Мудрость отстающего

Забудьте о нанотехнологиях. России нужны просто технологии, подойдут даже не самые новые
Оглянитесь вокруг. Почти все, что нас окружает, придумано и впервые произведено в других странах 10, 30 или 2000 лет назад. От панельных многоэтажек, которыми застроены наши города, до икон, кофе и ракет, импортированных в прошлом тысячелетии из Греции, Голландии и Германии. К несчастью, иногда больших начальников осеняет, что Россия должна не только переваривать чужие идеи, но и создавать свои – в промышленных масштабах. И тогда они производят в академики Трофима Лысенко или требуют к такому-то году построить инновационную экономику.
На прошлой неделе лучший в России университет социальных наук, Высшая школа экономики, провел свою десятую международную конференцию. Бессмысленно сравнивать ее с аналогичными слетами экономистов в Америке: современные науки об обществе – одно из самых свежих наших заимствований, советская власть требовала от «экономистов», «социологов», «историков» не знания, а прославления.
По меркам Восточной Европы все прошло в высшей степени достойно. Работ мирового уровня, которыми заинтересовались бы редакции «топовых» экономических журналов, было не так много – от силы пять из примерно 200 докладов. Зато средний уровень докладчиков за 10 лет очень вырос, а это важнее, чем появление в нашей экономической науке новых звезд. Серьезный разговор о проблемах страны трудно вести в пустом пространстве – нужна плотная профессиональная среда. В России она, кажется, появляется.
Непрофессионалу это покажется странным, но больше всего в «Вышке» говорили не о кризисе: он рано или поздно кончится. Главная тема – выбор стратегии послекризисного развития. Что делать: по-прежнему готовить «инновационный прорыв», о котором говорится в официальной «Стратегии-2020», или сосредоточиться на модернизации экономики и общества, постепенно сокращая отставание от передовых стран?
Лично я думаю, что в путинской России у науки мирового уровня нет особых перспектив – никакими вливаниями в «Роснанотех» не заменишь гарантий базовых прав и свобод. Пока в России профессоров приговаривают к длительным срокам заключения за шпионаж, а студентам светит исключение из вуза за участие в акциях оппозиции, трудно рассчитывать на возвращение умов из западных университетов или на полноценное участие российских ученых в интернациональных командах – основной организационной единице и движущей силе современной науки.
Но даже если бы в России цвели 1000 политических цветов и действовала судебная система, а не аппарат по штамповке обвинительных приговоров, стратегия «инновационного прорыва» была бы не более чем дорогостоящей авантюрой. По крайней мере при нынешнем уровне развития: самой простой его индикатор, ВВП на душу населения, в России равен 28% от уровня США.
На конференции об этом говорил академик Виктор Полтерович. Разрыв в уровне развития между Россией и США не изменился с 1913 года. И это еще большая удача. Две мировые войны, одна гражданская, две революции могли отбросить Россию еще дальше назад. Однако по гамбургскому счету это, конечно, поражение. За тот же период Япония сократила свое отставание от США с 25% до 76% ВВП на душу населения, Южная Корея – с 16% до 56%, Норвегия – с 43% до 110%.
Почему удалось им и не удалось нам? Первое условие успешной погони за лидером – «по одежке протягивать ножки», делать ставку на заимствование технологий, а не на технологическое лидерство. Ресурсы развития не бесконечны, сжигать их в топке амбиций – безрассудство. «Инновационный прорыв в отсталой экономике невозможен», – категоричен Полтерович.
Эффективное заимствование – тоже крайне сложная задача. Примеры стран, сокративших отставание от лидера, – это исключения, а не правило. А все потому, что экономика догоняющей страны должна иметь высокую «впитывающую способность» – импортные технологии должны приносить прибыль большую, чем в стране своего происхождения, иначе разрыв не сократить. Кстати, советская командная экономика – это хороший пример того, как не надо заимствовать: кампании по химизации, мелиорации, информатизации были очень затратными, но не принесли серьезной отдачи. И только после того, как страна приблизится к «мировой технологической границе», имеет смысл вкладывать ресурсы в настоящие инновации.
Способна ли современная Россия эффективно впитывать чужие технологии? Если да, то как повысить эффективность, если нет – что этому мешает? Положа руку на сердце, мы не знаем ответов на эти вопросы. Но мы все ближе к тому, чтобы признать: именно эти вопросы – правильные. А это не так уж мало.
Автор – первый заместитель главного редактора журнала Forbes

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: