Модель для сборов

Таможенный союз построен, но как он будет работать, чиновникам до сих пор не ясно

В последний момент Александр Лукашенко, от которого всегда ждут сюрпризов, едва не сорвал создание Таможенного союза. Как стало известно Newsweek, Лукашенко не понравилось распределение голосов между Россией, Белоруссией и Казахстаном в рабочих органах союза. Обошлось без скандала, но это лишь один из многих примеров. Чем больше документов подписывает «тройка», тем туманнее становится картина, как все-таки будет устроена жизнь соседей с этими новыми прозрачными границами.
«Процесс запустили, теперь посмотрим, как полетит», – прокомментировал создание Таможенного союза правительственный чиновник. От деклараций Россия, Белоруссия и Казахстан перешли к конкретным обязательствам друг перед другом. 27 ноября президенты трех стран подписали соглашения о едином таможенном тарифе и общем Таможенном кодексе. Подписать главные документы помог тот факт, что президенты решили «не закапываться в детали», рассказывает официальный представитель аппарата вице-премьера Игоря Шувалова. Все согласовывалось в спешном порядке, и была опасность, что правки придется вносить сразу после того, как завершится торжественная церемония, говорит другой чиновник.
Самыми горячими стали последние четыре дня перед приездом президентов в Минск, рассказывает российский переговорщик: консенсуса не было – «то свиньи лезли, то холодильники». Дело в том, что в последний момент первый вице-премьер Виктор Зубков решил отстоять высокую пошлину на живых свиней, которых везут в Россию на убой. Белорусы в связи с этим немедленно вернулись к любимому вопросу о повышении пошлин на грузовики, а казахи снова вспомнили о холодильниках. «Как только появляется одно новое предложение, на него сразу наматываются еще два, получается клубок», – говорит российский чиновник. Один из переговорщиков вспоминает, как Игорь Шувалов заявил, что решения должны быть «равно неудобными» для всех – по такому принципу искали компромисс.
В итоге главных достижений два – Таможенный кодекс и единый тариф. Ставки, как уже рассказывал Newsweek, взяли в основном российские, а вот кодекс пришлось писать с нуля. Таможенные процедуры везде примерно одинаковые, говорит сотрудник российской таможенной службы, серьезных проблем с его утверждением не было. В следующем году будет отменено таможенное оформление на всех внутренних границах, говорит директор департамента Минэкономразвития Алексей Лихачев. Таможенный контроль на российско-белорусской границе прекратится с июля 2010 года, а на российско-казахской – с июля 2011 года.
Однако главный вопрос, на который должен был ответить кодекс, остался без ответа. Если границы общие, то как собирать пошлины и делить их между тремя союзниками? Сначала предполагалось, что пошлины будут сваливаться в один котел и потом пропорционально распределяться между странами. Но этот котел стал бы, по сути, еще одним бюджетом – наднациональным, причем немаленьким.
Только Россия в 2010 году рассчитывает получить от импортных пошлин 516,5 мрлд рублей. Было непонятно, кто и как должен управлять этими деньгами. Теперь базовый вариант такой: каждая страна будет собирать пошлины на своей территории и потом перечислять партнерам в определенной пропорции. По мнению российских чиновников, около 90% денег от платежей будут российскими, однако точную формулу Минфины трех стран еще не посчитали.
Сделать это будет непросто. Дело в том, что каждая страна будет собирать деньги в своей валюте, а потом конвертировать в валюту одного из партнеров. Это займет время, а курс может меняться очень быстро. Например, в начале февраля Национальный банк Казахстана девальвировал тенге сразу на 18%. Рубль тоже девальвировался, но в другие сроки и другими темпами. Если бы тогда Таможенный союз уже существовал, Россия получила бы меньше, чем ей причиталось. Это проблема центробанков, пожимает плечами сотрудник российской таможни.
«Появляется отличное поле для махинаций и злоупотреблений – чувствую, что раз в месяц курсы будут неожиданно колебаться», – опасается бывший директор департамента иностранных операций Банка России Андрей Черепанов. Он считает, что придется либо вводить фиксированные курсовые соотношения, либо собирать таможенные пошлины в общей валюте.Единая валюта для Таможенного союза – это вторая часть сериала, говорит бывший председатель Национального банка Казахстана Ораз Жандосов: этот вопрос может встать не раньше чем лет через 15.
С экспортными пошлинами проблема другая. Делить их на троих не нужно. Проблема у России и Белоруссии. Идущая на белорусский рынок российская нефть считается экспортной и облагается пошлиной, пусть и по льготной ставке – почти втрое ниже обычной. На прошлой неделе Владимир Путин утвердил новую ставку нефтяной пошлины – $271 за тонну. Так что поставщики нефти в Белоруссию заплатят около $96, что скажется на цене топлива уже для белорусских потребителей.
В Минске давно говорят, что нехорошо облагать пошлиной товары для союзника, а с созданием Таможенного союза у Лукашенко появился новый аргумент. Об отмене пошлин речь не идет, подчеркивает участник российской делегации. Это не просто таможенный вопрос, а почти политика – сверхприбыли нефтяных компаний должны изыматься. Пошлины могут переименовать, назвать «сбором», но не отменить.
Более того, на прошлой неделе министр энергетики Сергей Шматко дал понять, что и на действующий сейчас льготный режим белорусы могут рассчитывать, только если пустят российские компании «в нефтяную инфраструктуру». Например, к приватизации нефтехимического комплекса «Нафтан-Полимир». С 2010 года старые соглашения истекают, и российское правительство должно продлить соглашение о льготной ставке для белорусов, но не спешит этого делать.
С Казахстаном нефтяные проблемы Россия уже решила. Москва согласилась не повышать до 2014 года плату за транзит казахстанской нефти через российскую территорию. Но в будущем может возникнуть другой вопрос. Казахстан – экспортер нефти, однако экспортных пошлин у страны нет вовсе. Их отменили незадолго до всех судьбоносных решений о союзе. Пошлины должны быть одинаковыми: либо Астане придется их вводить, либо Москве – отменять, говоритглавный научный сотрудник казахстанского Института стратегических исследований при президенте Казахстана Гульнур Рахматулина.
Можно обойтись и без экспортных пошлин, выпавшие доходы включить в НДПИ – это даже более логично, согласен российский чиновник, но пока об отмене экспортных пошлин речь не идет. Для России это слишком чувствительный вопрос. Если облагать нефть по полной уже на внутреннем рынке, бензин, да и все товары, резко подорожают. От экспортной пошлины на нефть бюджет получил в 2008 году 1,8 трлн рублей. Отмена этой пошлины может только в страшном сне присниться – это пятая часть бюджета, на ней держится весь бюджетный процесс, говорит эксперт Экономической экспертной группы Александра Суслина.
Договариваться о таких сложных вопросах три государства так и не научились. Главный метод решения – отложить проблему. Таможенный союз – это только начало, подчеркивает представитель аппарата вице-премьера Шувалова. Конечная цель – единое экономическое пространство, предполагающее уже не просто свободное перемещение товаров, а координацию всей экономической политики.
ЭТАПЫ БОЛЬШОГО ПУТИ

Таможенный союз с ближайшими соседями Россия пытается создать уже почти 15 лет

1995–1999

В январе 1995 года руководители России, Казахстана и Белоруссии подписали соглашение о создании Таможенного союза. Летом того же года были сняты таможенные посты на границе России и Белоруссии, на российско-казахстанской границе введен упрощенный порядок таможенного контроля. В 1996 году к соглашению присоединилась Киргизия, в 1999-м – Таджикистан. Однако странам не удалось преодолеть разногласия по поводу тарифов и изъятий из режима свободной торговли, и, когда в 1999 году Киргизия самостоятельно вступила в ВТО, первый Таможенный союз де-факто развалился.

2000–2006

Таможенный союз был преобразован в Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭс) в составе тех же пяти участников, а статус наблюдателей получили Армения, Украина и Молдавия. ЕврАзЭс ставил задачи создать не только зону свободной торговли, но также общее финансовое, энергетическое и транспортное пространство и к 2008 году ввести единую евразийскую валюту. Странам-участникам удалось лишь частично согласовать тарифы и ограничения во взаимной торговле.

2006–2008

Летом 2006 года Межгосударственный совет ЕврАзЭс принимает решение о создании Таможенного союза на базе России, Белоруссии и Казахстана. Спустя год был принят трехлетний план действий. В январе 2008 года было подписано 9 соглашений, в том числе о проведении согласованной политики в области технического регулирования, санитарных и фитосанитарных мер. В условиях международной изоляции после Андижанских событий 2005 года к ЕврАзЭс присоединился Узбекистан, но в 2008-м вышел из союза.

2009

9 июня 2009 года премьер-министры Казахстана, России и Белоруссии договорились об ускорении процесса создания Таможенного союза. Тогда же было объявлено, что три страны будут вступать единым блоком в ВТО. Присоединиться к организации Россия и Белоруссия пытаются с 1995 года, Казахстан – с 1996-го. Впрочем, позже было решено, что каждый участник Таможенного союза продолжит переговоры с ВТО самостоятельно, но на единых условиях.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: