Мистерия внутренних дел

До настоящей реформы МВД еще далеко. Пока что от милиции хотят добиться, чтобы она слушалась указаний из центра, а не от местных начальников

Глава регионального МВД – ключевая фигура местной политической и деловой жизни. В 2004 году МВД Башкирии руководил лояльный президенту Рахимову Рафаил Диваев. Это он прославился жестокой зачисткой в Благовещенске, когда милиционеры избивали сотни человек. В 2008 году его сняли, и на его место пришел ставленник из Москвы – Игорь Алешин. Он сразу дал команду местному ГИБДД задерживать представителей местной власти, которые едут «под кирпич». Жертвами показательной порки стали несколько министров и один вице-премьер.
На этом неприятности башкирских бизнесменов и чиновников не закончились. На прошлой неделе депутаты Думы, представляющие Башкирию, написали письмо генпрокурору Юрию Чайке. Генпрокурор его еще не получил – депутаты хотят собрать под этим обращением как можно больше подписей.
Письмо есть в распоряжении Newsweek. Депутаты жалуются, что в последнее время «наблюдается устойчивая тенденция по усилению влияния… органов внутренних дел на деятельность как органов государственной власти республики, так и некоторых хозяйствующих субъектов с долей участия Республики Башкортостан». И конкретные примеры: обыски, проверки, изъятия документов. «Я корректно отказался подписывать, – говорит депутат Иршат Фахритдинов. – Во-первых, доволен работой Алешина. Во-вторых, почему мы, депутаты, должны вмешиваться?»
Благовещенск – это был, конечно, особый случай, сознательная акция устрашения: как говорят правозащитники, милиционеры мучили всех городских жителей без разбору. Но будни, как показал прошлый год, в целом у милиции примерно такие же. Скандальные новости о превышениях полномочий, об избиениях, пытках и убийствах шли и продолжают идти бесконечным потоком. Потом майор Евсюков расстрелял москвичей в супермаркете. Кремль уже не мог не реагировать, хотя на центральное телевидение была спущена установка не поднимать тему милиции.
В конце года Дмитрий Медведев объявил, что проведет в рядах МВД серьезные сокращения. Это начало масштабных преобразований, поясняли в Кремле. На самом деле преобразования уже идут и не сводятся к сокращениям. Их главная цель на сегодняшний день – вывести управления МВД из-под влияния местных властей и переподчинить их московскому центральному аппарату. Иными словами, заново выстроить милицейскую вертикаль.

МЕРТВЫЕ ДУШИ

Владимир, бывший столичный милиционер, сейчас подрабатывает таксистом. Он рассказывает, что после истории с Евсюковым его с коллегами заставили писать длинную расписку. Из нее он запомнил три пункта: не садиться за руль, выпив, соблюдать правила дорожного движения и не ссориться с женой. Милиционеров, говорит он, обязали ходить по домам своих коллег и опрашивать соседей – не раздаются ли из-за стены крики и звуки разбитой посуды.
Еще до Евсюкова в МВД разработали этический кодекс сотрудника. И им очень гордятся. «Над нами смеются, что длину юбки регламентировали, но я вам скажу: человек, обеспечивающий безопасность государства, не должен отвлекаться на коленки», – говорит сотрудник центрального аппарата МВД.
Сотрудников теперь регулярно проверяют, как они усвоили положения кодекса. Знают ли они, что из ювелирных украшений можно носить только обручальные кольца и что с задержанным нельзя говорить на блатном жаргоне? В ГУВД Москвы рассказывают, что теперь ежедневно приходят оперативки из ГИБДД на водителей-милиционеров, которых поймали в нетрезвом виде. «Раньше своих не трогали», – отмечает сотрудник одного из окружных подразделений.
А теперь еще сокращения. Сотрудники нервничают: сокращения – хороший повод для начальников избавиться от неугодных. Штаты раздуты, признаются милиционеры, у каждого зама по секретарше в звании лейтенанта. Но замминистра внутренних дел Александр Смирный говорит, что где-то перебор, а где-то рук не хватает и в целом некомплект в МВД составляет 4,6%. Даже больше – 10%, – говорит источник в центральном аппарате. Их и будут сокращать, говорит он, зачеркнут незаполненные позиции штатного расписания.
Можно сокращать мертвых душ. Эксперты говорят, что в любом подразделении в штате больше сотрудников, чем в реальности. На эти штатные единицы выделяется финансирование, которое обычно начальник кладет в карман. Схема простая, ведь милицейская корочка и выслуга лет много кому нужны, рассказывает руководитель информационного центра «Аналитика и безопасность» Руслан Мильченко: «Договариваешься с начальником – на работу не ходишь, а твою зарплату он забирает себе». На мертвых душах – в каждом округе их около пары сотен – можно заработать до $10 000 ежемесячной прибавки к жалованью.
Как только стало известно про сокращения, в МВД началось противодействие. Еще не объявлено о ликвидации управлений МВД на транспорте, а ветераны уже писали открытое письмо в Кремль. Это начальники подсуетились, рассказывает источник в столичном ГУВД, мол, если их сократить, будет бунт. Источник в Думе сомневается, что их теперь сократят.

ЗАРПЛАТА ИЗ МОСКВЫ

Объявляя о сокращениях, Дмитрий Медведев хотел отреагировать на общественное волнение и показать, что он что-то предпринимает. Но на самом деле перестройка милиции идет давно и не в связи с Евсюковым. Еще в 2006 году Владимир Путин подписал указ о переименовании региональных МВД, ГУВД и УВД. Они стали МВД, ГУВД и УВД «по субъектам Федерации». Путин поменял модальность: регион стал объектом работы МВД даже с точки зрения грамматики. Тем же указом руководителям региональной милиции запретили входить в состав правительства своих республик и областей.
Теперь, уже указом Медведева, финансирование общественной милиции переводится на федеральный уровень. Это вопрос политический. Кремль считает, что милиция на местах срослась с губернаторами и эту связь надо разорвать. Милиция должна получать указания из Москвы. Главная мишень этой централизации – влиятельные губернаторы.
Самым ярким примером этого до недавнего времени была Москва. Бывший глава ГУВД Москвы Владимир Пронин начал сокращать свой штат еще год назад – чтобы поднять жалованье остальным. На серьезную прибавку он не наскреб, рассказывает высокопоставленный сотрудник ГУВД Москвы, и тогда мэр Лужков отправился к премьеру Путину с докладом об успехах оптимизации и просьбой ввести для московской милиции особый статус – с доплатами за должность.
Путин Лужкову отказал. Потом был Евсюков, Пронина сняли. Пока прошлым летом искали человека на его место, московская милиция тормозила работу федеральных служб по ликвидации Черкизовского рынка, рассказывает источник в аппарате правительства. Так что надо было торопиться с заменой. Пронина заменили лояльным Кремлю «охотником за губернаторами» Владимиром Колокольцевым, Медведев объявил о реформе, и министр финансов Алексей Кудрин сказал, что центр найдет дополнительные 200 млрд рублей для финансирования милиции – за счет трансфертов регионам.
Местный руководитель МВД всегда на кого-то ориентируется – или на местную власть, или на федеральную, говорит один из депутатов. Он приводит в пример Екатеринбург, где милиция долго собирала компромат на губернатора Эдуарда Росселя: «Судя по его отставке, собрали достаточно».
Милицейские начальники тоже опасаются централизации – они не верят обещаниям Минфина и не хотят потерять в деньгах. На довольствии региональных бюджетов стоят все участковые инспектора, ГАИ, лицензионно-разрешительная система, управление потребрынка, патрульно-постовая служба, рассказывает собеседник в МВД. Региональные власти выделяют транспорт, жилье и участвуют в ремонте помещений. Москва строит за свой счет окружные УВД. Когда в Подмосковье повышали довольствие милиционерам, Лужков и Пронин тоже увеличивали надбавки – чтобы работавшие в столице подмосковные милиционеры не уезжали домой. Теперь это соревнование закончится.

РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ

Исход схватки за влияние над милицией между центром и регионами предрешен. И чем активнее Кремль будет выстраивать милицейскую вертикаль, тем острее будет борьба за то, кто уже в Москве будет контролировать – и саму вертикаль, и выведенные из МВД службы. МВД с его штатом более чем 1,3 млн человек – это гигантский ресурс. Министр Рашид Нургалиев вместе со многими другими высокими милицейскими чинами – выходец из ФСБ, и принято считать, что МВД сегодня зависит от решений, принимаемых на Лубянке.
ФСБ, к примеру, блокирует назначение начальников разных уровней, рассказывает информированный источник в правоохранительных кругах. Он приводит пример: замначальника УВД по экономическим преступлениям Московской области не могут согласовать уже четыре года. На каждого кандидата из ФСБ приходит характеристика: «То не в тот детский сад ходил, то с песочницей были проблемы, то одноклассники подкачали».
В МВД особенно нервничают из-за разговоров, что в ходе реформы министерство раздробят на отдельные структуры. «Освобождаться от несвойственных функций надо, мы этому рады, – говорит высокопоставленный сотрудник центрального аппарата, – но важно с водой не выплеснуть и ребенка». В МВД подозревают, что эти планы связаны с интересами конкретных чиновников и силовых ведомств.
Самая интересная интрига на сегодняшний день – выведут ГИБДД из МВД или нет. Чиновник из аппарата правительства говорит, что идею о выводе ГИБДД из состава МВД якобы лоббирует сам глава инспекции Владимир Кирьянов.
Влиятельные чины в ФСБ поддерживают эту идею, говорит близкий к Кремлю источник. У них якобы аргумент такой: сегодня МВД – слишком крупная структура, и всегда есть возможность не увольнять проштрафившегося сотрудника, а перевести его в другое ведомство внутри министерства. Получается порочный круг. В МВД возражают: если убрать ГИБДД из МВД, рухнет вся система реагирования. Многие преступления раскрываются при помощи дорожных патрулей, и эта координация исчезнет.
Идут разговоры и о выводе из МВД вневедомственной охраны и создании самостоятельного госпредприятия «Охрана». МВД опять против. Собеседник в центральном аппарате объясняет почему: «Люди готовы платить за милицейскую охрану больше, чем ЧОПам, а что такое будет государственный ЧОП? Ему не будут так доверять, как милиционерам». Логика в этом есть: у вневедомственной охраны пока есть все милицейские полномочия. В прошлом году ее сотрудники раскрыли 73 000 преступлений. На долю патрульно-постовой службы приходится не намного больше – 113 000. «На кого можно будет переложить эти 73 000?» – разводит руками собеседник в МВД.
Еще одна идея, которую пересказывает источник в правительстве, в том, чтобы забрать у МВД функцию борьбы с наркотиками, благо существует ФСКН. В МВД над этой идеей смеются: в любом случае сотрудники обязаны реагировать на преступления. При этом милиция и сегодня изымает больше наркотиков, чем ФСКН: 125 000 выявленных преступлений против 78 000 за январь-октябрь прошлого года, если верить официальной статистике МВД.
МВД, говорят в министерстве, готово реформироваться по схеме Министерства обороны: выводить за штат тыл, финансы, кадровые службы, секретариаты – избавляться от побочных функций. И таким образом, кстати, обеспечить требуемое президентом сокращение штата. Министерство готово передать врачам медвытрезвители – мол, это их дело. Но глава Минздрава Татьяна Голикова возражает: «В работе медвытрезвителей – маленькая доля медицины».

БОРЬБА ЗА СЛЕДСТВИЕ

Но все это пока только слухи и разговоры. А централизация – правда жизни. Не только финансирование милиции переходит на федеральный уровень. Будут упразднены окружные главки – милицейские полпредства, координирующие работу местных ГУВД. «Их создавали в 2000-х для того, чтобы развести ГУВД и губернаторов, – объясняет близкий к МВД источник. – Но главки так плотно срослись с местной властью, что на новом витке реформы приходится от них избавляться».
В Кремле дают понять: централизация – это промежуточный этап. Логика такая: сначала восстановить контроль, а потом уже спускать полномочия обратно вниз. Ассоциация юристов России во главе с начальником Счетной палаты Сергеем Степашиным раскрыла подробности: план в том, чтобы в конечном итоге разделить МВД на федеральную полицию и муниципальную милицию – ту, что поддерживает порядок на улицах, – а следственные функции передать отдельной структуре.
На самом деле этот план централизации вовсе не противоречит: когда и если он будет воплощен в жизнь, на места будут переданы несущественные полномочия – та самая охрана порядка, одна головная боль, – а ключевые рычаги, такие как функции следствия и возбуждения дел, останутся у центрального аппарата.
Но главная тревога сегодня для МВД – что у него заберут следствие. У кого право возбуждения дел – тот и сила. Проект создания единого следственного органа снова реанимирован, утверждают источники в Кремле, Белом доме и Думе. Его уже однажды пытались создать в ходе судебной реформы начала 2000-х, но тогда силовики реформу остановили. Теперь за право формировать новую структуру на базе своего ведомства конкурируют главы действующих следственных комитетов – Алексей Аничин из МВД и Александр Бастрыкин из Генпрокуратуры (СКП).
Вокруг следствия давно идет борьба. В конце прошлого года однокурснику премьера Путина Бастрыкину назначили заместителем однокурсницу президента Медведева Елену Леоненко. Заместителем другого однокурсника Путина, Аничина, президент назначил Татьяну Герасимову из главного следственного управления ГУВД по Петербургу. Близкий к следственному комитету источник рассказывает, что Герасимову сочли человеком Медведева и не дали ей работать – как он сказал, «вакуумизировали», заставив вести совещания и учебные курсы и практически отстранив от возбуждения уголовных дел. А в январе правила назначения главы СК МВД вообще изменились – прерогатива представления кандидатуры теперь принадлежит не министру, а премьеру. Таким образом, Путин четко дал всем понять, что силовики и особенно руководители следственных органов – по-прежнему его вотчина.
Источник в СКП подтверждает: идея обсуждается очень активно. Он объясняет: есть аргументы за и аргументы против. За: между силовыми ведомствами слишком много конфликтов, начальники ссорятся между собой и это отражается на работе нижестоящих звеньев. Против: несколько следственных органов – залог взаимного контроля, а он в сегодняшней России не лишний.
За примерами далеко ходить не надо. В конце прошлой недели за попытку вымогательства 1 млн рублей был арестован глава СУ УВД по Зеленоградскому административному округу Москвы Дмитрий Матвеев. Дело ведет СКП, причем даже не по Зеленограду, а по Замосковорецкому округу. В частности, для того, чтобы уберечь следствие от давления, а то в Зеленограде у Матвеева родственники и в прокуратуре, и в суде, и в уголовном розыске.
Виктор Ерин

январь 1992-го – июнь 1995 года

Будучи первым замминистра внутренних дел РСФСР, прославился как противник партийного руководства правоохранительными органами: в мае 1991 года вышел из КПСС, участвовал в подавлении августовского путча и арестах членов ГКЧП. Уже в ранге министра в 1993 году поддержал действия президента Ельцина в противостоянии с Верховным советом. Возможность усиления борьбы с преступностью видел в объединении органов внутренних дел и безопасности. Возглавлял министерство в условиях огромного недофинансирования, массового оттока кадров и одновременно роста бандитизма и организованной преступности. Разработал первую российскую программу борьбы с преступностью, создал ГУБОП. Был уволен президентом Ельциным после захвата заложников в Буденновске через полгода первой чеченской войны.

Февраль 1993 года: «Сейчас мы имеем дело с чрезвычайно сильной преступной агрессией, поэтому МВД России сегодня – “воюющее министерство” <…> Из милиции ушло 63 000 профессионалов, причем каждый пятый из них, по имеющимся у нас сведениям, перешел на сторону врага».

Анатолий Куликов

июль 1995-го – март 1998 года

Возглавлявший группировку внутренних войск на Северном Кавказе на рубеже 1980–1990-х, Куликов в 1992 году гасил осетино-ингушский конфликт. Став командующим ВВ России, через полтора месяца войны в Чечне возглавил Объединенную группировку федеральных сил. Сразу по назначении министром объявил о борьбе с коррупцией внутри МВД, отстроил систему внутренней безопасности. Его операция «Чистые руки» привела к разгону руководства ГУВД в Московской области и Петербурге. В 1996 году инициировал и получил назначение «вице-премьером по безопасности», подчинив также таможню и налоговую службу. Добился отставки генерала Лебедя с поста секретаря Совбеза, конфликтовал из-за таможни с вице-премьером Чубайсом, все чаще стал выступать с политическими заявлениями. Уволен вместе с кабинетом Черномырдина в 1998 году.

Октябрь 1995 года: «Нам нужно очиститься от прямых предателей, коррумпированных милиционеров и их покровителей. Более полутора тысяч сотрудников МВД уже преданы суду. Я бы назвал это началом операции “Чистые руки”. Предатели должны знать – пощады им не будет».

Сергей Степашин

апрель 1998-го – май 1999 года

Уволенный в 1995 году с поста директора ФСБ из-за захвата заложников в Буденновске, Степашин три года занимался юриспруденцией: сначала в аппарате правительства, затем на посту министра юстиции. В 1997 году выдвинул свой проект реформы правоохранительных органов и получил шанс его реализовать, возглавив МВД после отставки Куликова. Степашин стремился к демилитаризации ведомства, что предусматривало чистку кадров в центральном аппарате от военных, сокращение вдвое и перевод на контрактную основу внутренних войск, реформирование ГАИ, передачу системы исполнения наказаний из МВД в Минюст, а пожарных – в МЧС, возложение функций поддержания общественного порядка на местные власти. Объявлял облавы на гаишников-взяточников и наказывал милиционеров за грубость при разгоне демонстраций. Степашин возглавлял МВД лишь год: в мае 1999 года он пошел на повышение, став председателем правительства страны, впрочем, через три месяца уступил это место Владимиру Путину.

1999 год: «Залог успешного выполнения задач, стоящих перед системой МВД России, – профессионально подготовленные, преданные своему делу кадры. <…> Преступники в погонах – это не только наша боль, но и наш позор».

Владимир Рушайло

май 1999-го – март 2001 года

Авторитетный оперативник, создатель первого РУОПа, первый, кто начал борьбу с «таганскими» и «солнцевскими» в начале 1990-х, в 1996 году ушел из системы МВД, поскандалив с министром Куликовым, и был приглашен обратно министром Степашиным на должность замминистра – куратора управления по борьбе с оргпреступностью. С уходом Степашина Рушайло возглавил МВД и сразу же сменил руководство и команду следователей МВД. За год добился создания российского аналога ФБР – Федерального комитета криминальной милиции, но возглавил его в декабре 2000-го уже не человек Рушайло. Это стало первым признаком скорой отставки, причиной которой были сложности на Северном Кавказе, где после вторжения в Дагестан и серии взрывов жилых домов в российских городах внутренние войска вели контртеррористическую операцию. Свою роль в отставке Рушайло сыграли и публикации в прессе о его связях с олигархами.

Февраль 2001 года: «В нынешнем году спрос с руководящих работников в системе МВД повысится многократно. В противном случае нам не выполнить тех задач, которые перед нами стоят».

Борис Грызлов

март 2001-го – декабрь 2003 года

Политик, далекий от правоохранительных органов, руководитель думской фракции «Единство», стал первым гражданским министром внутренних дел. Путин тогда подчеркнул, что это было «политическое назначение» – президенту был нужен реформатор. Грызлов сразу же занялся новой реформой министерства. Был вычищен кадровый руководящий состав, из людей Рушайло остались единицы. «Вертикаль Рушайло» – система РУБОПов, независимая от региональных властей, и Федеральный комитет криминальной милиции – была упразднена как неэффективная и местами коррупционная. Вместо нее создавались единая служба криминальной милиции, во главе которой встал Рашид Нургалиев, и главки при федеральных округах. Был проведен показательный процесс против «оборотней в погонах». На этом Грызлов выполнил свою функцию и как лидер партии «Единая Россия», победившей на выборах, был отпущен возглавлять Госдуму.

Июнь 2003 года: «Следует помнить, что нет хуже врага, чем предатель в своих рядах. Оборотни в погонах наносят урон не только авторитету сотрудника органов внутренних дел, но и авторитету власти».

Рашид Нургалиев

март 2004 года – по настоящее время

Кадровый чекист, отслуживший в органах госбезопасности более 20 лет, в 2002 году был переведен в МВД на ключевой пост – руководить службой криминальной милиции. После ухода Грызлова с поста главы МВД президент Путин держал Нургалиева еще три месяца на испытательном сроке с приставкой и. о., но в итоге доверил министерство. В первый же год устояв на посту после трагедии в Беслане, Нургалиев возглавляет МВД дольше всех своих предшественников. В 2004–2005 годах Путин сменил также всех заместителей Нургалиева. Тогда же начались громкие дела о произволе в милиции – первым стал скандал в Благовещенске, где прокуратура насчитала полторы сотни избитых милиционерами граждан. 2009 год с делом Евсюкова и видеообращением Дымовского завершился указом президента Медведева о реформировании системы МВД.

Ноябрь 2009 года: «Мы здесь все равны, а гражданин – вдвойне, потому что в данной ситуации мы стоим на защите его прав и свобод. А если преступник в форме – его надо просто изолировать от общества».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: