Мусорный банк

Отставка Михаила Кузовлева с поста председателя правления банка «Российский капитал», не проработавшего там и трех месяцев, оказалась неожиданной для многих. Банк является 100-процентной «дочкой» Агентства по страхованию вкладов (АСВ) и на его базе начали создавать единую государственную структуру по санации кредитных учреждений. О готовящемся увольнении не знали даже топ-менеджеры Роскапа, включая назначенную новым исполняющим обязанности главы банка Эльмиру Тихонычеву. Среди причин называют разногласия между Михаилом Кузовлевым и АСВ по стратегии развития банка. Решение было принято на совете директоров Роскапа, прошедшем вечером в четверг.

«С самого начала было много вопросов, чем будет заниматься Роскап, какой у него мандат, какова его стратегия, – говорит собеседник «Ко» из АСВ. – Были только предположения, но четкий план и модель ведения бизнеса отсутствовала». По всей видимости, Михаил Кузовлев решил построить бизнес Роскапа по аналогии с Банком Москвы, санируемый ВТБ, где проработал последние четыре года. Но сравнивать по объемам бизнеса Банк Москвы (8-е место по величине активов) и Российский капитал (43-е место на 1 мая 2015г.) нельзя. Запросы нового руководства во главе с Кузовлевым требовали больших средств. АСВ, у которого фонд страхования вкладов практически пуст, позволить себе этого не мог. К тому же «Роскап» убыточен. В первом полугодии его убыток по МСФО составил 3,6 млрд руб. против чистой прибыли 86,2 млн руб. за аналогичный период прошлого года.

«Если банк станет обычным промежуточным звеном по передаче средств между государством и региональными банками, это будет выглядеть весьма странно. Зачем тогда его торжественно называть мегасанатором? – удивляется бывший глава банка из топ-100. – С этим легко бы справилось любое подразделение АСВ или Банка России. Если «Роскап» будет брать на санацию банки, которыми не заинтересовались рыночные игроки, то опять непонятно, для чего, и как это будет происходить. Мировых аналогов подобному нет».

Идея появления государственного банка-мегасанатора, которую активно поддерживал глава ВТБ Андрей Костин, начала реализовываться. «Предлагается создать единого квазигосударственного санатора, который очищал бы проблемные банки, контролировал их и потом продавал на рынке», – говорил он в конце марта на Экономическом форуме в Китае. По его словам, эта идея «получила большое признание, она позитивна», так как позволит упорядочить систему санирования. Андрей Костин также намекал, что привлечь к этому следует «Российский капитал», который стал бы «банком плохих долгов». Но для этого потребуется его докапитализация. В июле банк возглавил бывший подчиненный Костина, экс-президент Банка Москвы Михаил Кузовлев, а в конце августа стало известно, что правительство вольет в «Роскап» в общей сумме почти 14 млрд руб. Ранее власти говорили, что для создания госсанатора требуется около 100 млрд руб., но схемы финансирования до сих пор нет.

Как создавался мегасанатор

«Российский капитал» был учрежден в 1993 г. несколькими выходцами из Мосбизнесбанка, который позднее, в 1999 г., лишился лицензии. Основными владельцами «Роскапа» считались Алексей Иващенко (бывший первый зампред Мосбизнесбанка), Ирина Киреева (предправления «Роскапа») и Олег Мартынов (учредитель КБ «Большая Волга», лишенного лицензии в 2004 г.).

Проблемы с ликвидностью у «Роскапа» возникли в начале октября 2008 г. 17 октября 2008 г. на совещании у главы Минфина Алексея Кудрина совладельца Национального резервного банка (НРБ) Александра Лебедева попросили провести санацию «Российского капитала». На счетах НРБ был размещен депозит Центрального банка в $300 млн. «Эти средства он получил до принятия соответствующего закона о санации, по которому сегодня банки кредитуются на гораздо более льготных финансовых и временных условиях», – вспоминает один из бывших топ-менеджеров НРБ. Александр Лебедев не захотел обсуждать эту тему. До принятия закона банки спасали точечно – с участием окологосударственных структур или коммерческих банков на основании личных договоренностей. Всего таких случаев было шесть. Средства на спасение выделял Банк России.

Последовавшие за покупкой проверки в «Роскапе» выявили проблемы на гораздо большую сумму. Как неоднократно заявлял Александр Лебедев, он информировал и АСВ, и правоохранительные органы о том, что с помощью сомнительных сделок, невозвратных кредитов, фирм-однодневок и офшорных счетов из «Роскапа»прежними владельцамибыло выведено более 5 млрд руб. Но никто на это не реагировал – ни МВД, ни Прокуратура, ни Следственный комитет. Получилось наоборот. Национальному резервному банку предъявили претензии в неправильном расходовании госсредств, полученных на санацию. Это можно было связать с политической деятельностью Александра Лебедева, критиковавшего власть и раздражавшего Кремль. Дело дошло до «маски-шоу» в НРБ. При том что все деньги вместе с процентами НРБ вернул, а сам «Российский капитал» Лебедев передал обратногосударству, точнее, АСВ, которое уже самостоятельно начало санировать «Роскап».

Как только «Роскап» перешел АСВ, риторика чиновников изменилась. АСВ сразу же выявило в «Роскапе» фиктивные активы на 3,7 млрд руб., и направило заявление о возбуждении уголовного дела в правоохранительные органы. В 2011 г. Ирину Кирееву привлекли в качестве обвиняемой в совершении преступления. Предварительный размер материального ущерба, причиненного банку ее действиями, оценен в 700 млн руб.

Реанимация «Роскапа» тогда обошлась государству в 12 млрд руб. Кредитное учреждение заработало и в прошлом году даже взяло на санацию нижегородский «Эллипс банк».

Впервые идея создания мегаоргана по санации и ликвидации всех компаний финансового сектора на базе АСВ была озвучена главой агентства Юрием Исаевым в июне 2013 г. В начале этого года появилась информация, что заниматься этим будет стопроцентная «дочка» АСВ – «Российский капитал». «Начиная с 2008 г. вся банковская система никоим образом не списывала проблемные активы. Они давили на капитал, и каждый банк решал проблему самостоятельно – через банкротство, переуступку, вывод в паевые фонды или досоздание резервов, – говорит вице-президент ФБК Алексей Терехов. – Системного характера решения этой проблемы не было. Но сейчас, можно предположить, мегасанатор создают, чтобы также не решить, а лишь закамуфлировать эту проблему».

Все дороги ведут в ВТБ

Андрей Костин активно поддерживал создание мегасанатора. «Если в решении о санации того или иного банка ВТБ сейчас не может принимать участие, а в партнерстве с АСВ делать это не очень интересно, то через отдельную структуру, да еще возглавляемую человеком из команды Андрея Костина, это может оказаться проще, – полагает бывший глава банка из топ-100. – Это личные клановые вещи и корпоративные интересы ВТБ. Участвовать в санации сейчас очень интересно. Ведь через санатора идут огромные финансовые потоки. Сейчас на рынке нет ни одного коммерческого игрока, который бы сказал, что ему не интересна санация за государственные деньги. Это новый большой кусок бизнеса». «Интерес ВТБ заключался в том, чтобы посадить в «Роскап» своего человека, который сможет влиять на политику управления мегасанатора в отношении тех или иных проблемных активов, – говорит другой банкир. – В вопросах по санационному управлению важно, чтобы стратегия санатора совпадала со стратегией крупного кредитора. Ведь проблемные активы имеются не только у частных банков, но и государственных, в том числе и у ВТБ».

В конце января 2015 г. правительство поручило Минфину и Минэкономразвития разработать проект создания банка «плохих» долгов. «Эта мера не направлена на докапитализацию банков, а направлена на решение проблем предприятий. Это не классический банк «плохих» активов, при помощи которого капитализируют банки. Это будет связано с предотвращением банкротства крупных предприятий, у которых могут оказаться проблемы», – пояснял тогда замминистра финансов РФ Алексей Моисеев. Кстати, этот чиновник с 2010 по 2012 г. возглавлял управление макроэкономического анализа ЗАО «ВТБ Капитал». В начале апреля он же на Биржевом форуме в Москве предложил в качестве уже мегасанатора использовать «Российский капитал». В первой половине мая стало известно о докапитализации «Роскапа» на 5,36 млрд руб с помощью ОФЗ, а 21 мая на совещании у первого вице-премьера Игоря Шувалова принято решение о создании госсанатора на базе банка «Российский капитал». Была наконец озвучена и сумма («до 100 млрд руб.»), на которую предполагается увеличение собственных средств «Роскапа», чтобы он мог выполнить предполагаемые новые функции. Тогда же Михаилу Кузовлеву было сделано предложение о переходе на работу в «Роскап» из Банка Москвы. К своим обязанностям на новом месте банкир, работавший с 2002 г. в структурах ВТБ, приступил 1 июля 2015 г.

Падение «Гуты»

Выпускник МГИМО Михаил Кузовлев начал свою банковскую карьеру в 1990 г. во Внешнеэкономическом центре «Пробизнес» Сергея Леонтьева, где дослужился до вице-президента «Пробизнесбанка». «У него была очень хорошая репутация, – вспоминает один из топ-менеджеров «Пробизнесбанка». – Быстрые мозги, открытость, демократичность, мобильность». «Кузовлев известен на финансовом рынке с 1990-х. Он очень комфортен в общении, энергичен, трудолюбив», – говорит президент Ассоциации российских банков ГарегинТосунян. «Профессиональный банкир, достаточно жесткий в принятии решений», – отмечает глава совета директоров МДМ-банка ОлегВьюгин. В 2002 г. он перешел на пост вице-президента ВТБ, где сразу начал заниматься проблемными активами, а чуть позднее – и проблемными банками в структуре ВТБ.

Карьера топ-менеджера развивалась стремительно. Уже через два года вице-президент ВТБ стал президентом Гута-банка, санацией которого он занимался весь следующий год. На рынке говорили, что продвижением по служебной лестнице Кузовлев обязан одному из самых влиятельных топ-менеджеров банка Вадиму Левину, который считался другом тогдашнего министра финансов Алексея Кудрина. Вадим Левин не только обеспечивал в банке взаимоотношения с Минфином, но и курировал самые крупные проекты и важных клиентов. Летом 2009 г. Вадим Левин покинул ВТБ, чтобы заняться личными проектами. С тех пор о его бизнес-деятельности ничего не было слышно.

Новость о том, что 6 июля 2004 г. Гута-банк прекратил выдачу вкладов и проведение выплат, взбудоражила рынок. Вкладчики побежали снимать сбережения и в другие банки. Кризис ликвидности грозил обернуться полномасштабным кризисом на российском финансовом рынке. Банк был учрежден в 1991 г. основателем Группы «Гута» Юрием Гущиным. Его связывали дружеские отношения с бывшим руководителем администрации Бориса Ельцина Юрием Петровым, впоследствии главой госкорпорации «Госинкор». За несколько лет Группа «Гута» стала обладателем крупных промышленных активов в разных отраслях. В группу входило более ста компаний. Суммарная стоимость их активов достигала $2,5 млрд, а выручка от реализации в 2002 г. превышала $1 млрд. На 1 апреля 2004 г. Гута-банк занимал 22-е место по активам и 30-е место по размеру собственного капитала.

Самые интересные предприятия «Гуты», на которые засматривались многие ФПГ, это кондитерская группа «Объединенные кондитеры», в которую входили фабрики «Красный Октябрь», «Рот Фронт», концерн «Бабаевский», а также 14 региональных предприятий. Также «Гута» владела крупными пакетами акций предприятий, входящих в машиностроительное объединение «Пермские моторы», которые чиновники хотели объединить в единую корпорацию.

Версий причин падения Гута-банка было две. Первая – это чисто финансовые проблемы на банковском рынке: в частности, началась массированная атака на «Юкос», за чем последовал обвал фондового рынка. Банки, вложившиеся в ценные бумаги, оказались в сложной ситуации. Тогда же начались проверки банков на соответствие системе страхования вкладов. Затем последовали заявления о том, что около 10 банков подозреваются в отмывании средств, полученных преступным путем. Как следствие, на рынке межбанковских кредитов банки перестали доверять друг другу. Ставки выросли, а некоторым кредитным учреждениям закрыли лимиты. Вторая версия – давление на «Гуту» и спланированная атака на банк, чтобы собственники были более сговорчивы в отношении их активов. В тот момент «Уралсиб», «Русский генеральный банк» и Группа «Гута» вели спор за активы комбината по производству мороженого «Айс-Фили» и хлебобулочного комбината «Звездный». Волну недоверия к банку спровоцировала информация, появившаяся в начале июня 2004 г., о происходящих в банке выемках документов по «делу «Госинкора». На этом фоне у банка резко выросла доходность по векселям, из чего было сделано предположение, что банк сам по какой-то причине скупает собственные обязательства. А в конце июня у кредитого учреждения начались проблемы с исполнением контрактов.

Любопытен тот факт, что еще 29 июня 2004 г. ВТБ готов был предоставить «Гуте» кредитную линию на $300–400 млн, но буквально через день отказался от этого намерения. В итоге в июле 2004 г. приобретен ВТБ за символическую цену – 1 млн руб. Понятно, столь небольшая сумма покупки была следствием огромной дыры в балансе, которая, по неофициальным оценкам, составляла около $600 млн. Но сделка для ВТБ по покупке банка оказалась весьма выгодной. Во-первых, госбанк взял в залог часть промышленных активов группы «Гута», во-вторых, привлек под мизерную ставку долгосрочный депозит на $700 млн от ЦБ с правом использовать эти средства и на собственные нужды, и в-третьих, получил разветвленную филиальную сеть. Причем, только один лишь депозит ЦБ покрывал все обязательства Гута-банка.

Офшорный остров

После банковского кризиса 2005 г. Гута-банк превратился в ВТБ-24. Кузовлев ушел, оставив руководство банком Михаилу Задорнову. Но еще с 2004 г. топ-менеджер параллельно работал исполнительным управляющим директором другой дочерней структуры ВТБ – Русского коммерческого банка на Кипре (РКБ). РКБ стал «дочкой» ВТБ в 1995 г., тогда же банк получил лицензию Центрального банка Республики Кипр, а в сентябре 1995 г. свое разрешение на вывоз капитала дал ВТБ Центробанк России.

В 2005 г. Михаил Кузовлев полностью перебрался на остров. Казалось, что после Гута-банка Кипр – это почетная пенсия, хотя по возрасту на пенсионера Кузовлев совсем не подходил. В 2005 г. ему исполнилось всего 39 лет. В должности генерального директора РКБ Кузовлев продолжал решать для ВТБ щепетильные задачи.

РКБ – это одна из базовых «дочек» ВТБ, работающая фактически в офшорной зоне. До кризиса 2008 г. там располагалась основная инфраструктура госбанка по обслуживанию внешнеторговых контрактов. По его словам, банк и покупался с расчетом на создание подобной инфраструктуры, в том числе для госкомпаний и крупного российского бизнеса. Например, через РКБ ВТБ финансировал покупку Алишером Усмановым и Василием Анисимовым Михайловского ГОКа (МГОКа), которую пытался оспорить багамский офшор Colchecter Group Trading. Кстати, именно Вадим Левин помог снять обеспечительный арест с 97% акций МГОКа, направив письмо директору Федеральной службы судебных приставов Николаю Винниченко. В результате МГОК вошел в «Металлоинвест», а обвиненный в мошенничестве с акциями комбината экс-президент группы «Ренессанс Капитал» Олег Киселев несколько лет скрывался в Лондоне.

В 2008 г. Андрей Костин вернул Кузовлева в ВТБ на пост вице-президента, но и после отъезда с Кипра топ-менеджер не забывал остров. Якобы благодаря его связям с правительственными и деловыми кругами Кипра, борьба с офшорами, которую развернула Еврокомиссия в 2009–2010 гг., не коснулась «дочки» ВТБ. Тогда удалось вывести деньги российских госкомпаний, зависших на острове. Помогал он и в 2013 г., когда на Кипре начался полномасштабный финансовый кризис.

За работу на Кипре Кузовлева и коллег могли неплохо отблагодарить. В феврале 2009 г. РКБ выпустил дополнительную эмиссию, которую, согласно консолидированной отчетности ВТБ, выкупила «частная компания, находящаяся под контролем ключевых руководящих сотрудников группы». В результате доля ВТБ в банке снизилась со 100% до 60%. Имена покупателей ВТБ не называл, но среди директоров кипрского банка были глава РКБ Кирилл Зимарин, его бывший руководитель Михаил Кузовлев и член правления ВТБ Андрей Пучков. В феврале 2009 г. менеджеры заплатили за свой пакет $39 млн, а уже в сентябре $52 млн вернулись в виде дивидендов.

Как кризис-менеджер Кузовлев потребовался Костину в 2011 г., когда ВТБ после отставки Юрия Лужкова с позиции столичного мэра получил контроль над Банком Москвы. Банк выкупил пакет правительства Москвы и Столичной страховой группы за 103 млрд руб.

Банк Москвы достался Кузовлеву не в лучшем состоянии. Спасение Банка Москвы стоило государству 395 млрд руб. (295 млрд руб. предоставило АСВ, еще 100 млрд потратил сам ВТБ). История санации Банка Москвы породила скандалы и дискуссии об эффективности банковского надзора в России, но за три года Кузовлеву удалось вернуть 200 млрд руб. старых проблемных кредитов. В конце 2014 г. заем АСВ был продлен на пять лет – до 2026 г., – что вновь позволило получить прибыль в 99 млрд руб. План финансового оздоровления Банка Москвы пришлось продлить с 2015 до конца 2018 г. В нем говорилось, что в течение 3,5 лет по российской отчетности Банк Москвы должен досоздать резервы на 83,3 млрд руб. Таким образом, в случае присоединения к ВТБ, создавать резервы пришлось бы уже последнему. Поэтому от присоединения в этом году пришлось отказаться, отодвинув срок еще на три года.

Под присмотром АСВ

Присоединение Банка Москвы к ВТБ – вопрос уже решенный и, скорее, технический, не требующий каких-либо дополнительных усилий. История с мегасанатором иная. Механизм санаций, разработанный под Банк Москвы и затем распространенный на другие банки, начал показывать свою неэффективность. Санатору предоставляли десятилетний кредит под 0,51% годовых. «Но в прошлом году стало понятно, что в новых экономических реалиях это обходится слишком дорого государству и начинает противоречить кредитно-денежной политике ЦБ, – говорит главный аналитик Сбербанка РФ Михаил Матовников. – Увеличился риск банкротства самих санаторов, а значит, и риски, что Центробанк окажется с потерянными десятками или даже сотнями миллиардов рублей предоставленных им кредитов. В этой ситуации надо было разрабатывать новый механизм санации».

Чиновники и решили заниматься санированием через 100-процентную «дочку» АСВ – Российский капитал. И, по всей видимости, деятельность банка-санатора будет отличаться от предыдущих санаций. По крайней мере, Центробанк уже не будет финансировать «Роскап» по полной программе. В большей степени к санации будут привлекать самих кредиторов банков: «Роскапу» придется договариваться с ними о списании задолженности, вхождении в капитал и т. д. «С точки зрения государства интерес к созданию единого санатора понятен, – говорит начальник аналитического управления Банка БКФ Максим Осадчий. – На финансовое оздоровление банков уже направлено более триллиона рублей, а результат не виден и спросить не с кого. Так, например, на санацию Мособлбанка было выделено 129 млрд руб,, а конца и края этому процессу санации все не видно. Задача государства – снизить издержки на санацию с помощью специализированного государственного банка-санатора».

Решение о том, что на рынке возникает государственный банк-посредник, спорное. Михаил Матовников считает, что Агенство по реструктуризации кредитных орагнизаций (АРКО), работавшее на рынке с 1999 по 2004 г. было относительно успешно. В банках, где оно работало, кредиторы получили большие суммы, нежели в банках, которые банкротились частными конкурсными управляющими. По его мнению, санацией должна заниматься государственная структура, но было бы логично, чтобы функции АСВ, как ликвидатора банков, были разделены с функциями санатора. Олег Вьюгин, между тем, полагает, что мотивация у частного банка-санатора выше, чем у государственного. Негосударственные акционеры максимально взвешивают риски и стараются выжать из проекта прибыль, а не убытки.

«Создание мегасанатора уменьшит возможности быстрого расширения частных банковских ходлингов за счет дешевых государственных кредитов. Для некоторых банков это едва не стало основным бизнесом», – отмечает Михаил Матовников.

Очевидно, что создание единого банка-санатора приведет к дальнейшему огосударствлению банковского сектора, и его монополизации, поскольку на рынке снизится конкуренция. А при отсутствии конкуренции затраты на санацию проблемного банка вырастут. Но госбанкам, таким как ВТБ, Сбербанк или Газпромбанк, мегасанатор выгоден. Им нет резона отвлекаться на неликвидные активы, снижая тем самым свои финансовые показатели, как это было после кризиса 2008–2009 гг. Теперь ими можно наполнять «Роскап», который, расчищая активы проблемных банков, доходные их части может передавать крупным игрокам. Возможно, в этом и причина разногласий в стратегии развития банка между АСВ и Михаилом Кузовлевым, которая привела к его отставке.

Резюме Михаила Кузовлева

Год рождения: 1966

Образование:

1989г – выпускник факультета международных экономических отношений Московского государственного института международных отношений (МГИМО)

Опыт работы:

1990—1996гг.- первый заместитель директора, впоследствии— вице-президент Внешнеэкономического центра «Пробизнес».

1997-2000гг. – начальник управления финансовых операций, затем заместитель председателя правления АКБ Пробизнесбанк

2000-2002гг. – старший вице-президент АКБ Пробизнесбанк.

2002-2004гг.- вице-президент ОАО «Внешторгбанк»

2004-2005гг. – председатель правления ЗАО «КБ ГУТА-БАНК»

2004 – 2008гг. исполнительный управляющий директор Русский коммерческий банк, Кипр

2008-2014гг- председатель совета директоров Русский коммерческий банк, Кипр.

2008-2011гг. – первый заместитель президента-председателя правления ОАО «Банк ВТБ»

2011-2015 гг.- президент-председатель правления ОАО «Банк Москвы»

1 июля 2015г. – 10 сентября 2015г. — председатель правления АКБ «Российский капитал»

Что такое «Российский капитал»

Банк является стопроцентной «дочкой» Агентства по страхованию вкладов (АСВ) и занимает 43-е место по размеру активов (198,3 млрд руб. на 1 мая этого года). Вкризис 2008–2009 годов «Роскап» был взят АСВ на санацию, а с прошлого года он совместно с агентством санирует «Эллипс Банк».

В начале августа АСВ выбрал первые региональные банки для докапитализации и обмена ОФЗ на привилегированные акции. В список вошли "Уральский банк реконструкции и развития" (УБРиР), "Татфондбанк", "Азиатско-Тихоокеанский банк", "Запсибкомбанк", "Международный банк Санкт-Петербурга" (МБСП), "Сургутнефтегазбанк", "Кубань кредит", "Челябинвестбанк", "Саровбизнесбанк" и "Первобанк".

Докапитализация региональных банков будет проводиться через "Российский капитал" путем передачи им облигаций федерального займа. По состоянию на 1 июля 2015 г. АСВ получило согласие на докапитализацию от 26 банков и банковских групп. Из 838 млрд руб., которые предназначены для докапитализации банковской системы, за этими банками зарезервировано 821,5 млрд руб.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: