Миротворец с пистолетом

Десять лет назад, в 1994 году, Нобелевский комитет объявил, что премию мира получит лидер Организации освобождения Палестины Ясир Арафат, известный своей борьбой с израильским населением. Находящийся в коме Арафат, смерти которого Израиль ждет с надеждой, а арабский мир со страхом, уже не раз доказывал, что он умеет проворачивать самые головоломные политические комбинации. Именно такая операция позволила политику-боевику получить Нобелевскую премию.

 

Ясир Арафат разделил свою премию с израильским премьер-министром Ицхаком Рабином и главой МИД Израиля Шимоном Пересом. Премия 1994 года до сегодняшнего дня остается, пожалуй, самой скандальной наградой, когда-либо присужденной Нобелевским комитетом.

Миру Арафат был в основном известен как главарь террористической организации ООП, которому по большому счету было не очень-то интересно, чья кровь льется ради достижения политических целей – еврейская или палестинская. К 1994 году в послужном списке Арафата числились: потопленное в крови восстание палестинцев в Иордании («черный сентябрь»), теракт на Олимпиаде в Мюнхене в 1972 году, убийство двух американских и одного бельгийского дипломатов в Судане в 1973-м, убийство посла США в Ливане в 1976-м, а также многочисленные угоны самолетов. По мнению представителей израильских и американских спецслужб, Арафат был прямо или косвенно причастен как минимум к десятку терактов против мирных граждан.

 

Слава героя

 

Однако про подмоченную репутацию лауреата вспоминали лишь израильские СМИ и сочувствующие Израилю граждане. Прагматичные журналисты и политики в основном критиковали выбор комитета за нелогичность. «Ирония этой ситуации очевидна всем. Они получили премию за мирные соглашения, которые еще не привели к миру», – написала 10 декабря 1994 года влиятельная американская газета The Boston Globe. «Это не награда за мир, это награда за надежду на мир», – высказывался тогда по этому поводу в газете The Financial Times известный писатель, политолог и публицист Дэвид Говориц.

В начале 1993 года в резиденции короля Норвегии Боррегаард под Осло начались секретные палестино-израильские переговоры. В результате длительных и тяжелых дебатов было подготовлено соглашение, получившее название «Декларация принципов». Документ определил условия предоставления автономии сектору Газа и Иерихону к декабрю 1993 года, после чего на Западном берегу вводилось ограниченное самоуправление на пятилетний переходный период. Предусматривалось, что за этот срок выборный палестинский государственный орган станет осуществлять властные функции в отношении постоянно проживающих там палестинцев, а порядок будет поддерживать вооруженная полиция ООП. Также предусматривались прекращение противостояния между ООП и Израилем и отказ палестинцев от планов уничтожения израильского государства. 13 сентября 1993 года эти мирные соглашения – «Декларация принципов» – были подписаны в Вашингтоне премьер-министром Израиля Ицхаком Рабином и главой ООП Ясиром Арафатом. Тогда же на газоне Белого дома и состоялось знаменитое рукопожатие Арафата и Рабина.

По официальной версии Нобелевского комитета, премия была вручена за «выдающийся политический поступок, который потребовал от обеих сторон истинного мужества».

«Подписав соглашения в Осло, Арафат, Перес и Рабин внесли неоценимый вклад в исторический процесс, который поможет принести мир и сотрудничество вместо ненависти и войны», – говорилось в официальном заявлении комитета. Нобелевский комитет оказался в сложном положении: его норвежским участникам очень хотелось дать господину Арафату премию, но сделать это можно было, лишь нарушив устав.

 

Игра в две руки

 

Чтобы получить Нобелевскую премию, нужно, во-первых, содействовать установлению прочного мира или заключить действующее мирное соглашение. Премия всегда давалась за действия, которые уже привели к миру в настоящем, а не обещали потенциально принести его в будущем. Во-вторых, комитет должен был внимательно изучить личность номинанта и установить, насколько он привержен делу мира и достоин высокой награды. Арафат не соответствовал ни одному из двух критериев. Тогда члены комитета решили избрать третий путь. А что если наградить политика авансом? Возможно ли с помощью международного признания и престижной премии стимулировать достаточно безнадежный мирный процесс?

Члены Нобелевского комитета ответили на эти вопросы положительно. При таком раскладе Арафат был не просто очевидным, а фактически единственным кандидатом. Одним из любимых приемов Арафата всегда была апелляция к мировому общественному мнению. Вооруженную борьбу, другими словами – террор, Арафат представлял как единственный способ обратить мировое внимание на проблемы палестино-израильских отношений. Впервые выступая перед Генеральной ассамблеей ООН в ноябре 1974 года, Арафат произнес свои знаменитые слова: «Сегодня я пришел к вам, держа в одной руке пистолет бойца за свободу, а в другой – оливковую ветвь мира. Не дайте оливковой ветви выпасть из моей руки».

Возможно, норвежские политики всерьез полагали, что награда за мир не даст Арафату уронить оливковую ветвь и он продолжит переговоры. Возможно, причина, побудившая здравомыслящих и адекватных людей дать премию за мир убийце и террористу, была совершенно иной. О ней журналистам рассказал один из бывших членов Нобелевского комитета. В день объявления лауреатов ряды комитета покинул один из его членов – Каре Кристиансен.

Согласно действующим правилам решение о награждении политика или общественного деятеля премией мира должно приниматься единогласно. Среди членов комитета был один недовольный – бывший глава Христианской народной партии Норвегии и министр энергетики и нефтяной промышленности Каре Кристиансен. Чтобы не ставить своих соратников в неудобное положение, Кристиансен принял решение добровольно выйти из состава комитета.

«Мне пришлось покинуть самый интересный комитет из всех, в которых я состоял в своей жизни, но я уверен, что вручение премии террористу Ясиру Арафату было непростительной с точки зрения морали ошибкой», – заявил тогда Кристиансен.

Подобный скандал запятнал репутацию премии впервые. К 1994 году Нобелевской премии было уже 93 года, и ни разу за это время ни один член комитета не покидал его при подобных обстоятельствах. Наверняка члены комитета не всегда соглашались друг с другом, но напоказ эти разногласия впервые выставил именно Кристиансен. Оказавшись перед телекамерами, Кристиансен рассказал, почему, по его мнению, Нобелевскому комитету так хотелось наградить двух израильских политиков и одного террориста.

Премия мира – единственная из всех – вручается не в Стокгольме, а в Осло. Лауреатов определяет специальная комиссия, в которую входят исключительно норвежцы. По мнению Кристиансена, именно тому факту, что палестино-израильские переговоры проходили в Осло, Арафат, Рабин и Перес и обязаны своей награде. Чувство нездорового патриотизма затмило разум членов комиссии, и другие кандидатуры даже не рассматривались.

Еще одну версию произошедшего озвучил совсем недавно известный американский политик и бывший мэр Нью-Йорка Рудольф Джуллиани. Выступая на съезде республиканской партии в Нью-Йорке, Руди заявил, что Нобелевский комитет дал премию Арафату, потому что иначе он «пригрозил их всех убить».

Непосредственно вручение премии прошло в условиях, близких к боевым. Мало того что решение комитета было встречено в штыки, так еще и сама церемония оказалась омрачена очередным столкновением израильских военных с палестинскими террористами. При попытке освободить захваченного палестинцами в заложники капрала армии обороны Израиля Нахшона Ваксмана погибли пять человек. Среди них были двое израильтян – заложник и боец спецназа – а также трое террористов.

 

Везунчик и неудачник

 

Практически сразу же после церемонии вручения премии в мире развернулась кампания за лишение Арафата этой высокой награды. Активисты призывали Нобелевский комитет «извиниться за оскорбление» памяти погибших от рук палестинских террористов людей и отобрать премию. Разумеется, ни о чем подобном никто в Норвегии и слышать не хотел. Члены комитета заняли глухую оборону и на все обвинения отвечали, что не жалеют о своем выборе и считают главу ООП достойным кандидатом. При этом подчеркивалось, что комитет не имеет права лишать лауреата уже присужденной награды.

Симптоматично, что вместо Арафата Нобелевский комитет обрушился с резкой критикой на Шимона Переса. Вся история стороннему наблюдателю напоминала плохой анекдот: в 2002 году члены комитета обвинили Переса в том, что он не выполнил своих нобелевских обещаний и запятнал безупречную репутацию премии. Члены комитета обвинили Переса в нарушении прав человека и потворстве оккупации палестинских территорий. «Я бы с удовольствием отобрала у него премию», – заявила член Нобелевского комитета Ханна Кванмо. К Ясиру Арафату претензий не было.

Особую пикантность этой ситуации придал глава Нобелевского комитета Гейр Лундестад. Он предположил, что если израильское правительство примет решение о физической ликвидации Ясира Арафата, а Шимон Перес не подаст в отставку, то получится, что один лауреат Нобелевской премии мира приказал убить другого лауреата Нобелевской премии мира.

Соглашения в Осло были подписаны при деятельном участии президента США Билла Клинтона. Хозяин Белого дома мечтал сам получить Нобелевскую премию мира и рассматривал вручение ее ближневосточной тройке как шаг на пути к осуществлению своей мечты. Однако именно лауреату премии мира Арафату в конечном итоге Клинтон обязан тем, что его с премией прокатили. После подписания «Декларации принципов» и появления палестинской администрации во главе с Ясиром Арафатом количество терактов в Израиле существенно выросло. Соглашения не только не принесли мира, но, наоборот, еще больше накалили обстановку в регионе.

В 2000 году Клинтон сделал свою последнюю попытку заставить израильтян и палестинцев подписать хоть какое-нибудь мирное соглашение – возможно, кроме других политических дивидендов он держал в уме и Нобелевскую премию. Однако переговоры в Кэмп-Дэвиде кончились полным провалом.

Когда Клинтон покидал пост президента, ему позвонил Ясир Арафат. Председатель палестинской администрации поблагодарил президента США за его усилия в деле достижения мира и заявил, что гордится знакомством с таким великим человеком.

«Господин председатель, я не великий человек. Я неудачник. Причем во многом именно благодаря вам», – грустно ответил Клинтон лауреату Нобелевской премии мира Ясиру Арафату.

 

Рейтинг
( Пока оценок нет )
webnewsite.ru / автор статьи
Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: