на транспортную отрасль и энергетику в той степени, в которой это требуется для подконтрольных «Ростеху» предприятий», – полагает директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве РФ Павел Салин. 

Возможен еще один вариант: вне зависимости от того, кто займет место Дворковича, может последовать перераспределение полномочий между другими вице-премьерами. Так, с мая 2014 г. куратором алкогольного рынка и сферы природопользования является Александр Хлопонин. Хотя ранее эти направления курировал Аркадий Дворкович. Хлопонину может достаться ТЭК и металлургия, в чем он достаточно силен. В этом случае серьезно укрепится положение Владимира Потанина, у которого в «Норникеле» долгое время работал сегодняшний вице-премьер. 

Переход Аркадия Дворковича в РЖД, если он состоится, можно будет назвать успехом чиновника. Впереди президентские выборы и полная смена правительства. Громкие отставки и перестановки уже начались. И своевременное перемещение на хорошее место, в госкомпанию, может оказаться лучшим решением. «Чиновник сам просился с должности вице-премьера, – говорит Никита Кричевский. – Одно время рассматривался его переход в «Транснефть» на место Николая Токарева. Сейчас возникла новая тема – РЖД. Это место куда более хлебное по сравнению с креслом чиновника». «Так поступил бывший глава Министерства экономического развития Герман Греф, перейдя в 2007 г. на работу в Сбербанк, – говорит профессор НИУ ВШЭ Иван Родионов. – Как раньше бояр отправляли управлять волостями, сейчас чиновникам подыскивают хлебные места в госкомпаниях». 

Конечно, придется работать: сейчас пересматривается ход дальнейшей реформы железнодорожной отрасли, ее тарифообразование, допуск частных компаний к локомотивной тяге и пр. При этом государство сокращает запросы монополии. И если раньше вице-премьер резал бюджеты РЖД, то теперь будет резать не он, а ему. 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: