На конкурсной основе

Анекдоты про второе пришествие Димы Билана на Евровидение разошлись по рунету едва ли не быстрее новости о его победе. Еще в ночь на воскресенье российские юзеры узнали, что «битву за Белград выиграли скрипка Страдивари и олимпийский чемпион Плющенко, на подпевках – какой-то Билан». Дальше – больше: в понедельник картина прояснилась, мол, акция «Голосуй за Билана, или он приедет на Евровидение в третий раз» прошла успешно. Главный вопрос вторника: если бы Билану не дали выиграть, приехал бы он в третий раз с Валуевым? К среде разработали было схему, как нам заодно выиграть и Евро-2008: во время матчей сборной России надо просто заливать центральный круг, и пусть там катается Плющенко. Но уже в четверг решили, что и так обойдется. Скоро на всех мировых соревнованиях призовые места будут называться: «третье», «второе – чемпионское» и «*ля, опять русские». К моменту сдачи номера в печать в пятницу кто-то уже успел предложить, что, мол, пора начинать третью мировую – раз уж так фартит.
В то время как народ шутил, власти подошли к делу серьезно. Президент Медведев в три часа ночи поздравил Билана с победой (видимо, тоже телетрансляцию смотрел), а премьер Путин утром первым делом поручил вице-премьеру Жукову создать оргкомитет, дабы провести Евровидение-2009 «на самом высоком уровне» – нам, как победителям, принимать «мероприятие» в следующем году. Обычный песенный конкурс, довольно старомодный, не открывший за последние годы ни одной звезды, не принесший ни одного хита, на российской почве приобрел значение стратегическое и встал в один ряд с саммитом АТЭС-12 и Олимпиадой-2014. Журналисты, представители шоу-бизнеса и даже политики всю неделю как мантру повторяли, что, мол, «мы выиграли впервые за пятьдесят с лишним лет» (хотя и участвуем лишь с 1994-го) и теперь Евровидение едет к нам. При этом почти никто не рискнул усомниться в готовности России к такому мероприятию.
Москва только-только отошла после нашествия болельщиков «Челси» и «Манчестер Юнайтед», хотя большая часть из 25 000 гостей приезжала всего-то на сутки. Прилетели утром, затарились шапками-ушанками на Арбате, сходили на матч, побродили по ночной Москве и на рассвете – домой. Болельщики, может, и остались бы на день-другой, но места в трех-четырехзвездочных гостиницах расхватали еще осенью, а пять московских «звезд» даже англичанам не по карману. С Евровидением так не пройдет. Конкурс длится почти неделю (с учетом введенных недавно двух полуфиналов). Делегации стран-участниц, а их более 40, и журналисты приезжают недели за полторы до финала, фанаты, как правило, дней за пять. Публика не очень обеспеченная, но привередливая. В негласный «евростандарт» конкурса входит большое число комфортабельных гостиниц не дороже €100–130 за номер, специальный – желательно бесплатный – транспорт, недорогое питание, бесплатные экскурсии, модные показы и вечеринки, а также возможность для всех, кому не досталось билетов, смотреть шоу на больших экранах в центре города. Если отступиться от традиций, гости, конечно, не разъедутся, но потом в прессе и на фанатских сайтах организаторам крепко достанется. Например, приехавших в Белград 15 000 фанатов просто-таки возмутило отсутствие экскурсий и бесплатного алкоголя на вечеринках.
У Европейского вещательного союза (ЕBU) есть и целый список официальных требований к принимающему городу, главные из которых – наличие площадки вместимостью не менее 4000 мест и не менее 2000 мест в отелях в 45-минутной доступности от концертного зала (для делегаций). Цифры вроде бы скромные, но бывало, что конкурс выигрывали представители государств, для которых и эти пункты были невыполнимыми. В свое время из-за финансовых и организационных трудностей от проведения конкурса пришлось отказаться Нидерландам (1960), Франции (1963), Монако (1972), Люксембургу (1974) и Израилю (1980). «Что касается России, нам бы хотелось зал тысяч на десять минимум и, уж конечно, намного больше мест в гостиницах», – заявил Newsweek главный администратор конкурса Сванте Стокселиус.
Между тем в списке требований не сказано, что конкурс должен проходить именно в столице страны-хозяйки, из-за чего сразу после победы Билана в Сербии у нас начался свой конкурс – битва городов за право принять Евровидение-2009. Претендентов как минимум два – Москва и Санкт-Петербург. В правительстве Москвы вопрос еще не обсуждали, заявили Newsweek в пресс-службе мэрии, но «столица уже сегодня имеет все возможности для проведения этого международного музыкального конкурса и готова удовлетворить все требования, которые предъявляют организаторы Евровидения».
«У России есть время до конца августа, чтобы принять решение в пользу того или иного города, – говорит Сиетсе Баккер, пресс-секретарь Евровидения. – Но нам бы, конечно, хотелось, чтобы ситуация прояснилась как можно скорее, желательно в течение месяца». Однако пока ничего не понятно. На официальном сайте президента России в новостях за 25 мая было написано: «Следующий музыкальный конкурс Евровидение пройдет в Москве в 2009 году». Но после звонка Newsweek в пресс-службу президента («Это окончательное решение?») «Москву» оперативно исправили на нейтральное «Россия». Музыкальный критик Борис Барабанов хотя и считает, что Москва для конкурса больше подходит («Это город, живущий гораздо более регулярной фестивальной и концертной жизнью, здесь же базируются все службы, которые будут отвечать за фестиваль»), но прогнозирует, что проведут его на Неве: «Лоббирование такого решения налицо – в первые же дни. Случайно ничего не бывает».
Первым в пользу родного города высказался Евгений Плющенко. Далее губернатор Валентина Матвиенко поспешила заявить журналистам, что относится к этой идее «суперположительно» и что, по ее мнению, лучшего места для Евровидения-2009, чем Петербург, придумать нельзя. Эстафету подхватила депутат Госдумы Светлана Журова, обещавшая при первой же возможности обратиться с соответствующей просьбой к премьер-министру Путину. Ее опередили депутаты Законодательного собрания города на Неве, уже отправившие премьеру письмо. Главный аргумент всех питерских лоббистов – наличие у города статуса культурной столицы страны. «Это, конечно, может, и звучит банально, но ведь это звание с Петербурга никто не снимал, – говорит Олег Нилов, лидер фракции “Справедливая Россия” в питерском парламенте, инициировавший обращение. – Евровидение, без сомнения, мероприятие именно культурного характера, и здесь [в Санкт-Петербурге] для участников будет создана более творческая атмосфера, нежели в Москве».
Болеть за Петербург, по мнению депутата, должны и москвичи: «У них-то головной боли меньше будет». В том, что город справится с наплывом европейских любителей песни и пляски, он не сомневается: «Для Валентины Ивановны невыполнимых задач нет. Если нужно будет, и 50 000 гостей разместим по самому высшему уровню». Что нельзя, по его мнению, сказать о Москве. Мол, принять англичан она-то смогла, но вот разместить не сумела. А в Петербурге есть резерв – водные пространства: «Там может причалить любое количество зафрахтованных плавучих гостиниц. Сомневаюсь, что Москва предложит лучший вариант».
Александр Лесник, президент Hotel Consulting & Development Group, с депутатом не согласен. «Логичнее проводить Евровидение в Москве – по гостиничной инфраструктуре и количеству мест она выигрывает, – говорит Лесник, а потом с усмешкой уточняет: – Хотя это не значит, что гостям не придется ночевать на улице». В Санкт-Петербурге, по данным консалтингового агентства Becar, насчитывается чуть более 15 000 гостиничных номеров, в Москве – около 35 000, при этом столичные цены на 20–30% выше питерских. По данным опубликованного недавно исследования компании Hogg Robinson Group, Москва на первом месте в рейтинге городов с самыми дорогими гостиницами. Средняя цена номера в Москве составляет около ?320 в сутки, что значительно дороже, например, Парижа (?215) или Лондона (?195). При этом, по данным Becar, как в Москве, так и в Питере наибольшим спросом пользуются гостиницы «3 звезды» (?80–150), но они всегда в дефиците, и улучшений не намечается – девелоперы и инвесторы охотнее вкладываются в быстро окупающийся люксовый сегмент.
Европейские отели туристам, забронировавшим номера на время Евровидения за несколько месяцев, делают скидки. Звонок корреспондента в московский «Космос» разрушил и эти надежды: «А если с осени бронировать места на 12–16 мая 2009 года [дни конкурса], получится дешевле?» «Нет, не дешевле, – ответила девушка из службы бронирования. – Но хотя бы получится». По словам Александра Лесника, российские отели в преддверии крупных мероприятий не то что скидок не делают, но, наоборот, в разы поднимают и без того высокие цены. «Этого мы больше всего и опасаемся», – вздыхает Сванте Стокселиус.
Именно на нехватку доступных отелей европейского класса (то есть не общежитий и не детских санаториев за городом) больше всего жаловались гости, приехавшие в соседнюю Украину на Евровидение-2005. Предусмотрительные фанаты забронировали все приличные гостиницы еще осенью, к началу весны организаторы поняли, что мест катастрофически не хватает, и построили на Трухановском острове посреди Днепра огромный палаточный лагерь на 5000 человек. Но он, несмотря на рекордно низкие цены – ?10 с носа, – так и простоял почти пустой. Украинские власти рассчитывали, что прибудет как минимум 30 000 гостей, но европейцы предпочли не ехать вовсе, чем жить в палатках или дорогих люксах. В итоге в Киев прибыло чуть более 10 000 туристов из ЕС, а в палаточном лагере скучали 500 белорусов.
Евровидение в Киеве могло и вовсе не состояться. Из-за случившейся в конце 2004 г. оранжевой революции его организацией до февраля 2005-го никто толком и не занимался. Нагрянувшая в марте комиссия EBU предложила перенести конкурс на запасную площадку в Стокгольм, но киевляне пообещали уложиться в срок. «Организовать такой конкурс за два с половиной месяца нереально, но мы сделали невозможное, – вспоминает DJ Паша, тогдашний ведущий и автор сценария церемонии. – Всё в итоге получилось отлично, но не повторяйте наших ошибок – начинайте готовиться заранее». DJ Паша уверен, что фестиваль в Киеве был лучшим за 50 лет, но не сомневается, что Россия постарается переплюнуть соседа: «Деньги-то у вас есть, да и революций вроде не намечается».
Киевское Евровидение было самым дорогим за всю историю проведения конкурса. Оно обошлось организаторам в ?22 млн. Однако существенную часть расходов компенсирует сам EBU и титульные спонсоры мероприятия; есть еще и второстепенные доходы. «Провести конкурс стоит в среднем ?13–14 млн, но это зависит от страны проведения. В России может получиться и больше, – говорит учредитель фестиваля Сванте Стокселиус. – Афины заработали на конкурсе ?7 млн, Хельсинки получили столько же, сколько и потратили». Украинские чиновники также утверждают, что госбюджет от проведения конкурса не пострадал.
Главными спонсорами проведения Евровидения в Киеве были компании Nemiroff и «Киевстар», заплатившие за спонсорские пакеты по ?2 млн. Быть спонсором конкурса престижно, его ежегодно смотрят более 100 млн телезрителей, большая часть – из Восточной Европы. Телетрансляцию Евровидения из Белграда на телеканале «Россия» смотрели, по данным TNS Gallup Media, 47% россиян. «Не сомневаюсь, что и у вас найдутся желающие стать партнерами конкурса, – говорит Жанна Ревнова, глава отдела корпоративных связей компании “Киевстар”; кромеспонсорского взноса ее компания вложила несколько миллионов евро в рекламу в рамках реализации спонсорских прав. – Инвестиции в этот проект полностью оправдали себя – 2005 год стал для “Киевстар” переломным». По данным Ревновой, частота ассоциирования брэнда с Евровидением была более 90% («даже у пенсионеров»). Отношение к брэнду «однозначно улучшилось» у 42% респондентов.
Неплохие деньги приносит и продажа билетов. Их средняя цена – ?150–250. Если предположить, что конкурс пройдет в московском СК «Олимпийский» или питерском СКК «Петербургский» вместимостью 25 000 зрителей (именно эти две площадки эксперты, опрошенные Newsweek, назвали наиболее подходящими), то доходы от продаж составят до ?5 млн. Это, конечно, при условии, что все билеты будут раскуплены.
Пока же фанаты и журналисты из «большой четверки» стран-учредителей (Великобритания, Франция, Германия и Испания) сомневаются, стоит ли ехать в Россию. И даже обсуждают возможный бойкот конкурса. Они уверены, что Дима Билан выиграл не в силу огромного таланта, а за счет огромных инвестиций в его выступление (например, немецкая пресса пишет, что его успех обошелся России в ?10 млн, из которых большая часть пошла на гонорар известному американскому продюсеру Тимбалэнду за продюсерские услуги, часть – на промотур по Европе и еще на публикации во всех сербских газетах «откровенных» фото Билана). Так делать можно, но на Евровидении – не принято.
Но главный вклад в победу России внесло «блочное голосование» – это основное, за что критикуют Евровидение. За последние годы в систему конкурса влилась критическая масса новых участников – страны бывшего СССР и социалистического лагеря. В Белграде соревновались конкурсанты 43 стран, из них 22 участника представляли «нашу» сторону Европы (включая Азербайджан, Грузию и Армению). Российскому исполнителю поставили высокие оценки все без исключения страны бывшего Советского Союза. Испанские комментаторы пишут, что голоса из бывшего советского блока и впредь будут править бал на Евровидении. Немцы говорят о «музыкальном железном занавесе» и напоминают об Олимпиаде-80, когда в Москву отказались приехать 62 страны. Английские комментаторы еще в прошлом году предсказали, что в 2008-м Россия выиграет, потому что уже тогда все топовые места получили представители славянских государств.
Общие претензии выразил британский публицист Тим Мур: «Теперь всё зависит не от твоего выступления и песни, а скорее от того, сколько у тебя тетушек в Черногории». Но от поездки в Белград отказались только австрийцы – официальный бойкот был объявлен именно из-за системы блочного голосования. Как сказали Newsweek в австрийском оргкомитете Евровидения, ехать ли в Москву, они еще не решили. Но уже очевидно, что в Россию не приедут многие. На следующий же день после победы Билана телеведущий Терри Воган, более 30 лет комментирующий Евровидение для британцев, назвал конкурс «несправедливым и политизированным» и призвал страны Западной Европы задуматься над целесообразностью участия в нем. Сам Воган в Москву точно не полетит. «Я не хочу быть свидетелем очередного подобного фиаско», – заявил он.
Между тем европейцев здесь очень ждут. В особенности представители сексуальных меньшинств. Евровидение – одно из любимейших культурных мероприятий геев и лесбиянок. «Оно тесно связано с гей-сообществом. В конкурсе участвуют много гей-исполнителей и всегда приезжают тысячи болельщиков-геев, – объясняет Николай Алексеев, руководитель проекта gayrussia.ru. – Если Евровидение пройдет в Москве, мы непременно организуем парад в день финала. Это май, суббота – для нас идеальная возможность обратить внимание Европы на ущемление прав геев в России. И я не представляю, как Лужков – под пристальным вниманием всей Европы – сможет нам помешать». Если конкурс пройдет в Питере, московские геи скорректируют планы. «В любом случае мы о себе заявим», – уверяет Алексеев.
Вопрос, кто будет представлять Россию в 2009-м, уже не такой важный. «Мы выиграли, можно расслабиться и получать удовольствие, – говорит музыкальный критик Максим Кононенко. – Да хоть Борис Моисеев, как раз подходит этой публике».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: